«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Дэвид Романо: Турецкое государство и курды – «две вещи несовместимы» с 1923 года

Дэвид Романо: Турецкое государство и курды – «две вещи несовместимы» с 1923 года

На этой неделе на транслировавшейся по телевидению встрече с высшим генералитетом турецкой армии, президент Турции Эрдоган заявил, что «продолжают утверждать, что [YPG] не являются террористом; что SDF состоит не из курдов, а из арабов. Мы хорошо знаем арабов, но мы знаем и курдов-террористов». Учитывая то, что несколько лет его правительство настаивало на том, что оно борется с «террористами» РПК и родственных ей организаций, а не с курдами, этот комментарий вызвал много удивлении. Г-н  Эрдоган быстро попытался исправить положение, сказав: «Нет необходимости проводить различия  между нами и нашими курдскими братьями. Но если среди наших курдских братьев есть террористы,  мы сделаем все, что необходимо для борьбы с ними». Затем он продолжил угрожать вторжением в курдские районы северной Сирии.

Однако г-н Эрдоган продолжает говорить. Турецкий президент никогда, насколько мне  известно, даже случайно не упоминал «арабских террористов» или «мусульман-террористов». Напротив, он постоянно выступал против привычки некоторых западных лидеров использовать такие термины, как «исламские террористы», «мусульмане-террористы» или «исламистский терроризм». В то же время, когда он и его правительство заявляют, что РПК даже не курдская партия, мы с удивлением слышим, как многие официальные лица Турции говорят о «курдском терроризме».

И так же, как он делал еще  до вторжения в Африн, Эрдоган утверждает, что большая часть северной Сирии — не курдская, а арабская: «Хотя 80 процентов региона принадлежит арабам, там правят террористические группировки. Мы будем делать то, что должны, — сказал он, добавив, что Турция поможет «законным владельцам [района] жить в мире». Предположительно, он чувствует, что точно так же, как в оккупированном Турцией Африне, где как недавно признался министр сельского хозяйства Турции в конфискации более 600 тонн урожая оливок, районах Кобане и Джазира на севере Сирии «незаконно заселены курдами».

Если американцы согласятся с угрозой вторжения Турции в эти районы, во многом подобно тому, как Россия согласилась с вторжением в Африн, мы можем поэтому ожидать достаточного количества этнических чисток со стороны Турции и ее арабских и туркменских союзников. При таком дискурсе уловка о том, что турки воюют  не против курдов, даже не обманет и ребенка. Современная Турция за всю свою историю на самом деле вела только одну войну, которая была не против курдов, — вторжение на Кипр в 1974 году, которое должно было защитить киприотов-турок от греков и в ней участвовало  большое количество курдских солдат-срочников. Любые другие крупные военные операции в истории Турции — подавление восстания шейха Саида 1925 года, подавление  Араратского восстания 1930 года, кампания геноцида против алевитских курдских повстанцев в Дерсиме в 1937-38 годах, внутренняя война против РПК с 1984 года и более недавние военные вторжения в Ирак и Сирию —  все они, фактически, были войнами против курдов.

Поэтому, когда турецкие лидеры, такие как Эрдоган, говорят: «Мы хорошо знаем арабов, но мы знаем и курдов-террористов», они имеют в виду это. Турки, арабы и персы имеют более чем столетнюю историю взгляда на курдов как на «опасных чужаков». Негативные стереотипы о курдах — такие как бандиты, мятежники, реакционеры, головорезы, нецивилизованные дикари, а теперь и террористы, являются  «эндемичными», турецкими, и туркам трудно от них отказаться. Такие стереотипы остаются важными для оправдания бесконечных военных кампаний, необходимых для покорения турецких курдов, которые, похоже,  слишком заинтересованы в том, чтобы их язык, культура и представители постоянно подвергались запрету. Такие официально поощряемые стереотипы помогают обвинять в отсталости курдских регионов жертвы, а не правящие режимы, которые эксплуатируют свой народ,  перекрывают реки , чтобы затопить исторические места, жгут леса, чтобы лишить партизан укрытия  и даже изменяют   имена курдов на  турецкие.

Когда такой посторонний наблюдатель, как ваш покорный слуга колумнист, указывает на эти вещи, сторонники Анкары обвиняют его в «попытке разжигания разногласий между турецкими и курдскими братьями». Все еще страдая от своего «Севрского комплекса» ( Севрским договором после Первой мировой войны предусматривалось создание независимого Курдистана, однако под давлением Турции это предложение не было реализовано) эти защитники репрессий игнорируют тот факт, что для сеяния разногласий и вражды не нужно никого постороннего. Последовательные сменяющие  режимы в Анкаре остаются вполне способными сделать все это самостоятельно.

 До 2014 года Турция была на короткое время готова заключить мир с РПК и даже стать защитником курдов в Сирии и Ираке. Другие страны, поддерживали мирный процесс, а американские курдологи, такие как Майкл Гантер («Из ниоткуда: курды Сирии в мире и войне»), писали о том, что Турция может выступать в роли «старшего брата» для  курдов Сирии.

Это шанс на будущее оказался провальным, когда правительство г-на Эрдогана предпочло поддержать джихадистов в Сирии, практически обрадовавшись тому, что Кобане подвергся нападению со стороны ДАИШ в 2014 году, прямо на границе с Турцией. Когда отказ от помощи Кобане стоил партии г-на Эрдогана  голосов на выборах в июне 2015 года, он ответил, возобновив войну против РПК и в конечном итоге вторгшись в Сирию. Сформировав коалиционное правительство с яростно  турецко- националистической, крайне правой Партией национальных действий (ПНД), г-н Эрдоган обнаружил, что гораздо проще просто вернуться к разговору о «террористах-курдах», чем относиться к курдам как к «братьям».

Поэтому неудивительно, что из-за местных выборов, которые должны состояться в Турции через несколько месяцев, правящим партиям нужна еще одна война против их любимого врага, чтобы вызвать эффект «сплочения вокруг действующего лидера». Вот так «курды-террористы» вытесняют практически все остальное  в панораме официальной турецкой политики.

Дэвид Романо      ИА Rudaw       Перевод     RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи