Эксперт: «Для курдов мало опираться только на симпатию к ним на Западе.»

автор RiaTAZA
33 просмотры

«Нужно выстраивать рабочие отношения  с региональными и международными политиками и структурами».

Визит в США высокопоставленного сирийского курдского политика г-жи  Ильхам Ахмед, возможно, не  убедил президента Дональда Трампа отменить свой план вывода войск из Сирии. Но это именно та публичная дипломатия, которой должны заниматься курды на Ближнем Востоке, если они хотят защитить свои интересы в  наше  время неопределенности и избежать вынужденной связки своей политической судьбы с интересами своих региональных противников.

Последнее решение Белого дома относительно Сирии о том что США будут «держать около 200 военнослужащих в этой  стране в течение некоторого времени», несомненно, является  коррекцией к лучшему первоначального призыва к немедленному выводу войск. Но, как и в случае со многими другими распоряжениями администрации Трампа, это может также оказаться  мtнее  ценным, чем бумага, на которой оно написано. В любом случае, консультации с высокопоставленными представителями правительства Турции, которые предшествовали заявлению Белого дома, означают, что опасения  курдских союзников Пентагона вряд ли будут развеяны.

Но опять же, это не только сирийские курды, чья судьба висит на волоске из-за разрушительных политических провалов Трампа. Курды Ирака, Турции и Ирана являются узниками географии: судьба обрекла их  на сосуществование с режимами, с которыми у них очень мало общего с точки зрения ценностей, норм, политической культуры и систем убеждений. Иракские курды волей-неволей  добились возможности жить, как они хотят,  давать  жить своим  соотечественникам  и недружелюбным соседям. Но все это досталось им небесплатно.

Например, региональное правительство Курдистана  оказывается в  незавидном  положении, когда ему приходится задерживать курдов, которые якобы напали на одну из десятков турецких объектов в Ираке в знак протеста против гибели мирных жителей в результате военных операций Турции. Слабое федеральное правительство в Багдаде не имеет ни воли, ни возможности защищать Курдистан от налетов турецких истребителей. Заслуженно заработанная репутация иракских курдов как одного из самых надежных партнеров Запада с 1980-х годов не является сдерживающим фактором против частых нападений со стороны одного из членов НАТО.

Безусловно, на Багдад и Эрбиль оказывается давление, чтобы сдержать протесты против нарушений Турцией суверенитета Ирака. Турция является крупнейшим торговым партнером полуавтономной области и важным экспортным маршрутом для иракской нефти, в то время как Ирак в целом был четвертым крупнейшим экспортным партнером Турции в 2017 году, по данным министерства иностранных дел. Ожидается, что объем торговли между двумя странами, большая часть которого осуществляется через Курдский регион, в ближайшие годы превысит отметку в 12 миллиардов долларов.

В то же время, между исламистским правительством Реджепа Тайипа Эрдогана и преимущественно светскими курдами на Ближнем Востоке  что-то не заметно большой любви. Военные Эрдогана и его  сирийские исламистские союзники  штурмовали  кантон Африн,  с преимущественно курдским населением, ровно год назад и это привело к перемещению тысяч людей, а также вызвало волну беззакония, грабежей и этнических чисток. Даже в гуще сражений между поддерживаемыми США Сирийскими демократическими силами (SDF) и группой Исламское государство (ДАИШ) Эрдоган жаждал нападения на  SDF, которые имеют идеологические связи с РПК Турции, лидер которой Абдулла Оджалан только что отметил свой 20-й год в турецкой тюрьме.

Правительство в Багдаде также является не самым большим другом курдов. Оно встроило поддерживаемое Ираном ведущее иракское шиитское ополчение в структуру органов государственной безопасности. Первоначально сформированное   на основе фетвы 2014 года, изданной духовным лидером иракских шиитов великим аятоллой Али ас- Систани  для защиты иракских городов, в частности Багдада, от  ДАИШ, «Хашд» стали полезным инструментом для Ирана для проецирования военной мощи вглубь этнически смешанных провинций Ирака. Согласно расследованию Thomson Reuters,  «Хашд» взяли под контроль процветающую торговлю металлоломом, извлеченным из бывших опорных пунктов  исламистов, и зарабатывают на этом миллионы долларов. Это  обвинение, правда, шиитские ополченцы опровергают,

Что касается Ирана, то цель сдерживания политических устремлений иракских курдов через своих союзников в этой стране  является логическим следствием его железно-кулачного подхода к требованиям своего собственного этнического курдского меньшинства  более широких культурных и политических прав. Сорок лет спустя после исламской революции Иран по-прежнему не успевает свести счеты с левыми курдскими диссидентами, нашедшими убежище в иракском Курдистане. В сентябре 2017 года Тегеран подтвердил свою враждебность по отношению к светским курдам на Ближнем Востоке, когда он тесно координировал свои действия с Анкарой и Багдадом, чтобы помешать попытке иракских курдов занять свое законное место на международной арене путем проведения референдума о независимости.

Оглядываясь назад, отметим, что именно  отсутствие продуманного ответа США на региональное давление в отношении иракских курдов после референдума стало причиной   событий октября 2017 года. С тех пор любопытная и активная  озабоченность Трампа выводом войск из Сирии усилила у курдов ощущение, что американские союзники используют их в качестве пешек, которыми можно пожертвовать на геополитической шахматной доске.  Г-жа Ахмед, сопредседатель Сирийского демократического совета (SDC), недавно напомнила в  собрании, организованное Центром курдского прогресса в британском парламенте в Лондоне: « В войне с ДАИШ мы отдали жизни  8 000 наших мучеников   и тысячи раненых».

На фоне усиливающейся нестабильности и предполагаемого предательства Запада у курдов нет иного выбора, кроме как составить последовательный стратегический план, временно сглаживая свои идеологические и тактические различия. С другой стороны, растущие угрозы, исходящие от напористых противников в сочетании с растущим беспорядком в западном лагере, должны  способствовать концентрации их интеллектуальных усилий. Региональное правительство Курдистана, в силу своего относительно более твердого  политического и экономического положения, должно взять на себя инициативу в формировании единой курдской позиции, если предположить, что оно способно  в первую очередь привлечь к сотрудничеству  капризных политиков региона.

Буря, вызванная решением Трампа о выводе войск из Сирии, продемонстрировала курдам теневые стороны  реакции зарубежных стран. В последние недели стало ясно, что уважение, которым курды пользуются  на Западе из-за жертв, которые они принесли в борьбе против авторитаризма партии Баас, религиозного фундаментализма и варварства ДАИШ, не знает  национальных границ. Но эта доброжелательность, от которой зависят курды, может атрофироваться, если они не построят прочные связи с западными политиками и внешнеполитическими учреждениями и органами  безопасности, а также с единомышленниками в структурах ближневосточных режимов.

Турне  Ахмед по США и Европе неофициально, хотя и с запозданием, дало  толчок усилиям убедить влиятельных американских и европейских политиков относиться  по иному к возглавляемым курдами СДФ.  Относиться не как к лицам без гражданства, которые могут быть  призваны на службу в случае необходимости, а затем оставлены на произвол судьбы, но, как незаменимым,  союзникам Запада. Другие курдские государственные деятели и политики должны перенять у нее эстафету и поддержать импульс новой  кампании публичной дипломатии.

Автор — Арнаб Нил Сенгупта — независимый журналист и комментатор по Ближнему Востоку.

Rudaw.net  Перевод  RiaTaza.com

0 комментарий
0

Related Posts