Эксперт: Почему Турция надеется на помощь Ирака, Ирана и Сирии в противостоянии с РПК?

Эксперт: Почему Турция надеется на помощь Ирака, Ирана и Сирии в противостоянии с РПК?

В минувшее воскресенье в северном Ираке произошли столкновения между группой военизированных формирований езидов и подразделением иракской армии. Иракская армия утверждает, что силы Рабочей партии Курдистана (РПК) атаковали контрольно-пропускной пункт, что привело к гибели людей с обеих сторон. Этот серьезный инцидент в районе Синджар (Шангал), где террористическая организация ДАИШ (запрещена в РФ) совершила геноцид против представителей меньшинства езидов — вызовет обеспокоенность как фактор нестабильности, но он также является частью более крупной региональной попытки расправиться с группами, связанными с РПК.

6 марта Турция и Иран заявили, что планируют более тесно сотрудничать, в противостоянии РПК. «Даст Бог, мы проведем совместную операцию против РПК вместе с Ираном», — заявил министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу, сообщает курдское информагентство Rudaw. В то же время Ирак и Иран говорят о реализации соглашения 1975 года, целью которого является сокращение поддержки курдскими группами каждой страны друг друга. Турция также настаивает на том, чтобы Сирия присоединилась к соглашению в Адане 1998 года, которое потребовало бы от Дамаска действий по изгнанию РПК. Чтобы понять, почему эти исторические соглашения внезапно появляются в новостях, важно оглянуться на историю региона нескольких последних лет.

РПК является одной из ведущих групп, действующих среди курдов на Ближнем Востоке. Хотя она исторически был активной в первую очередь в Турции, у нее есть филиалы в Ираке, Сирии и Иране. Основанная в 1970-х годах, эта крайне левая группа вела долгую войну против Турции, в которой погибли тысячи людей. Турция ответила на это жесткими военными операциями. В конце концов, в 1990-х годах Турция также отправила войска в северный Ирак для поиска и уничтожения баз РПК. У РПК есть базы в горах Кандиль на севере Ирака, и Турция часто проводит против них рейды. Турция также пыталась помешать Сирии принять РПК в 1998 году по соглашению, которое привело к изгнанию лидера РПК Абдуллы Оджалана, который был схвачен в Кении в 1999 году.

Турция и РПК предприняли попытку прекращения огня в 2013 году. Это произошло на фоне растущей нестабильности в Ираке и Сирии. В Сирии подразделения народной защиты (YPG), связанные с РПК, стали ключевым игроком в восточной части Сирии и были главной движущей силой Сирийских демократических сил, которые помогли победить ДАИШ. YPG также контролировали Африн на северо-западе Сирии, в районе курдских гор на границе с Турцией. По ряду причин соглашение о прекращении огня было нарушено в 2015 году, и Турция решила, что будет вновь стремиться уничтожить РПК в Турции и в соседних странах. Последствием нарушения режима прекращения огня стал жестокий и трудный конфликт в курдских городах на востоке Турции в 2015 и 2016 годах. РПК потерпела поражение в Турции, и Анкара начала сажать в тюрьму членов Демократической партии народов (ДПН), левой турецкой партии, которую Анкара теперь обвиняет в связях с РПК. Были арестованы лидер ДПН Селахетдин Демирташ и ряд парламентариев от этой партии. Растущая централизация власти в Анкаре после попытки государственного переворота 2016 года означала одновременно большую гибкость в том, как Анкара использует вооруженные силы против РПК.

С тех пор Анкара провела две крупные военные операции в северной части Сирии, обе из которых были направлены на уменьшение мощи YPG. Ее операция в Джарабулусе якобы была направлена ​​против ДАИШ, но она также должна была призвана помешать YPG выйти за пределы города Манбидж и соединиться с Африном. Турция заявила, что не допустит «террористического коридора» вдоль своей границы. По той же причине Турция также начала операцию в Африне в 2018 году. Анкара предупредила США, что в конечном итоге Турция также будет стремиться вытеснить SDF и YPG из Манбиджа и других приграничных районов, где она требует контроля над создаваемой« зоной безопасности».

Эта турецкая политика связана с решением президента США Дональда Трампа о выводе военных из Сирии. США стремились сбалансировать свою тесную работу с SDF против ДАИШ, сказав Анкаре, что они также обеспокоены своей безопасностью. С этой целью США объявили о выплате 12 млн. долл за головы трех лидеров РПК осенью 2018 года. Но давление Турции не помешало США продолжить свою работу с SDF.

Тем временем Турция начала новые рейды в северный Ирак в апреле 2017 года, а также в августе и декабре 2018 года. Турция нанесла удар по районам в северном Ираке, где присутствуют езиды, присоединившиеся к подразделениям, связанным с РПК. Например, Зеки Шингали — лидер езидов, вернувшийся со встречи, посвященной геноциду езидов ДАИШ, — был убит в результате турецкого удара в августе 2018 года. Его обвиняли в том, что он был высокопоставленным функционером РПК.

Турция также потребовала, чтобы иракское правительство убрало РПК из Шангала. Это сложный вопрос, потому что именно YPG в 2014 году и бойцы РПК помогли остановить геноцид ДАИШ против езидов. Но с точки зрения Турции, Шангал — это «еще один Кандиль», и она хочет, чтобы правительство Ирака убрало РПК. В апреле 2018 года РПК утверждала, что покинула этот район.

С точки зрения Анкары, РПК могла процветать в 2015-2018 годах из-за нестабильности в регионе. Вот почему Турция обычно говорит, что борется с ДАИШ и РПК, пытаясь увязать их друг с другом, как процветавших в условиях нестабильности.

С прекращением конфликта против ДАИШ Турция решила, что она будет тесно сотрудничать со всеми своими соседями, чтобы уничтожить РПК. Это означает, что Анкара готова пойти на компромисс с сирийским режимом, против которого она ранее выступала. Турция поддержала сирийских повстанцев, теперь она сократила их поддержку, пытаясь перенаправить Свободную сирийскую армию на борьбу с YPG в Африне и Манбидже. Она хочет принять участие в восстании в Сирии для реализации своей собственной политики против РПК, и это оказалось успешным.

Турция также резко осудила референдум о независимости Курдистана в северном Ираке в сентябре 2017 года, хотя референдум был инициирован Демократической партией Курдистана (ДПК), которая исторически выступает против РПК и близка к Анкаре. Турция не хотела, чтобы региональное правительство Курдистана на севере Ирака стало более самостоятельным, а РПК продолжала иметь там свои базы.

За последние два года Турция расширила свои военные операции на севере Ирака. Она призвала Ирак контролировать Шангал и не допустить ухода отсюда в Сирию любых членов РПК .

Теперь Турция также хочет более тесно сотрудничать с Ираном, подталкивая Тегеран к проведению совместной операции. Иран столкнулся с собственной группой, связанной с РПК, под названием PJAK. PJAK проявляет осторожность в отношении начала любого вида мятежа в Иране, потому что партия понимает, насколько опасна ее ситуация. Но Турция, похоже, считает, что она может заставить Иран раздавить PJAK, в то же время заставляя Ирак использовать более активно действовать в Шангале. Столкновения здесь на этой неделе, возможно, были связаны с этой новой политикой.

Последней головоломкой для Анкары будет попытка найти способ уменьшить поддержку США SDF и победить SDF в восточной Сирии. Это также может означать более тесное сотрудничество с Россией, сирийским режимом и Ираном. Она хочет, чтобы Иран и Россия подталкивали сирийский режим к противостоянию РПК. В результате Россия успешно не включала какие-либо группы, связанные с РПК, во встречи, касающиеся Сирии, хотя приглашаются и другие сирийские оппозиционные группы. Она также надеется, что, если США выведут войска, можно будет договориться с сирийским режимом о проведении операции вдоль границы, аналогичной афринской, чтобы удалить YPG из пограничной зоны.

Это движущая сила турецкой политики в регионе, и это одна из причин, по которой Турция так тесно сотрудничает с Россией и Ираном. Хотя США стараются и впредь говорить Турции, что отношения США с SDF носят временный и рабочий характер, Турция знает, что США хотят остаться в восточной части Сирии. Например, когда в воскресенье прозвучали новости о том, что США могут сохранить 1000 военнослужащих в восточной части Сирии, председатель Объединенного комитета начальников штабов США Джозеф Данфорд написал в Твиттере, что США будут продолжать «проводить военное планирование с турецким генеральным штабом для решения проблем безопасности Турции, наравне с другими, на турецко-сирийской границе».

Последние четыре года политики Турции в регионе следует рассматривать в контексте решения Анкары уничтожить РПК раз и навсегда. Это началось с разгона парламента в 2015 году после того, как ДПН преуспела на парламентских выборах и после окончания прекращения огня. Это продолжалось в турецких наступлениях в Сирию, в значительной степени нацеленных на уменьшение власти YPG. Затем Турция начала связываться с Ираком по Шангалу, и Ираном по PJAK. На каждом этапе концепция заключается в том, чтобы окружить восточную Сирию близкими турецкими союзниками в иракском Шангале, в региональном правительстве Курдистана и в Иране. Затем, Турция полагает, что подавленные SDF будут вынуждены заключить сделку с сирийским режимом, США примут турецкое наступление. На этом, усилившееся за последние четыре года влияние РПК в восточной Сирии, через ее союзников и аффилированные группы прекратится, и РПК окажется в осаде потому что, что осталось от его сетей в Турции, Иране и Ираке будут разрушены. Именно этим руководствуется политика Анкары.

Сет Францман

JerusalemPost  —  Перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи