Почему курды участвуют в диалоге с Дамаском и принимают посредничество России?

Почему курды участвуют в диалоге с Дамаском и принимают посредничество России?

«Почему курды участвуют в диалоге с Дамаском и принимают посредничество России?»: интервью главы Сирийского демократического совета (Tev-Dem, SDC) Алдара Халила.

Как развивается в последнее время, ведущийся при российском посредничестве диалог с сирийским режимом?

Контакты с Россией продолжаются в рамках подготовки к диалогу с Дамаском, который еще не начался. Я хотел бы объяснить, что тот факт, что Россия не принимала непосредственного участия в качестве гаранта, была одной из причин, которые привели к срыву инициативы диалога с режимом, который SDC начал в прошлом году. На этот раз основное внимание уделяется тому, что россияне принимают непосредственное участие в диалоге. В Москве с русскими проводились встречи для того, чтобы попросить их нажать на Дамаск, для обсуждения путей решения проблемы. Заявление Трампа о выводе американских войск из Сирии выдвинуло на первый план тему диалога с режимом. Мы [должностные лица из SDC и автономной администрации] обсудили имеющиеся у нас варианты, в результате чего возобновление встреч с Дамаском было воспринято как один из вариантов .

Каковы ключевые пункты повестки дня переговоров с режимом? По каким вопросам вы отказываетесь торговаться?

Я не могу сейчас говорить об этом, учитывая, что диалог еще не начался. Тем не менее, мы [SDC и автономная администрация] в основном едины, когда речь заходит об общих принципах. Мы не стремимся к разделению Сирии и подтверждаем неделимость ее территории. Кроме того, мы приняли плюралистический проект, в который включены все этнические компоненты региона на основе модели автономных администраций. Это будет означать, что Сирия будет состоять из автономных областей, которые управляют самими собой, при условии, что они координируют свои действия с Дамаском. Кроме того, нет проблем с признанием сирийской армии национальной армией, которая будет присутствовать вдоль сирийской границы, включая наши регионы. Кроме того, у нас нет проблем с сохранением сирийского флага, как это происходит ныне. Мы признаем любой флаг, который признают Организация Объединенных Наций и сирийцы. Мы также согласны с превращением формирований, связанных с автономной администрацией, в силы внутренней безопасности в наших регионах, если ранее упомянутой национальной сирийской армии будет поручено отражать внешние атаки. Есть, конечно, много других вопросов, которые будут затронуты в диалоге.

Какую альтернативу вы бы выбрали в случае провала переговоров?

Диалог обязательно будет успешным, даже если это займет много времени. Возможно, режим будет слишком негибким и будет настаивать на возвращении Сирии к статус-кво до 2011 года. И все же режим и все понимают, что его настойчивое стремление не достичь никакого решения означало бы, что Сирия сталкивается с более опасными и сложными конфликтами. Это не угроза, а скорее анализ, потому что в отсутствие разрешения нерешенных вопросов ситуация будет перенаправлена ​​в более опасную сферу насилия.

Источники, близкие к автономной администрации, сообщили, что режим косвенно ответил на список требований, полученных от русских, и что ответ был таков: «Либо вы передадите регионы силам режима, либо турецкая армия войдет в область к востоку от Евфрата, таким образом, повторяя тот же сценарий, что и в Африне». Что вы думаете об этом?

То, о чем вы только что сказали, не было официальным ответом со стороны режима. Скорее, это ближе к анализу позиции Дамаска, учитывая его безответственность с инициативами по решению проблем, существовавших до сих пор. Тем не менее, ущерб стране не будет ограничен курдами в случае турецкого преступления в наших регионах. Это затронет всех сирийцев, а также единство Сирии и стабильность в регионе. Турция порождает раздоры, конфликты и радикальную исламскую идеологию, куда бы она ни пришла; появляются ДАИШ и Джабхат ан-Нусра (террористические организации, запрещены в РФ) и это может привести к разделению Сирии и возрождению «исламского государства». Американцы, европейцы и россияне должны быть готовы сделать все, чтобы этого никогда не произошло, потому что любая дальнейшая роль, которую Турция может взять на себя, приведет к крупным катастрофам.

Россия должна стать посредником в переговорах между SDC и режимом Асада. Тем не менее, учитывая утверждения о том, что именно Москва способствовала вступлению Турции в Африн в начале 2018 года. Не боитесь ли вы, что Москва не будет придерживаться нейтральной позиции?

Россия не облегчила атаку на Африн. Скорее, она просто согласилась с Турцией по этому вопросу; была частью подготовки этой операции, ведь у этих стран есть общий оперативный штаб в Газиантепе. В то время мы, SDC и автономная администрация говорили, что впервые в истории государство НАТО договаривается с Россией по какому-то конкретному военному вопросу, а именно, об Африне. Тем не менее, мы не можем обойти главную роль и способность России влиять на принятие решений и результаты в Сирии. С одной сторон находится Россия, а с другой — Соединенные Штаты и возглавляемая ими коалиция. Мы делаем все возможное, чтобы использовать в своих интересах эту реальность и общаемся с лицами, принимающими решения с обеих сторон, чтобы избежать сценария, аналогичного афринскому. Учитывая ее влиятельную роль, мы хотим, чтобы Россия выступала в качестве нейтрального гаранта, а не силы, стоящей на стороне режима. Если в таких диалогах есть русские гарантии, мы можем только принять их и действовать соответственно. Воздержание от выполнения обещаний запятнало бы репутацию России. Мы действительно надеемся на честность, в том, что связано с Москвой, а не с нами. Но наши страхи не помешают нам принимать ее обещания и действовать соответственно, когда она выступает в качестве гаранта.

Как вы отвечаете на призыв советника по национальной безопасности США Джона Болтона к курдским союзникам воздерживаться от обращения за защитой к России и правительству Асада?

Сирия сейчас является полем битвы третьей мировой войны. Существует конфликт между Соединенными Штатами и возглавляемой США коалицией, с одной стороны, и Россией, Турцией и Ираном, с другой. Каждая из сторон стремится выиграть битву. Соединенные Штаты и Россия знают, что мы являемся влиятельной силой на местах и ​​что любой наш шаг может нарушить баланс сил. Исходя из этого, для россиян и американцев вполне нормально иметь опасения на этот счет. Г-н Болтон и официальные лица США стремятся к тому, чтобы баланс был в их пользу. К сожалению, они отворачиваются от того факта, что есть проблемы, которые необходимо решить, такие как причины других проблем курдов, проблему демократии в северной Сирии. Бесполезно продолжать просто наблюдать за происходящим.

Курдские военные командиры восприняли вывод США как удар в спину. Обнадеживает ли новая позиция США? Можете ли вы рассчитывать на это, особенно после того, как делегация SDC посетила Вашингтон?

Делегация SDC все еще находится в Вашингтоне, и я не могу ответить на этот вопрос от их имени. Тем не менее, хотя официальных разговоров об этом не было, можно спросить, могут ли Соединенные Штаты попросить нас не достигать соглашения с русскими и сирийским режимом в то время, когда они не подготовили своих альтернативных предложений. Мы не можем полагаться на такое видение, которое воздерживается от альтернатив.

После объявления о выводе США, какая-либо из стран в возглавляемой США коалиции обещала или гарантировала, что поддержит вас?

Есть много стран, заявляющих, что наше дело справедливое, и что они на нашей стороне. Например, у Франции позитивные и обнадеживающие позиции. Аналогичным образом, некоторые арабские и европейские страны высказали одинаковые позитивные позиции. Но все зависит от способности этих стран убедить других поддержать их в том, что они намерены делать.

Какая судьба ожидает пленников в ваших тюрьмах?

Это сложный и опасный вопрос, требующий детального рассмотрения. Тысячи боевиков ДАИШ находятся в тюрьмах автономной администрации, и никто не может предвидеть, что произойдет. Хаос в сфере безопасности в этих тюрьмах может произойти в случае наступления на регион, что может привести к катастрофическим последствиям.

Почему вы выступили против создания «зоны безопасности» в северной и восточной Сирии под турецкой опекой? Какая альтернатива?

Я хотел бы подчеркнуть, что действие с участием Турции должно обязательно привести к распространению терроризма. Изначально нам нужна «зона безопасности» только, если существует линия, отделяющая нас от Турции. Силы ООН — аналогично ВС ООН в Ливане — могут быть развернуты на линии разъединения. Таким образом мы сможем защитить себя от турецких угроз.

Ожидаете ли вы, что недавняя террористическая атака в Манбидже ускорит уход США из Сирии? По вашему мнению, какая партия стояла за этим?

Взрывы произошли в очень критическое время, и я считаю, что ответственность несут зарубежные страны. Однако возникает вопрос, какая из сторон приказала ДАИШ осуществлять такие атаки, и является ли ДАИШ тем, кто их проводит, или же существуют другие силы, которые осуществляют такие атаки под прикрытием ДАИШ. Наши подозрения направлены на Турцию, потому что турецкая разведка имеет контакты и связана с различными террористическими организациями в регионе. Мы ожидаем, что взрывы станут простым инструментом давления на Соединенные Штаты и возглавляемую США коалицию для удовлетворения некоторых требований Турции. Соответствующим службам безопасности в регионе еще предстоит определить, кто стоит за этими бомбардировками, и обнародовать результаты своего расследования. Мое мнение основано только на анализе и доступной информации.

Al-Monitor Перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Этот так называемый «Сирийский демократический совет» и его апочистское руководство должны понести всю полноту ответственности за ужасные последствия их деструктивной, преступной политики и идеологии в Западном Курдистане, в том числе за все страдания и жертвы афринцев, за арабизацию и туркменизацию провинции и города Африн.

Комментирование закрыты.