Санкции США породили кризис для иранских курдов

Санкции США  породили кризис для иранских курдов

Экономический спад и жестокие правительственные репрессии поставили народ Рожалата в опасное положение.

Из четырех стран, между которыми разделен Курдистан, регион Иранского Курдистана, менее всего находится в фокусе западного внимания. Рожава (Сирийский Курдистан) хорошо известен среди левых  своим продолжающимся социальным экспериментом  радикальной демократии, и наряду с иракским Курдистаном им прессе периодически уделяется внимание, в значительной степени из-за их критической важности для будущего Ближнего Востока. Иранский Курдистан (Рожалат  или Восточный Курдистан на курдском языке), напротив, привлекает сравнительно небольшое внимание  даже внутрикурдских СМИ.

Как и другие курдские регионы, Рожалат невероятно разнообразен, это своего рода плавильный тигель с богатой этнической, религиозной и языковой разницей. Иранские курды, которых насчитывается около 12 миллионов, живут среди ассирийцев, азербайджанцев, арабов-суннитов и персов-шиитов. Их требование, как и в Турции, касается не независимости и государственности, а какой-то формы самоопределения, что, вероятно, будет выражено через автономную курдскую конфедерацию. Любое будущее курдское образование в Рожалате, вероятно, будет функционировать в соответствии с принципами демократического конфедерализма , апробированными в Рожаве, поскольку курды там, в отличие от соседнего иракского Курдистана, имеют долгую и легендарную историю левого политического движения и представлены множеством левых партий. (На самом деле ведущие курдские партии восточного Курдистана тяготеют именно к иракскому Курдистану).

В последние годы насилие в Рожалате было в основном ограничено периодическими стычками вдоль иракской границы. Но теперь, когда осторожная надежда, порожденная «ядерным» соглашением Обамы с Ираном, была сведена к нулю выходом Трампа из него, а новые санкции США (и  изобилующие угрозами в адрес президента Хассана Роухани посты Дональда Трампа в Твиттере)) вызвали к жизни мрачный призрак  надвигающейся американо-иранской войны, ситуация там значительно ухудшилась. «В Иране всегда было насилие против курдов», — говорит мне Мирай Резаи, когда я спрашиваю ее о текущей ситуации, -«Разница сейчас лишь  в режиме санкций».

Резаи является иранской курдянкой и членом Национального конгресса Курдистана (КНК), главной зонтичной организации (РПК) для  курдских групп в диаспоре. Она утверждает, что за последние несколько месяцев произошла значительная эскалация напряженности, со множеством инцидентов, отмеченных по всему региону иранского Курдистана. Приписывая эту напряженность действиям санкций, Резаи отмечает, что экономический кризис, который они вызвали — десятки тысяч рабочих в настоящее время бастуют по Ирану в знак протеста против невыплаты заработной платы, — создал соответствующий политический кризис, который правительство стремилось смягчить путем… увеличения уровня насилия и репрессий на курдском северо-западе Ирана.

25 августа четверо курдских экологов были убиты при подозрительных обстоятельствах,  Когда они пытались потушить лесной пожар  близ города Маривана. Точная причина их смерти неясна, но огонь был первыми открыт  «стражами исламской революции», начавшим  артиллерийские атаки на позиции Пешмерга, хотя  курдские источники настаивают, что настоящей их целью были активисты-экологи.

За этим нападением 7 сентября было совершено убийство трех членов КОДАР (Свободного демократического общества Восточного Курдистана) в районе близ города Сине. Через день после их смерти трое курдских политзаключенных были казнены в тюрьме к западу от Тегерана, что привлекло внимание международной общественности из-за вопиющей несправедливости, связанной с их судебным процессом. Мужчины были арестованы после нападения  «стражей исламской революции на «Комалу», курдскую коммунистическую группу;  официальное обвинение, предъявленное им, звучало, так — «ведение войны против Бога», но их никогда реально не обвиняли в чем-то более серьезном, чем членство в Комале, и в ходе судебного разбирательства не было представлено никаких доказательств умышленного убийства. Один из мужчин, Рамин Хоссейн-Панахи, провел 200 дней в одиночном заключении, прежде чем был казнен, в течение которого у него были получены признательные показания, почти наверняка с помощью пыток.  Проходившие с ним по одному  Заньяр и Лукман Муради были казнены позже в тот же день.

8 сентября также произошел еще один крупный инцидент, когда Иран выпустил несколько ракет через границу  по штаб-квартире Демократической партии  Курдистана — Иран (ДПК-I) во время заседания Центрального комитета партии. Пять членов ЦК были убиты, в результате чего иранские курдские партии выступили с единым призывом к общенациональной всеобщей забастовке; это, в свою очередь, привело к аресту пяти курдских активистов силами безопасности исламской республики.  И это только самый заметный среди многих других инцидентов.

Нынешнее насилие, хотя и частично вызванное санкциями, также имеет более долговременную и более сложную основу. После исламской революции 1979 года аятолла Хомейни объявил джихад курдам, обвинив их в том, что они хотят создать свое собственное государство. С тех пор иранские правительства использовали «призрак сепаратизма» в качестве предлога для жестокого подавления любой попытки курдского самоопределения. Насилие в отношении курдов, крупнейшего и наиболее громко о себе заявляющего национального меньшинства  Ирана, также служит предупреждением для других национальных и политических группировок: это то, что вас ждет, если вы будете протестовать.

Что касается  возможности того, что  курдский вопрос решится  в конечном итоге , то г-жа  Резаи видит три возможных сценария. Первое — американское военное вторжение, которое стало «белым китом», фикс-идеей, для  многих в американском внешнеполитическом учреждении в течение прошлого полувека. Помимо прочего, очень трудно представить, что будет с курдами в этой ситуации. «Будет хаос, — говорит Резаи.-  Или не будет».

Более вероятным последствием является то, что санкции ускоряют исторический поворот Ирана к Западу, если Рухани увидит, что значительные уступки США являются единственным способом смягчить усиливающийся экономический кризис и избежать дальнейших общественных волнений. Это было бы катастрофой с курдской точки зрения, поскольку это послужило бы зеленым светом для США санкционировать репрессии иранского правительства против инакомыслящих. При таком раскладе  курды не будут иметь силы для проведения даже скромных реформ, не смогут создать свою собственную автономную территорию, а экономический подъем в остальной части страны ослабит солидарность между ними и другими группами меньшинств, уменьшая вероятность более активной и революционной политики. Помимо того, что Резаи  считает это худшим из возможных вариантов для курдов, она также полагает, что это наиболее вероятный вариант, учитывая тот ущерб, который санкции уже оказывают.

Тем не менее, если американские условия для отмены санкций предусматривают прекращение деятельности «корпуса стражей исламской революции» или даже привлечение их к иранскому  суду, вполне возможно, что сопротивление КСИР правительственным уступкам может привести к гражданской войне.  В случае такой войны курды, у которых есть Пешмерга, насчитывающие тысячи бойцов, могут использовать  сложившуюся неопределенность, чтобы провозгласить самоуправляемую территорию. Смогут ли они  удержать такую ​​территорию, неясно, но Рожава и обстоятельства  ее создания доказывают, что курдский народ готов и может защищать себя.

Douglas Gerrard

Red Pepper  ( Великобритания)    Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи