«Некоторые боятся сильного Курдистана.

Но сила Курдистана – в его народе,

в его лидерах»

Премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди

Турецкий журналист: Почему курдская стратегия Турции остается неэффективной?

Турецкий журналист: Почему курдская стратегия Турции остается неэффективной?

В течение последнего десятилетия Турция проводила стратегию типа  «вырви зуб» против курдов, с помощью которой  она стремилась развалить курдские группировки и выдавить сопротивляющихся в соседние Сирию и Ирак.  Анкара    поставила на эту  же стратегию за пределами своей границы, особенно в северной части сирийского региона Африн. Основываясь на таком подходе, Анкара стремится «зачистить» все северо-восточные сирийские территории, удерживаемые «подразделениями защиты народа» или YPG. Тем не менее, эта стратегия «вырви зуб» бесполезна, и лагерь беженцев в Махмуре в Ираке, созданный турецкими курдами, изгнанными из своих родных деревень более двух десятилетий назад,  является примером его бесполезности.

13 декабря, на следующий день после того, как президент Реджеп Тайип Эрдоган объявил о планах военной операции к востоку от Евфрата в Сирии, турецкие самолеты нанесли удар по  Шангалу и Махмуру в Ираке. По  мнению  Анкары, Рабочая партия Курдистана (РПК), считающаяся террористической организацией  в Турции и в большей  части международного сообщества — использует лагерь  в Махмуре  как свою базу. Представители Демократической партии Курдистана, ведущей  политической силы в иракском Курдистане, отметили, что правила ООН требуют, чтобы в лагере не скрывались вооруженные боевики.

Лагерь  в Махмуре необычный. Обсуждать его связи с РПК бессмысленно, поскольку его жители — это семьи, потерявшие детей, воюющих в рядах РПК. Вооруженные подразделения заняли позиции в целях самообороны в этом районе, чтобы защитить жителей от  исламистов из ДАИШ.  Этот лагерь, по сути, демонстрирует провал политики Турции в сфере безопасности.

В  нем, расположенном на склоне Карачохских гор, проживает более 12 000 курдов. Как он образовался, есть длинная и трагическая история, которая началась в 90-х годах, когда Турция опустошила и подожгла 4000 курдских деревень в рамках военной кампании по «искоренению» РПК.

История Сакира Тонга, 37-летнего жителя лагеря, является более или менее историей самого лагеря. В интервью Al-Monitor, отец шестерых детей, который зарабатывает на жизнь строителем в Эрбиле и Сулеймании, рассказал о том, как его семья покинула свою деревню в 1993 году и пересекла границу с Ираком.

Тонг родился в 1981 году в юго-восточной Турции, в маленькой деревне Исикверен, по курдски именующейся Биле, расположенной в двух шагах от Улудере и иракской границы. В начале 90-х годов турецкое правительство усилило свои внесудебные расправы над  членами РПК и ее сторонниками в регионе. В то время  РПК совершила налет на военную заставу в соседней деревне Тасделен, что ознаменовало начало жестокого  подавления со стороны власти, рассказывает Тонг.

Турецкое правительство  считает всех местных жителей террористами-, продолжает он. Дорога к Улудере  закрыта уже год.  Все необходимое мы получаем  из Захо [в иракском Курдистане]. Деревни обстреливались почти каждую ночь. Мы не могли спать, людей убивали. Раз в неделю они окружали нашу деревню и искали  бойцов [РПК] в наших домах».

 На жителей деревни, по словам Тонга, давили, чтобы они присоединились к местному  вооруженному ополчению, поддерживающему армию против РПК. «Они  держали людей на снегу,  пытая их и требуя выбора между горами и государством» — рассказывает наш собеседник.  Когда жители деревни отказались присоединиться к ополчению,  турецкие солдаты говорили: «Тогда уходите».

В деревне было 75 домашних хозяйств, и все они, кроме семи или восьми, бежали в сентябре 1993 года. Биле был первой деревней, которая была  полностью опустошена,  а другие деревни постигла та же участь в следующем году, рассказал Тонг.

По  его словам, жители деревни отправились в Заху через границу, где для них при поддержке ООН были созданы два лагеря. Он  также рассказал, что  до мая 1998 года было еще четыре волны беженцев, поселившихся в лагере  возле Махмура, города в 62 милях к югу от Эрбиля.

Расположение лагеря в Махмуре  не случайно. Турция не хотела размещения  беженцев возле границы, полагая, что они будут содействовать РПК. Демократическая партия Курдистана также рассматривала беженцев как  принадлежащих к  РПК. Затем беженцы двинулись на юг, в сторону Махмура,  находящегося вне границ иракского Курдистана, но все еще в  пределах «бесполетной зоны»,  установленной  США, и  защищавшей курдов от  налетов авиации Саддама Хусейна. Одним словом, это  место было «буферной зоной». За управление лагерем отвечал Верховный комиссар ООН по делам беженцев, который уже предоставил  группе курдов статус беженца. Обеспечение лагеря шло так же в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие». В 2011 году эта  помощь была сокращена, а в 2013 году прекращена. Правительство Ирака начало ежемесячно отправлять в лагерь запасы муки, но после проведения референдума о независимости Ирака в Курдистане в 2017 году эта помощь сократилась до поставок раз в три- четыре месяца. Помимо этого, благотворительные организации продолжают снабжать беженцев продовольствием и топливом.

Жители лагеря,  напоминающего тюрьму, создали комитеты для решения  своих  проблем. Таким образом, «демократическое самоуправление», пропагандируемое курдским движением, было впервые осуществлено здесь, довольно спонтанно и в  суровых условиях. Лагерь управляется следующими органами: местная администрация, избранная народным собранием. Народные собрания избирают каждые два года совет из трех членов, а также исполнительный орган.  Другими словами, Махмур стал пилотной схемой демократического самоуправления еще до усилий в Рожаве в Сирии.

Согласно информации Al-Monitor, полученной от администрации Махмура, около 3000  детей, находящихся в лагере, посещают четыре детских сада, пять начальных школ, среднюю школу и  полную среднюю школу, построенную ООН. Их  аттестаты   признаются Министерством образования Ирака. В учебной программе используются турецкие учебники, а добровольцы из лагеря служат учителями. Те, кто хотят получить высшее образование, поступают в университеты в Эрбиле, Сулеймании и Дахуке. Выпускники медицинских училищ  работают в больнице лагеря, заменяя врачей, назначенных Багдадом. Имамы двух мечетей тоже из жителей  лагеря.

Лагерь Махмур оказался в центре внимания, когда Анкара выразила желание начать мирные переговоры с курдами. В знак поддержки мирного процесса группа из 34 человек, в том числе члены РПК из гор Кандиль и жители лагеря Махмур, в октябре 2009 года вернулись в Турцию из Ирака. Этот жест,  скоординированный с Анкарой, имел неприятные последствия: семь членов группы были в конечном итоге отправлены в тюрьму по обвинению в принадлежности к РПК. Инцидент показал, насколько рискованным может быть возвращение домой, даже  если Анкара дала ему «зеленый свет».

Среди жителей лагеря только около 20 пожилых людей имеют турецкие паспорта. Им удалось обновить свои удостоверения личности во время поездок в Турцию до того, как мирный процесс потерпел крах в 2015 году. Без паспорта ряд бюрократических и юридических процедур становится невозможным для жителей лагеря. Жители лагеря получили трехлетний вид на жительство от иракского правительства в 2013 году, но эти  документы до сих пор еще не обновлены. Многие работают на стройках в Курдистане, другие занимаются разведением скота.

Что касается вопроса  о боевиках в лагере, то РПК действительно  послала бойцов из Кандиля, чтобы помочь спасти лагерь после того, как он был захвачен  ДАИШ вместе с городом Махмур в августе 2014 года. За освобождением лагеря последовало создание  ополчения из 300 человек, и  занятие РПК  оборонительных позиций на горном перевале. ООН, которая закрыла свой офис на въезде в лагерь в 2014 году, теперь находится под давлением Анкары, требующей закрытия лагеря, поскольку, по ее мнению, в нем обосновались террористы..

По словам Тонга, авиаудар Турции 13 декабря ударил по сельскохозяйственным угодьям, прилегающим к домам, убив 14-летнюю девочку и трех женщин, в том числе женщину в возрасте 70 лет. «Около 75% жителей лагеря составляют женщины и дети, — говорит Тонг. — Все люди здесь являются родственниками.  Они испытывают сильную боль и гнев ». Он добавил, что военные чиновники прибыли в Махмур, для оценки ущерба. «Они пообещали защиту и ушли, — сказал он. —  А чиновники ООН приходят через день и говорят, что вновь откроют офис. Все возмущены тем, что ООН ничего не делает».

По словам Тонга, «боевики РПК  пришли в 2014 году, но они ушли в 2016 году. Жители лагеря в настоящее время своими силами   обеспечивают безопасность. Этим занимаются мужчины в возрасте от 18 до 60 лет , а также бездетные женщины».

 Это все связано с  постоянным опасением, что террористы могут вернуться. «ДАИШ по-прежнему активна в районе Гани Хазали, в 3 километрах от лагеря», —  рассказывает Тонг.

Силы США время от времени бомбят цели ДАИШ. В 2016 году  исламисты снова напали, убив двух человек. Угроза Даиша не  ушла в прошлое.

 А лагерь Махмур является отражением провальной курдской политики Анкары. Продолжая атаки на  курдские районы  севера Сирии, Анкара зайдет еще в один тупик.

Автор- Фехим Таштекин, турецкий журналист и эксперт по внешней политике Турции.

Al-Monitor     Перевод RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Aza Avdali

    Ещё один эксперт. Ещё один такой незамысловатый анализ якобы провальной турецкой стратегии против курдов. Нет никакого провала, но нет и значимых побед. Пока машина, сложнейший механизм, в котором верхушка РПК исступленно служит тем, кто их создал с абсолютно прозрачной целью обрушить курдскую настойчивость сохранить свою идентичность, своё мировоззрение и свои права, а также свою очевидную целеустремлённость в вопросах образования, бизнеса, культуры, просвещения, не просто буксует, она разваливается на глазах. И это факт. Вот этот журналист говорит о неэффективности турецкой политики и ни слова о том, что же по его такому «авторитетному» мнению следует делать. Совершенно очевидно, что парень симпатизирует этому альянсу, но ему куда как проще не нарушить сложившуюся по вине этой РПК и с благословения определённых сил из неких структур Турции шизофреническую картину относительно огромного пласта курдского населения севера Курдистана, волею многих исторических обстоятельств, добавим сюда и вину самих курдов, не способствовавших когда-то выходу из этого «турецкого мелового круга» . Трагический «эпический театр» для курдов пока продолжается благодаря этой РПК и действо этого представления поддерживается, но уже не так рьяно властью турецкой, бандой пещер Кандиля, хотя и они выдохлись и поистрепались и одичали, ну и ищущими свой навар всякими далеко не второстепенными игроками. Не пытаюсь , да и не хочу делать неких глобальных обобщений, всего лишь хочу сказать, что этот изрядно поднадоевший дискурс о значении и некой особой для курдов роли РПК пусть медленно, но накрывается даже не медным тазом, а презрением ко всему этому всё более прозревающими курдами. Курдский мир живёт в ожидании важнейших событий, которые произойдут всенепременно. Не на Севере, нет, в Южном Курдистане. И возможно, в Западном Курдистане, но это уж как карта ляжет. Давайте будем реалистами.

Комментирование закрыты.