Турецкая иранская головоломка

автор RIATAZA
40 просмотры

Тот факт, что отношения между Турцией и США находятся в ужасно плохом состоянии, не означает, что они не могут ухудшиться еще больше. Речь идет о текущем споре из-за Ирана. Госсекретарь США Майк Помпео объявил на прошлой неделе, что Вашингтон прекращает 180-дневные отказы, позволяющие восьми странам импортировать нефть из Ирана, несмотря на санкции.

Со 2 мая любой, кто покупает нефть в Исламской Республике, рискует оказаться под санкциями США. Турция является одной из пострадавших стран, наряду с Китаем, Индией, Японией и Южной Кореей. Иран является ключевым поставщиком сырой нефти для турецкой экономики. В 2017 году это был крупнейший поставщик Турции с 11,5 млн. тонн из общего количества в 25,8 млн. тонн. Кроме того, на Иран приходится 20 процентов импорта природного газа в Турцию.

Действия США усиливают давление на Тегеран, но это плохие новости для турецкого руководства. Еще на прошлой неделе пресс-секретарь президента Ибрагим Калын настаивал, что Анкара ожидает продления отказа. Теперь это выглядит так, как будто Соединенные Штаты отклонили запросы Турции.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил: «Почему вы оказываете давление на другие страны? Примите свои собственные меры. Почему другие страны должны подчиняться вашим односторонним решениям?»

Турция также сопротивлялась предложениям США о том, что она может обратиться к Саудовской Аравии и Объединенным Арабским Эмиратам, чтобы компенсировать потерю иранского импорта. Учитывая напряженность в отношениях Турции с саудовцами в связи с убийством в октябре прошлого года саудовского журналиста Джамаля Хашогги в Стамбуле, предложение США с точки зрения Турции добавляет оскорбление к травме.

Чавушоглу отметил, что иранская нефть недешевая, добавив, что страны Персидского залива будут продавать свою нефть еще дороже. «Почему мы должны платить такую цену?» — спросил он в интервью государственному вещателю TRT.

Есть основания полагать, что если Турция сократит импорт нефти из Ирана, это будет иметь драматические последствия. Поставки иранской нефти в любом случае сокращаются. В июне-ноябре 2018 года, до того, как США объявили о санкциях, импорт сократился более чем вдвое — с 6500 до 2999 миллионов тонн. Ирак и Россия ослабли. Даже если поставки из Ирана возросли в последние месяцы, после того, как Турция получила 180-дневный отказ, Иран утратил свое прежнее лидерство и теперь является поставщиком номер три для Турции, а Ирак возглавляет список.

Другими словами, у Турции есть множество вариантов. Гораздо более серьезную озабоченность для Анкары вызывают рост цен на нефть, вызванный политической неопределенностью. В сочетании с обесценивающейся лирой они означают дополнительное бремя для и без того тяжелой экономики Турции.

На карту поставлена ​​Турция, в конечном счете, геополитика. Президент Реджеп Тайип Эрдоган не может позволить себе встать на сторону администрации Трампа против Ирана. Исламская Республика вместе с Россией превратилась из противника в ключевого партнера в управлении Сирией. Астанинский процесс — лучший способ Турции утвердить свое влияние в разоренной войной стране и сдержать сирийских курдов. Кроме того, Иран объединил усилия с Турцией, чтобы оказать давление на Региональное правительство Курдистана после референдума о независимости, состоявшегося в октябре 2017 года.

Хотя Соединенные Штаты стали основным союзником курдов в регионе, а Россия предпочитает наблюдение со стороны, Турция и Иран едины в своей поддержке статус-кво. Возвращаясь еще дальше назад, Анкара последовательно выбирала привлечение, а не сдерживание Ирана. Одно из них напоминает о неудачной попытке Турции и Бразилии в 2010 году выступить посредником в иранской ядерной проблеме или, более того, о разрушительной санкционной схеме с участием иранско-турецкого золототорговца Резы Зарраба и турецкого государственного Халкбанка. Турция и Иран, без сомнения, остаются соперниками, но в их отношениях есть нюансы.

Подстановочный знак в этом уравнении — Соединенные Штаты. Возможно, мы приближаемся к крушениям поездов в отношениях с Турцией из-за спора о покупке Турцией российских ракет ПВО С-400. Несмотря на то, что Эрдоган полагает, что он может исправить положение посредством личной сделки с Дональдом Трампом, есть несколько обнадеживающих признаков того, что компромисс находится в пределах досягаемости. В случае, если Турция не прекратит накалять обстановку по поводу Ирана и усилит свою риторику, у Конгресса и ястребов в администрации США появятся дополнительные аргументы относительно того, почему основной союзник по НАТО должен подпадать под санкции США.

Повествование об Эрдогане как о балансире между Соединенными Штатами и такими противниками, как Россия и Иран, но тем не менее не желающим разорвать связи с Западом, получит удар. Сами по себе отношения Анкары с Тегераном вряд ли разрушат американо-турецкие отношения. Но поддержка России и Ирана против США вполне может вывести напряженность на совершенно новый уровень.

Автор — Димитар Бечаев

Аhvalnews.com   —   Перевод Riataza.com

0 комментарий
0

Related Posts