ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ДИАСПОРЫ ДЛЯ КУРДИСТАНА

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ДИАСПОРЫ ДЛЯ КУРДИСТАНА

В современных международных отношениях многие малые по размеру государства с ограниченными ресурсами используют фактор своих этнических общин, разбросанных по всему миру. Помимо политического лоббирования интересов государства происхождения диаспоры играют значимую роль в обеспечении экономической безопасности исторической родины. Говоря об этом феномене в мировой политике, эксперты, как правило, приводят классические примеры еврейской и армянской диаспор. Однако диаспоральный инструмент используется не только малыми государствами, но и такими крупными мировыми державами, как Китай.

 Многочисленные и экономически влиятельные курдские диаспоры могут стать для Курдистана серьезным стратегическим преимуществом и оказать сильную поддержку в интеграции своей исторической родины в мировой рынок.

Предпринимательские и профессиональные объединения диаспоры, способны сыграть важную роль в разработке и реализации конкретных проектов.

По крайней мере потенциально, культурные связи с диаспорой могут быть полезны Курдистану, чтобы:
добиться привлечения дополнительных ресурсов в виде иностранных инвестиций (ИИ) и управленческого опыта с целью облегчения создания и роста новых предприятий;
ускорить процесс установления делового сотрудничества между местными и международными компаниями с тем, чтобы способствовать передаче навыков и технологий.

Особенно привлекательна идея возникновения инвесторов из диаспоры, выступающих в качестве «первопроходцев», т.е. инвесторов, которые бы первыми вышли на формирующийся национальный рынок и, таким образом, смогли бы изменить конъюнктуру и способствовать притоку более традиционных ИИ.

Идея первопроходцев важна для понимания динамики на раннем этапе переходного периода, который характеризуется значительной неопределенностью и чрезмерным экономическим риском. В такой непривлекательной ситуации первопроходцы или рыночные лидеры играют решающую роль в восстановлении экономики. Они служат примером для подражания остальным экономическим агентам. Они поддерживают коалиции реформистов, требующих от правительства продолжения реформ, включая сокращение административных барьеров и поддержку честной конкуренции.

По сравнению с обычным экономическим агентом, становясь первопроходцами, бизнесмены диаспоры рискуют меньше. У них есть преимущество – осведомленность: общность культуры и установившиеся социальные связи между диаспорой и местными предпринимателями, которые помогают им снизить операционные издержки при выходе на новый рынок и создании новых совместных предприятий. Становясь первопроходцами, представители диаспоры имеют возможность стать лидерами и «крестными отцами» местного частного сектора.

Тем не менее, положительного опыта по эффективному использованию диаспоры в мире накоплено мало. Диаспоры как источник знаний об экономическом развитии и деловых связях мало востребованы, а имеющая место деятельность носит фрагментарный характер и зависит от прихотей и настроений.

Причина, по которой меня не интересует обзор более удачного хода преобразований, очевидна: если преобразования идут гладко, то вносить свой вклад диаспоре особенно некуда. Частные рынки и местный государственный сектор в целом будут в состоянии самостоятельно решать первоочередные проблемы переходного периода.

Для такой маленькой страны как иракский Курдистан диаспора может представлять собой исключительный источник ресурсов для развития.

Если диаспора богата и мощна настолько, что в состоянии мобилизовать значительные ресурсы для поддержки родины, то диаспора должна быть убеждена, что значительная доля ресурсов направляется на нужды развития бизнеса и частного сектора.

Может так сложиться, что на начальном этапе переходного периода представителям диаспоры будет очень трудно делать рациональные индивидуальные инвестиции. Если такое случиться, лидеры диаспоры могут подумать о коллективных инвестиционных инструментах, позволяющих разделить риски, таких как «паевой» инвестиционный фонд и банк национального развития. Такие учреждения могут оказаться весьма полезны для поддержания новых компаний и первопроходцев. Они также являются важными инструментами для обеспечения новоприбывших точной информацией о деловых реалиях и для наблюдения за тенденциями экономической либерализации. Наконец, коллективные инвестиционные инструменты могут способствовать трансформации прибывающей гуманитарной помощи в инвестиции в реальный сектор.

Я бы сказал, что организациям диаспоры и ее деятелям следует добиваться более активной роли в реализации проектов, финансируемых правительством США и Европы. Это может быть сделано на уровне профессиональных организаций диаспоры, которые станут подрядчиками Агентства по Международному Развитию США (USAID) и прочих аналогичных агентств, или на индивидуальном уровне, когда частные лица прибывают на родину, чтобы стать консультантами местных неправительственных организаций, правительственных ведомств и фирм, занимающихся реструктуризацией.

К диаспорам отлично применимо известное изречение, процитированное Дейлом Карнеги: если у вас есть лимон, сделайте из него лимонад. Если уж ваша страна лишилась изрядной части налогоплательщиков, сделайте из них инструмент влияния. Пример Китая и Индии, Израиля и Армении показывает, что диаспора может стать эффективным инструментом лоббирования интересов страны происхождения.

Премьер-министр Индии Нарендра Дамодардас Моди в ходе первого года пребывания у власти, совершая многочисленные государственные зарубежные  визиты, неизменно уделяет внимание общению с представителями индийской диаспоры. Это определяется объективными, прежде всего экономическими и общественными, причинами. Индийская диаспора, существующая в 130 странах, стала самой многочисленной в мире, превысив 27 млн. человек, причём её  позиции  и влияние, особенно в ряде развитых стран Запада, растут.

В Индии действует постоянный правительственный комитет высокого уровня по проблемам индийских диаспор.   В его задачу входит поддержание контактов с официальными структурами  стран, в которых есть индийские диаспоры,  и помощь  в случае необходимости. Создано также министерство по делам индийцев, проживающих за рубежом.

Под эгидой правительства, при участии высших государственных чиновников в Индии 9 января 2015 г. прошел «День индийской  диаспоры». Он отмечается ежегодно с 2003 г., дата выбрана в память о  возвращении в  этот день в 1915 г. Махатмы Ганди на родину из Южной Африки.

Ныне важны  высокий образовательный уровень диаспоры, заметная роль в научно-технической сфере в странах расселения, политическое и общественное влияние.

Важной составляющей деловых контактов стала информационная, консультационная, экспертная поддержка, поступающая от диаспоры в Индию.

***

Само слово «диаспора» означает «рассеяние» — так древние греки называли общность своих сограждан, уехавших за море, чтобы осваивать неведомые земли и создавать новые колонии. Современные диаспоры — результат миграционных потоков, которые особо усилились в последние десятилетия в связи с процессами глобализации. Миграция сама по себе — довольно неоднозначное явление. С одной стороны, эмиграция, в результате которой образуется диаспора, несет в себе явные минусы для страны: происходит утечка мозгов и рабочих рук, государство теряет налогоплательщиков. С другой — в стране, куда прибывают иммигранты, возникает колония, которая сохраняет тесные связи с родиной. В результате появляется диаспора, существование которой государство происхождения может использовать с выгодой для себя.

Второй вариант гораздо сложнее и в то же время результативнее: перехват управления финансами и промышленностью. В этом особо преуспели китайцы. Их диаспора — самая крупная на Земле. Китайских эмигрантов, так называемых хуацяо, в мире насчитывается около 40 миллионов. Столетиями они расселялись сперва по Юго-Восточной Азии, а затем по Европе и Америке. Выходцы из Поднебесной основывали компактные колонии-поселения в крупных городах — чайна-тауны — где жили по собственным обычаям, отгородившись от местного населения. Постепенно китайская диаспора стала неотъемлемой частью большинства мировых столиц и прибрежных городов. При этом, в отличие от многих других эмигрантов, китайцы никогда не порывали связи с родиной, всегда ощущая себя частью огромного народа, и считают за счастье умереть на родной земле.

Наиболее впечатляющих успехов китайские эмигранты добились в Малайзии. Этнические китайцы составляют четверть населения этой страны и практически целиком контролируют ее экономику. Схожая ситуация в Таиланде и на Филиппинах — там процент этнических китайцев меньше, но под их контролем находятся ключевые предприятия и банки.

Считается, что именно финансовые потоки, которые хуацяо сумели перенаправить в Китай, в значительной мере обусловили рост китайской экономики. Зарубежные китайцы обеспечили 60 процентов всех инвестиций в народное хозяйство КНР, причем именно тогда, когда Китай больше всего в них нуждался — на самом старте реформ. По некоторым подсчетам, за первое десятилетие реформ хуацяо вложили в экономику КНР более 800 миллионов долларов.

Китайская иммиграция, начавшаяся еще в колониальную эпоху, способствовала экономическому и индустриальному развитию принимающих стран, которым не хватало рабочей силы. Но теперь китайские мигранты смогли создать влиятельные диаспоральные структуры и формировать крупный бизнес по всему миру

Но на нынешнем этапе для страны гораздо важнее привлекать из диаспоры именно человеческий капитал, чем материальные ресурсы. Из-за увеличения затрат на рабочую силу Китай стремится реструктурировать и диверсифицировать свое национальное развитие, перейдя от трудоемкой экономики к экономике знаний. Учитывая внутренние потребности и международную политическую конфигурацию, Пекин разделил работу с общинами на два направления. Делами диаспоры занимается управление иностранных дел Китая. Главная задача — сформировать китаецентричную прослойку в качестве фактора государственного влияния Пекина в странах с высокой концентрацией своих этнических общин. В дальнейшем представители подобных групп влияния должны глубоко интегрироваться в общественно-политическую и экономическую жизнь страны проживания и при необходимости лоббировать интересы Китая. Другой важный государственный орган — Всекитайская федерация репатриантов — ищет в общинах профессиональные кадры, в которых остро нуждается страна. Официальный Пекин в работе с общинами использует такие методы стимулирования, как предоставление привилегий этническим китайцам в рамках бизнес-проектов, особые условия для иностранных инвесторов китайского происхождения и т.д.

Пекин постепенно сокращает проекты, связанные с репатриацией, и переходит к масштабной стратегии «служить родине из-за рубежа». Таким образом, основной упор будет сделан на сохранение и укрепление национального самосознания пятидесятимиллионной диаспоры как фактора будущего глобального политического и экономического превосходства Китая.

Малые государства, большая диаспора

Китай и Индия — крупные государства, способные и без помощи диаспор решать свои вопросы. Но для небольших стран не располагающих крупными запасами природных ресурсов диаспоры — это нечто гораздо большее. Подчас для таких государств наличие диаспоры становится жизненно важным фактором.

В качестве характерных примеров можно привести израильскую и армянскую диаспоры. В США израильская диаспора очень сильна, в ее среде действуют многочисленные формальные и неформальные организации. Израильская диаспора активно и совершенно легально лоббирует интересы Тель-Авива, и в силу того, что этнические евреи широко представлены в политике, бизнесе и медиа, успешно доносит мнение Израиля и отстаивает его позицию среди американских правящих кругов. К примеру, активно действует Американо-израильский комитет по общественным связям, ставящий целью проведение произраильского курса во внешней политике США.

Аналогично работают и представители армянской диаспоры, которую Збигнев Бжезинский охарактеризовал, как одно из наиболее успешных этнических лобби в США.

В Штатах действует сразу несколько влиятельных групп, среди которых ведущими являются «Армянский национальный комитет Америки» и «Армянская Ассамблея Америки». В обеих партиях — и Демократической, и Республиканской, — существуют армянские советы, а в нижней палате Конгресса работает армянский кокус. Высокий уровень влияния армянской диаспоры определяется, в том числе, и спецификой президентских выборов в США: основная масса американских армян проживает в Калифорнии, которая выставляет для голосования 55 выборщиков — больше, чем какой-либо иной штат.

Министерство диаспоры Республики Армения осуществляет политику Правительства Республики Армения по укреплению связей между Арменией и армянской диаспорой (все действующие в иностранных государствах армянские культурные, благотворительные, земляческие, молодежные, образовательные, научные, профсоюзные, идеологические, комитетские организации, различные духовные общества, учреждения, структуры, союзы, фонды или объединения, средства массовой информации и другие органы, отдельные лица), развитию их сотрудничества, сохранению армянства, организации иммиграции и в других сферах своей компетенции, в рамках отношений Армения-Диаспора сотрудничая с дипломатическими службами.

***

Роль и значение Диаспоры как важнейшей составляющей для Курдистана неоценимы, что находит самые разные формы и средства проявления. Концептуально роль и значение Диаспоры для курдистана можно представить в политической, социально-экономической и интеллектуальной сферах.

В политической сфере средствами содействия курдской Диаспоры  являются лоббистская работа, деятельность курдских политических деятелей (особенно тех, кто достиг высокого положения в других странах) во благо Курдистана и пропагандистская работа.

В частности, лоббистская деятельность эффективна в том случае, когда она совпадает, либо не противоречит национальным интересам данной страны. Следовательно, с целью обеспечения эффективности лоббистской деятельности необходимо делать акцент именно на такие вопросы. А вопросы, противоречащие национальным интересам данной страны можно временно отодвинуть на второй план (с целью экономии лоббистских ресурсов и их бессмысленного использования) до тех пока, пока не будут созданы благоприятные международные условия для их озвучивания.

Следовательно, для осуществления лоббистской деятельности целесообразно, чтобы каждая курдская община Диаспоры проявила индивидуальных подход с учетом существующих политических реалий и, исходя из своих возможностей, добиться успеха в данной стране.

Что касается курдов, занимающих высокие должности в зарубежных странах и международных организациях, то они могут играть значимую роль в вопросах оказания помощи Курдистану, углубления политических, экономических, научных, культурных и иных отношений, способствования созданию благоприятной атмосферы для Курдистана за рубежом и международных структурах.

В сфере пропагандистской деятельности Диаспора посредством своих печатных и электронных СМИ, аналитических журналов и иных изданий должна обеспечить защиту интересов Курдистана в информационном пространстве. Это, с одной стороны, предполагает противодействие антикурдской турецко-иранско-арабской пропаганде, с другой – позитивное продвижение курдских интересов в информационном пространстве зарубежья.

В целом, в политическом плане деятельность Диаспоры для Курдистана важна, в частности, в странах, являющихся силовыми центрами или влиятельными акторами в современных международных отношениях. Это те страны, которые за счет мощного военного и экономического потенциала смогли расширить сферы своих интересов, доведя их до БВ региона, и имеют здесь возможности осуществления своего влияния (Россия, США, Китай, Франция, Великобритания и пр.).

Материал подготовил Юрий Набиев

Об авторе

Юрий Набиев

Президент Общества солидарности и сотрудничества с курдским народом; Образование: Тбилисский государственный университет

Похожие записи

1 комментарий

  1. джокер

    Совершенно верно и правильно. Курдские организации должны работать над этим вопросом. это очень важно для будущего.

Комментирование закрыты.