Турецкий эксперт: неприязнь Эрдогана к курдам является лично мотивированной

автор RiaTAZA
135 Просмотры

Курды Турции давно сталкиваются с притеснениями со стороны государства. Но они стали рассматриваться эрдогановским режимом как главное препятствие для  неограниченной власти турецкого лидера.

На фоне присоединения Турции к Европейскому суду по правам человека (ЕСПЧ) официальное признание Европейским союзом ее кандидатуры на полноправное членство в ЕС на саммите в Хельсинки в 1999 году дало надежду курдам, сосредоточенным на востоке и юго-востоке Турции, на то, что они скоро получить политические права, позволяющие им представлять свои регионы и стимулировать свою культуру и самобытность. Действительно, несмотря на продолжение обычного отрицания  Анкарой реального существования курдов, в первые годы руководства Реджепа Тайипа Эрдогана имело место некоторое смягчение его отношения к  ним. Тем не менее, особенно после всеобщих выборов в июне 2015 года, правительство Эрдогана вернулось к старому, подавляя курдов, заключая в тюрьму их законно избранных депутатов и членов  прокурдской Демократической партии народов (ДПН), в частности ее бывшего лидера Селахаттина Демирташа,  несмотря на требования ЕСПЧ о его освобождении.

Почему такой воинствующий антагонизм в отношении курдов вновь проявился как раз в то время, когда Турция была на грани достижения прочного мира с Рабочей партией Курдистана (РПК)? Частично причина в том, что Эрдоган маневрирует, чтобы восстановить популярность среди турецких избирателей перед местными выборами в марте. Осознавая чувствительность турецкого общества к таким понятиям, как «тюрклюку» («турецкость») и «девлет бекаши» (государственная безопасность), Эрдоган постоянно упирает на то, что ДПН и Демирташ являются террористами и предателями, обвиняя их в поддержке РПК. Создавая врагов, а затем распространяя опасения, что эти враги пытаются разрушить турецкое единство, он ранее добился значительной поддержки избирателей для продолжения своего «султаната», что позволило ему достичь своей  цели — укрепления суннитской, националистической партийно-государственной системы самодержавного милитаристского принуждения в турецкой политике. Он последовательно пытался достичь этого, касаясь самых чувствительных нервов турецкого электората – «Тюрклюка» и «девлет бекаши»..

Но это не единственная причина его жесткости и даже жестокости.  Действия Эрдогана могут быть полностью поняты только  том случае, если рассматривать их с точки зрения обиды и мести самодержца, где прямым объектом наказания является ДПН.

Эрдоган. Возмездие

Партия справедливости и развития Эрдогана (ПСР) побеждала  на выборах 2002, 2007 и 2011 годов, получая большинство мест в парламенте в течение 13 лет. Это позволило ему минимизировать влияние традиционных оппозиционных сил, в том числе военных и турецких правящих элит, «кемалистов» (последователей основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка). Чтобы укрепить свое видение республиканской Турции, Эрдоган стремится к абсолютному господству, а оно может быть достигнуто только  с помощью президентской, а не парламентской политической системы.

Но под лозунгом «Мы не позволим вам стать президентом», ДПН Демирташа почти удалось сорвать амбиции Эрдогана на всеобщих выборах в июне 2015 года, когда он потерял свое парламентское большинство. Хотя партия Эрдогана была успешной на всех недавних выборах, он не забыл своих самых ненавистных и страшных противников — ДПН и ее курдских избирателей, которые так близко подошли к подрыву его автократического правления. И ДПН не только сыграла ключевую роль в этом отношении, но и выступила против него во внутренней политике (особенно в отношении курдского вопроса), а также и его опасной и неосуществимой внешней политики(в отношении Сирии, например). Эрдоган принял все это на свой личный счет, поэтому и члены ДПН и сочувствующие страдают от последствий своей деятельности.

Поскольку ДПН получила 13,2% голосов в 2015 году, став третьей по численности в турецком парламенте, Эрдоган решил, что не следует рисковать и ждать, когда лидер прокурдской партии  вновь бросит ему вызов на президентских выборах в июне 2018 года. В ноябре 2016 года его правительство заключило в тюрьму Демирташа, которому «светило»  тюремное заключение на срок до 142 лет,  по обвинению его в связях с РПК.

Голосование курдов против руководства Эрдогана привело к кошмару для их региона. Хотя нет прямых доказательств того, что насилие со стороны государства там в течение последних нескольких лет произошло в результате роста курдских голосов, поданных  за, нельзя считать совпадением тот факт, что жестокость турецкого правительства в курдском регионе в массовом порядке возросла, так как избиратели там выбрали партию ДПН. Мстительность Эрдогана была безграничной, когда турецкое государство под предлогом борьбы с РПК напало на курдские города и поселки в 2015 году, и тысячи людей были убиты, перемещены, подвергнуты бомбардировке, а их дома сожжены. Как сказала Сирри Сурейя Ондер, бывший член парламента от ДПН, в своем выступлении на Наврозе в 2016 году в Диярбакыре, центре курдского региона, «курды боятся идти в свои дома» (Ондер сейчас находится в тюрьме). Кроме того, правительство Эрдогана при поддержке своей правой  союзницы Турецкой националистической партии (МХП) отстранило курдских мэров от своих постов, большинство из которых были заключены в тюрьму, и послало на эти посты им на замену назначенных государственных чиновников, гарантируя, тем самым что курды даже не  будут представлены в своих местных органах власти.

Наказание курдов и ДПН

Заключение Демирташа во всем мире стало признанным символом того, как Эрдоган нападает на оппозиционных курдов в Турции. Один из шести кандидатов в президенты, Демирташ руководил своей кампанией из  камеры в тюрьме строгого режима в Эдирне (западная Турция), далеко от своего родного региона. Таким образом, это была очень ограниченная кампания, в основном с помощью  твитов и заявлений, переданных на волю через адвокатов..

Несмотря на все это и пропаганду Эрдогана против него, Демирташ добился достойного результата, снова заняв третье место на президентских выборах, а на связанных с ним парламентских выборах его партия получила 11,67 процента голосов, преодолев 10-процентный барьер. Но как только Эрдоган стал президентом в июне 2018 года, он издал директиву, согласно которой — под предлогом предполагаемой связи с РПК — многие депутаты и члены ДПН, а также избиратели были заключены в тюрьму, в то время как другие были вынуждены искать убежища за границей.

В ноябре, когда ЕСПЧ (договор о котором подписала и Турция) установил, что судебные власти продлили срок содержания Демирташа под стражей по причинам, которые нельзя считать достаточными для оправдания его продолжительности, Эрдоган просто заявил, что его решения не имеют обязательной силы: «Мы сделаем ответный шаг и завершим работу». Турецкий суд выполнил волю Эрдогана и посадил Демирташа на четыре года и восемь месяцев.

Несомненно, что нападение на ДПН поможет укрепить позиции Эрдогана на мартовских местных выборах. Но наступление на ДПН — это гораздо больше, чем  просто консолидация голосов. Это –  личное возмездие Эрдогана и наказание  ДПН и курдов в целом за то, что они выступили против его мечты об абсолютной власти. Такой , который, однако, популярен в Турции, главным образом из-за высокой чувствительности к понятиям «Тюрклюк» и «девлет бекаши».

 Джемал Озкахраман – турецкий исследователь, в настоящее время стажер Кембриджского университета.

Social Europe  перевод   RiaTaza.com

Related Posts