«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Сирия и Иран объединились против Турции

Сирия и Иран объединились против Турции

Дамаск не прислушивается к советам Москвы и больше полагается на Тегеран

 Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

После недавнего визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Москву российские военные покидают северные территории провинции Алеппо в районе города Тель-Рифат, которые намерена оккупировать Анкара. Об этом сообщает Al-Masdar News. Является ли это следствием договоренности сторон, неизвестно. Но заметим, что еще неделю назад россияне проводили совместное с турецкими военными патрулирование в районе Тель-Рифата.

Дамаск категорически против того, чтобы вместо российских подразделений военной полиции территорию вокруг Тель-Рифата контролировали турки. Чуть более года назад Турция при негласной поддержке Москвы начала оккупацию курдского Африна, а войска Башара Асада, как и российские военные, в этот процесс не вмешивались. Сегодня ситуация иная. Дамаск, похоже, больше не прислушивается к советам Москвы и готов ответить на агрессию. И в этом вопросе он напрямую ведет диалог с Тегераном. Такая позиция во многом связана с потерями, которые понесла Сирия после безнаказанной оккупации Турцией кантона Африн.

Спустя год Африн, который помимо турок и арабов в основном населяли курды, армяне и друзы, превратился почти в монотурецкий анклав. Там действуют турецкие законы, и территорией управляют, как правило, турецкие граждане или их сирийские соотечественники. Но Эрдоган, судя по сообщениям турецких и арабских СМИ, намерен оккупировать территории вплоть до города Алеппо, а также Манбидж и всю северную часть сирийско-турецкой границы восточнее Евфрата на ширину до 35 км. Дамаск и Иран, естественно, против таких планов. А Москва, как и год назад, не проявляет в этом вопросе четкой позиции.

В то же время Al-Masdar News сообщает: «Несмотря на официальный уход России, Сирийская арабская армия отказалась покинуть город: вместо этого она усилила оборону вокруг Тель-Рифата и соседних с ним деревень. Иран также отверг требования Турции о выходе из преимущественно шиитских городов Аль-Захраа и Нубл в северной сельской местности провинции Алеппо». Отряды «Хезболлы» уже заявили, что будут защищать эти территории от возможной турецкой агрессии. Налицо конфликт интересов, который будет трудно разрешить только в интересах Дамаска и тем более Москвы.

Российское руководство объявляет о поддержке территориальной целостности Сирии, но, похоже, закрывает глаза на действия Турции, связанные с захватом ею территории Арабской Республики. Эти действия осуждают Дамаск и Тегеран. И говорить о едином подходе к решению сирийской проблемы в рамках Астанинского процесса не приходится. Более того, Москва не реагирует на бомбовые удары Израиля по территории Сирии. Последняя такая бомбежка была связана с явно провокационным пролетом израильских самолетов в глубину территории Сирии. При этом российские средства противовоздушной обороны на агрессию не реагировали, а сирийские ПВО оказались бессильными поразить самолеты противника.

После безнаказанных ударов израильских самолетов по Алеппо состоялся скоротечный визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву, во время которого состоялась передача в Израиль останков сержанта Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ), погибшего 37 лет назад в Ливане. Россия утверждала, что тело было найдено во взаимодействии с сирийским руководством. А сирийское государственное телевидение сообщило, что официальному Дамаску ничего не было известно о деятельности на территории страны «спецподразделений России», которые занимались поиском останков солдат ЦАХАЛ.

Все эти факты говорят об одном: Россия в Сирии преследует интересы, которые в некоторой степени расходятся с целями режима Асада и его главного союзника – Ирана. Подобное, естественно, не редкость в международных отношениях. Но возникают вопросы: каковы истинные цели присутствия России в Сирии и какова цена этого присутствия для экономики РФ, которая уже долгое время испытывает перманентный кризис?

Дамаск объявил о возможности освобождения Голанских высот военными способами. Но, думается, вряд ли Россия ввяжется в военный конфликт с Израилем, как это было во времена СССР. В то же время Иран, считающий Израиль своим главным врагом, такие планы Сирии поддерживает. И это лишний раз говорит о том, что проблема Сирии далека от решения, а участие России в ее разрешении потребует ресурсов и средств, объемы которых предугадать очень трудно. И, судя по всему, вряд ли успехи военно-технического сотрудничества РФ с Турцией компенсируют издержки Москвы на сирийскую кампанию, конца которой не видно.

Источник записи:http://www.ng.ru/world/2019-04-11/2_7555_syria.html

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 10

  1. Станислав Иванов

    Все так, но автор не делает упор на главное: Дамаск давно уже не является самостоятельным субъектом международного права. Поскольку иранские аятоллы выделяют ежегодно из бюджета ИРИ 8-10 млрд долларов США на содержание семьи Асада, его госаппарата, силовых структур, разместили свыше 80 тысяч боевиков шиитских иностранных сил в САР, то Тегеран и «заказывает музыку». Естественно, что и Эрдоган игнорирует Асада и с согласия Москвы проводит свои военно-карательные операции на северо-западе Сирии. США и их западные союзники тоже не считаются с Дамаском в принятии решений по своим действиям в САР. Страна распалась на три анклава (проиранский, протурецкий и проамериканский), режим Асада — импотент в политическом и военном отношении….

  2. Мураз Аджоев

    Достаточно откровенное интервью осведомлённого дипломата САР в определённой степени раскрывает реальное состояние двусторонних отношений между Москвой и Дамаском. Да, уровень координации между Сирией и Россией высокий, но при этом позиции стран могут «совпадать не на 100% и это нормально», заявил в интервью РИА Новости посол Сирии в Ливане Али Абдулкарим Али. «Мы понимаем политику России и ее стремление соблюдать определенный баланс, мы не навязываем абсолютное совпадение повесток и целей, однако считаем, что главный интерес РФ заключается в победе над терроризмом», — заявил посол САР, очевидно, намекая на то, что вопрос о территориальной целостности САР не входит в повестку «главного интереса РФ». Кроме того, как отметил сирийский посол, ситуация с возвращением останков израильского солдата остается «не полностью ясной», —
    «На мой взгляд, вопрос нужно было решать через координацию, взамен на что-то. Ничто не мешало израильтянам вернуть останки своего солдата, но нужно было это сделать в обмен на (освобождение – ред.) заключенных или какие-то (подвижки в – ред.) позициях, учитывая, что это наш враг, покушающийся на наши территории, а этот военный был убит там, где он не имел права находиться», — заявил посол. Нет уже никаких сомнений в том, что все глубоко вовлечённые в «урегулирование» Сирийского катастрофического кризиса внешние стороны (Во-первых, США и Израиль, во-вторых, Россия, а в третьих, Турция и ИРИ давно и активно готовятся к неизбежному разделу, а не восстановлению целостности искусственно созданной и полностью развалившейся и разложившейся САР. Та же участь постигнет катастрофически распавшийся Ирак, вероятнее всего, раньше, чем это произойдёт с САР. И если ИРИ сильно «мешает» и США, и России, то Турция по-разному «раздражает» и Вашингтон, и Москву.

  3. Валерий Емельянов

    Уважаемый, Станислав Михайлович, при всем уважении к Вашей горячей реакции в нынешней ситуации, должен заметить, что Сирия и Иран являются -таки субъектами международного права, поскольку Дамаск, хотя выведен из ЛАГ( это региональная организация), продолжает, как и Иран, оставаться субъектом международного права, входя в ООН.

    1. Мураз Аджоев

      Только Москва создавала для САР во главе с Б.Асадом «имидж» субъекта международного права. А Иранский режим лишь ухудшал этот «имидж», в том числе и особенно в сообществе арабских государств в лице ЛАГ. Да, Сирийский режим Асада — военный и политический «импотент», а вовсе не суверенная власть.

  4. Мураз Аджоев

    Глава МИД России Сергей Лавров, выступая на Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике, сказал, — «Мы работаем с американцами там, где это отвечает интересам и нашим, и Вашингтона. Возобновился, после долгих напоминаний, диалог по борьбе с терроризмом. Между военными активно, продуктивно функционирует механизм деконфликтинга в Сирии, идёт диалог по политическим аспектам сирийского урегулирования». Это важное заявление, отражающее, очевидно, некоторые позитивные сдвиги в отношениях между США и Россией по САР, уже указывающих на готовность Вашингтона и Москвы к выработке согласованных позиций по специфическим «военно-политическим аспектам сирийского урегулирования» на справедливой, законной, равноправной и взаимоприемлемой основе.

  5. Станислав Иванов

    Уважаемый коллега, Валерий Емельянов! При всей Вашей холодной реакции по ситуации в Сирии, должен заметить, что режим Асада станет полноправным субъектом международного права лишь после вывода из нее всех иностранных войск-интервентов (КСИР Ирана, боевиков «Хизбаллы», наемников-шиитов из Афганистана, Пакистана, Йемена, Ирака, ВС Турции, США, РФ, других стран). Наличие такого количества иностранных войск в суверенной стране и ее полная финансово-материальная зависимость от одной из стран региона (Ирана), а также изгнание более трети населения САР в лагеря беженцев в сопредельные и другие страны, ставит под сомнение суверенитет Дамаска. Надо признать, что это уродливое подобие бывшей САР и общепризнанная марионетка Тегерана. Иранские аятоллы рассматривают остатки Сирии как свой протекторат и пытаются добиться гегемонии в ней. Теперь уже не только США, Турция, Израиль мешают аятоллам в Сирии, но и Россия.

    1. Мураз Аджоев

      РФ пора поменять дипломатическую риторику, сделав её намного более объективной, а политику в САР — ясной, однозначной и реалистичной, в том числе с точки зрения интересов России на БВ.

  6. Мураз Аджоев

    Если Вашингтон и Москва знают, что в одностороннем порядке или совместными усилиями могут «по-партнёрски помочь» Эрдогану укротить его «султанские амбиции», то в случае с Иранским революционным режимом, очевидно, придётся применить очень жёсткую тактику принуждения шиитской ИРИ к отказу от своего неприемлемого «имперского» поведения на Ближнем Востоке, особенно в Сирии и Ираке. Вашингтон и Москва не позволят Иранскому режиму создать «шиитский пояс» -Иран, Ирак, Сирия, Ливан, и проложить «революционный путь» от Персидского залива (через Ирак и Сирию) до Средиземноморского побережья. Да, для «укрощения» президента-султана Эрдогана и «обуздания» революционного шиитского режима ИРИ, очевидно, что Вашингтон, Москва, а также Иерусалим признают и поддержат образование суверенно независимого государства Курдистан по итогам раздела САР и ИАР. Время «экспериментов» для воссоздания территориальной целостности этих двух уже явно
    и катастрофически развалившихся мнимых «государств» полностью исчерпано.

  7. Мураз Аджоев

    Дамаск, Багдад и Тегеран объявили, что планируют завершить проект «соединения железных дорог в единую сеть», чтобы «обеспечить Ирак и Иран доступом к морским портам Сирии». Разумеется, это заявление сделано исключительно в пропагандистских целях, ибо понятно, что ни о какой реально функционирующей «единой железнодорожной сети» Ирана, Ирака и Сирии не может быть и речи, по крайней мере, до тех пор, пока не завершится раздел САР и ИАР, пока не появятся новая Сирия, новый Ирак, суверенно независимый Курдистан и новая государственная власть в Иране. Даже это заявление может стать достаточным поводом для США, чтобы ввести довольно серьёзные санкции против Багдада, про-иранских шиитских политических, военных и религиозных сил, правящих в Ираке.

  8. Мураз Аджоев

    «Сегодня будут отправлены письма министрам иностранных дел всех стран об этих действиях (решении США о КСИР – ред.), которые предупредят их о последствиях беспрецедентных и опасных действий США, а также о необходимых позициях, которые они должны будут принять по этому поводу», — приводит заявление главы МИД ИРИ агентство IRNA. Письма также будут отправлены Генеральному секретарю и СБ ООН. В тексте этого по сути ультимативного сопроводительного «заявления-разъяснения» содержится открытая угроза «последствиями» всем тем странам, которые не примут «необходимую (про-иранскую) позицию». А это явно не понравится очень многим странам. Тегеран, конечно же, имеет в виду, прежде всего, государства, которые играют ключевые роли и в Сирийском, и в Иракском конфликтах, разумеется, включая и Россию. Посмотрим, какова будет дипломатическая и военно-политическая реакция РФ на это «предупреждение» из Тегерана, как Москва ответит на «иранскую революционную угрозу» в самой Сирии. Что заявит наше МИД ?

Комментирование закрыты.