«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Аналитики: Борьба Турции против РПК в Сирии и Ираке может легитимизировать ее в качестве защитника курдов

Аналитики: Борьба Турции против РПК в Сирии и Ираке может легитимизировать ее в качестве защитника курдов

В январе этого года произошли два примечательных события, которые потенциально могут повлиять на трансграничные операции Турции против YPG в Сирии и Рабочей партии Курдистана (РПК) в Иракском Курдистане.

Во время визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Москву 23 января президент России Владимир Путин предложил Турции возобновить действие Аданского  соглашения  1998 года с Сирией. В соответствии с ним турецкие войска могут при определенных обстоятельствах преследовать бойцов РПК на 5 км вглубь Сирии. Эрдоган сказал, что ему понравилась идея.

Путин, вероятно, выступал за Адану в качестве альтернативы предложенной 32-километровой «буферной» зоне, ранее обсуждаемой Эрдоганом и президентом США Дональдом Трампом.

Но министерство иностранных дел Сирии заявило, что Сирия будет приветствовать возобновленное соглашение  в Адане, «только если  турецкий режим соблюдает соглашение и прекращает поддержку, финансирование, вооружение и подготовку террористов и когда он выведет свои вооруженные силы с оккупированных ими сирийских территорий».

В марте прошлого года Турция захватила северо-западный сирийский район Африн у сиро-курдской YPG. За год до этого,  турецкие войска завершили еще одну операцию по вытеснению сил ДАИШ (запрещена в России) из пограничного района и расширили свое присутствие в провинции Идлиб, где они поддерживают последний крупный район, удерживаемый повстанцами, все еще выступающими  против президента Сирии Башара Асада.

Аналитики сомневаются, что соглашение в Адане может послужить основой для турецкого наступления на северо-восток Сирии, находящейся под контролем YPG, области, которую курды называют Рожава. Турция рассматривает YPG как сирийское оружие РПК, которое борется за самоуправление на преимущественно курдском юго-востоке Турции с 1984 года.

«Турция вторглась в Африн и поддерживает контролируемый повстанцами регион Идлиб своими собственными войсками, и все это было сделано безотносительно к соглашению в Адане, поэтому на самом деле Турции не нужно заключать какие-либо соглашения, если она хочет войти в Рожаву», — сказала Ализа  Маркус, аналитик и автор по курдским вопросам.

«Соглашение в Адане, по-видимому, не дает Турции права фактически захватывать и удерживать территорию, поэтому оно здесь даже не применимо, —  продолжает она.  — Наконец, соглашение должно регулярно ратифицироваться и обновляться обеими сторонами. Нет никаких признаков того, что в настоящее время Сирия считает соглашение, которое было в последний раз ратифицировано в 2011 году, все еще действующим».

Бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якыш заявил, что вопрос об Адане не является проблемой.

«Если бы турецкая и сирийская стороны имели политическую волю к сотрудничеству, им не нужно было бы оживлять Адану, — сказал Якиш. Они могли бы сделать это вне ее рамок».

«Проблема для Турции в том, что она все еще использует риторику против Асада в качестве предлога, чтобы не сотрудничать с Дамаском», — сказал он. А Асад не меньше против сотрудничества с Турцией. Так что, похоже, перед нами замкнутый круг. Это психологический фон проблемы».

Но с учетом того, что Асад надеется выиграть гражданскую войну, Турции, возможно, придется адаптировать свою политику.

«Ссылка Путина на Аданское соглашение была нацелена на то, чтобы предложить выход  Турции из того запутанного состояния, в котором она оказалась», — добавил Якиш.

Мустафа Гурбуз,  приглашенный сотрудник в Арабском центре в Вашингтоне, сказал, что соглашение в Адане не применимо к текущим обстоятельствам.

«Во-первых, соглашение по Адане было основано на совместных военных операциях, а не на односторонних трансграничных действиях, и Дамаск не одобрит создание безопасных зон турецкими военными», — сказал Гурбуз.  Во-вторых, предварительное условие режима Асада для восстановления соглашения в Адане – уход Турции с сирийских территорий, является полной противоположностью тому, что Турция хочет».

Якиш сказал, что Турция неоднократно подтверждала свою приверженность территориальной целостности Сирии и подчеркивала, что она не желает какой-либо части страны.

«Анкара станет более убедительной, если дополнит это обязательство, объявив о стратегии выхода из Сирии», — сказал он. — Другими словами, информировать международное сообщество, когда Турция посчитает, что ее миссия в Сирии будет считаться выполненной … Если турецкие войска останутся на сирийской земле в течение длительного периода, они могут подвергнуться войне на истощение».

Действия Турции против РПК в иракском Курдистане также оказались в фокусе внимания 26 января, когда, поистине беспрецедентным шагом, разгневанные курдские протестующие атаковали одну из двух десятков баз турецкой армии в провинции Дохук. Они протестовали против убийства шести гражданских лиц на прошлой неделе в результате воздушных ударов Турции. В ходе инцидента двое безоружных демонстрантов были убиты, а базы подожжены.

В течение многих лет турецкие военно-воздушные силы наносили воздушные удары по предполагаемым целям РПК в горах иракского Курдистана, а также предприняли ряд наземных вторжений.

У Турции были соглашения с Ираком,  заключенные во времена Саддама Хусейна , которые позволили ей преследовать бойцов РПК за границей.

«В 1978 году Турция и Ирак заключили секретную сделку, которая позволила им пройти до девяти миль на территорию друг друга, чтобы преследовать курдские группы», — сказал Джоэл Винг, автор блога «Musings on  Iraq.  — В 1984 году две страны заключили еще одно соглашение, которое позволило каждой стране пройти 18 миль по территории другой, чтобы сражаться с группами РПК».

Винг считает, что Турция теперь имеет до 20 баз в Ираке и каждую неделю бомбит цели РПК в северном Ираке. Хотя Турция регулярно начинает вторжения в Ирак против РПК, реакция иракского центрального правительства и регионального правительства Курдистана была глухой.

Ализа Маркус добавила, что, хотя Турция имела право преследования по горячим следам в Ирак, она не включала в себя право удерживать войска в стране.

По ее мнению, протесты в Дохуке и давление со стороны иракских курдских властей и правительства Багдада могут привести к тому, что Турция ограничит свои действия в ближайшем будущем, но нет никаких оснований полагать, что Турция прекратит свою воздушную кампанию против баз РПК в иракском Курдистане.

А Мустафа Гурбуз сказал, что инцидент в Дохуке является примером того, как курдский гнев в связи с действиями Турции может быть использован РПК.

«Самая большая опасность состоит в том, что стремление турецких военных устранить РПК в Сирии и Ираке может непреднамеренно легитимизировать ее в качестве защитника курдов, что может иметь эффект бумеранга в курдском юго-восточном регионе Турции».

Паул Илдон (Paul Iddon)

Ahval      Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи