«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Курдский институт в Вашингтоне: «Курдский вопрос, Эрдоган и ДПН в свете приближающихся муниципальных выборов в Турции

Курдский институт в Вашингтоне: «Курдский вопрос, Эрдоган и ДПН в свете приближающихся муниципальных выборов в Турции

31 марта этого года в Турции пройдут выборы в местные органы власти.

 Предстоящие выборы используются Эрдоганом в качестве еще одного повода, чтобы использовать силовые структуры Турции  в качестве инструмента борьбы против своих политических противников. Уже тысячи членов и сторонников  прокурдской  Демократической партии народов(ДПН) были задержаны или арестованs. Во время своих митингов и встреч со  сторонниками Эрдоган повторяет те же аргументы, что и на предыдущих выборах и называет курдов террористами, чтобы выиграть националистические голоса в дополнение к его более менее устоявшемуся исламистскому электорату.

 26 февраля Эрдоган  совершил нападку на курдский народ, отрицая существование Курдистана в Турции и призывая ДПН отправиться в северный Ирак, заявив, что «Курдистан там. Для вас нет места в этой стране». По иронии судьбы, Эрдоган не просто отрицает и выступает против существования Курдистана в границах Турции, он также открыто высказывается против существования Курдистана в Ираке, того самого государственного образование, на существование которого  он ссылался в прошлом месяце, нападая на ДПН. Несмотря на экономические выгоды, которые он получает от иракского Курдистана через контракты в энергетической сфере, Эрдоган, по сути,  разделил позициею Ирана во время курдского референдума о независимости в 2017 году, критикуя Масуда Барзани, который был тогда президентом Курдистанского региона Ирака и был одним из главных сторонников референдума. Кроме того, 21 января Эрдоган напал на сирийских курдов и поклялся не допустить второго «Северного Ирака» в Сирии. В Сирии военные вторжения Эрдогана и поддержка джихадистских групп, действующих вблизи курдских регионов, привели к военным преступлениям и сотням жертв среди мирного населения. С начала гражданской войны в Сирии в 2011 году Эрдоган вступил в союз с различными оппозиционными группировками Сирии, в том числе с рядом джихадистских групп и призвал к смене режима в Сирии, даже назвав сирийского диктатора Башара Асада, его бывшего друга, «террористом». Тем не менее, Эрдоган теперь хочет установить новое взаимопонимание  с Асадом, основанное на враждебности к курдам.

Экономические проблемы и выборы долгое время давали Эрдогану основания для начала новых войн и во время своих недавних выступлений он угрожал заменить курдских мэров назначенными «доверенными лицами», если они победят на выборах в конце  этого месяца. Эту тактику, он ранее использовал в 2016 году.

 На предстоящих выборах ДПН пытается вернуть то, что Эрдоган отнял у них силой. В то время как бывшие сопредседатели  партии остаются в тюрьме, а десятки курдских мэров были сняты со своих постов, нынешний сопредседатель ДПН Сезай Темелли требует от Эрдогана извинений за его реплики  в отношении курдского народа.

 На встрече в Вашингтонском курдском институте (WKI), представитель ДПН в США Гиран Озджан обсуждает предстоящие выборы в Турции и позицию своей партии по курдскому вопросу.

Как вы реагируете на утверждения  Эрдогана о том, что Курдистан находится только в Ираке, призывая  членов ДПН покинуть Турцию?

Озджан: Эта расистская риторика использовалась в Турции в течение последних 100 лет, с момента создания Республики. Уникальность  заключается в том, что сам Эрдоган был премьер-министром Турции, когда было признано существование Курдистана в Турции. Так же  Эрдоган в тое время, сослался на фразу  Мустафы Кемаля Ататюрка , назвавшего  восточную Турцию Курдистаном. И это было его «демократическое открытие». Кроме того, его призыв к курдскому населению попытаться решить курдский вопрос, в конечном итоге, привел к тому, что он сел  за стол переговоров с РПК в период между 2014 и 2015 годами в рамках так называемого мирного процесса.  Это уникальный для нашего времени разворот на 180 градусов в политике. Мы привыкли к расистской риторике, используемой турецкими правительством против курдов, но  теперь речь идет об Эрдогане. Он  был тем, кто фактически полностью изменил положение с курдами   и вступил в контакт с РПК,  а сейчас он работает над консолидацией сформированного им националистического электората, вместе  со своим союзом фашистской партией националистического движения (МХП). По  этой причине он использует  подобный язык вражды

Эрдоган также высказался  по поводу возможного смещения курдских мэров и выборных должностных лиц в этом регионе, даже если они победят на выборах. Что это говорит вам о выборах?

Озкан: Ну, он уже делал это раньше. На местных выборах 2014 года ДПН и союзная Партия  за Демократические регионы (DBP) вместе выиграли около 100 муниципалитетов. Однако после неудавшегося государственного переворота в 216 году Эрдоган получил дополнительные исполнительные полномочия, объявил чрезвычайное положение и принял постановление, подавившее всю оппозицию и заключил в тюрьму более 80 мэров, избранных от нашей партии, заменив их назначенными правительством доверенными лицами. Итак, он уже сделал это, он уже забрал муниципалитеты,  в которых мы победили демократическим путем. Таким образом, его угроза сделать то же самое сейчас перед предстоящими выборами – это угроза реальная и явная попытка надавить на избирателей, гарантируя себе, что они не пойдут на выборы. Тем не менее, мы можем сказать, что мы абсолютно непреклонны и  собираемся отыграть все эти муниципалитеты, независимо от того, что делает Эрдоган, даже если через час после наших побед он собирается снова заключить в тюрьму наших демократически избранных соратников -мэров и заменить их назначенными «доверенными лицами». Мы по-прежнему победим тех, кто вернется — мы стремимся служить тем гражданам, которые выбирают нас, несмотря на все трудности, для решения  проблем в качестве их представителей.

Каковы последние новости, касающиеся предвыборной кампании ДПН, реакции правительства и продолжающихся голодовок?

  Сейчас мы пытаемся провести агитацию за местные выборы, но  несколько наших кандидатов находятся в тюрьме. Сейчас в тюрьме около 6000 сторонников и членов ДПН. Таким образом, очень трудно провести кампанию, когда весь государственный аппарат открыто нацелен на наше подавление. Эрдоган называет нас террористической организацией каждый день. Он  предлагает нам покинуть страну.  В такой атмосфере очень сложно запустить эффективную кампанию. Что касается голодовки, считая наших законодателей и других, в тюрьме и в других местах голодовки насчитывается более 200 человек, требующих положить конец изоляции, навязанной курдскому лидеру Абдулле Оджалану. Цель состоит в том, чтобы  призвать к возобновлению сотрудничества с ним, чтобы найти решение курдской проблемы.

 Участвовала ли ДПН в попытке государственного переворота?  После нее Ваша партия и курды подверглись жестоким репрессиям.

 Однозначно нет. Но Эрдоган использовал эту попытку государственного переворота, чтобы  придать себе силы, необходимые ему для продолжения беспощадной кампании по подавлению демократической оппозиции, в  которой мы являемся самым влиятельным игроком. Мы считаем, что сегодня мы – главная оппозиционная сила Турции  и поэтому он видит в нас самую  значительную угрозу. Он использовал эту попытку переворота, чтобы узаконить свои репрессии против демократически избранных членов парламента, в том числе 9 депутатов от нашей партии, которые в настоящее время находятся в тюрьме, включая обоих наших бывших сопредседателей.

 Какой была позиция Вашей партии в момент переворота?

Мы против  любых переворотов. Это основной принцип, который никак не может быть изменен.

Какова была роль ДПН в мирном процессе и, возможно,  будет в каких-либо мирных переговорах в будущем между правительством и РПК?

Мы активно работаем над возобновлением мирного процесса, который, как мы считаем, спасет тысячи жизней. Мы считаем, что курдский вопрос является самой большой проблемой Турции.  Он  оказывает непосредственное влияние и на экономику, и на основные гражданские свободы. Как только Турция сможет преодолеть эту давнюю проблему, она сможет стать стабильной и успешной как в экономическом, так и в политическом плане. Вот почему ДПН действует так же, как и в прошлом мирном процессе, активной частью  которого мы были. Сейчас мы активно проводим политику, направленную на то, чтобы вернуть обе стороны за стол переговоров.

 Как вы думаете, текущая экономическая ситуация в Турции  как-то связана с  тем как Эрдоган и его союзники агитируют за выборы?

 Во-первых, ухудшение состояния экономики связано с тем, как Эрдоган политически управляет страной. Его подавление оппозиции представляет собой полное разрушение демократических институтов в стране. Это и его неуважение к верховенству закона — фактор, которые препятствует инвестициям в Турцию. Кроме того, его экономическое неэффективное управление сыграло большую роль. Однако, в первую очередь, его политическая практика  оказывает влияние на экономику.

Считаете ли вы, что после этих выборов Эрдоган мог бы вновь открыться курдам, учитывая, что он может не чувствовать необходимости собирать голоса националистов, поскольку на горизонте нет других приближающихся выборов?

Ну, мы знаем, что Эрдоган —  полностью сосредоточен на опросах,  демонстрирующих его рейтинги сколько голосов он собирается получить. Это то, что диктует отношение Эрдогана ко всему остальному. Таким образом, тот факт, что в течение следующих четырех лет после этих местных выборов не будет избирательных кампаний, дает нам возможность увидеть, что Эрдоган действительно может думать по определенным вопросам. Если вы посмотрите на него и его нынешний язык, надежды на будущее не так много. Но, зная, что он сфокусирован на опросах и выборах, тот факт, что выборов не будет в течение четырех лет, может дать ему возможность изменить некоторые  направления его политики.

Washington Kurdish Institute   Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи