Лира, Каспий и Курдистан

автор Валерий Емельянов
73 просмотры

Последние дни нам еще раз продемонстрировали сложную, и, одновременно простую истину о том, что драйвером всех событий в мире является экономика. Правда, на Ближнем Востоке она обязательно оказывается умноженной на политику, и, более того, на психологические особенности отдельных лидеров.

Итак, в Турции окончательно «завалилась» национальная валюта – лира. Собственно, «заваливалась» она, вместе с национальной экономикой уже довольно давно, но авторитарному и харизматичному лидеру страны Реджепу Эрдогану до сих пор, не решая толком экономических задач, удавалось выпускать пар народного недовольство через войну в северной Сирии, идущую под аккомпанемент угарной националистической риторики, а  также через собственный образ выигрышно выглядевший в ходе предвыборной кампании и выборов. Но выборы прошли, Эрдоган получил все необходимые полномочия, а положение усугубилось до критического. Уже давно метания Анкары между Востоком и Западом, а также тоталитарные методы руководства страны в рыночной экономике привели к резкому падению импорта товаров и услуг (ключевого для всей экономики страны), резкому падению производства, росту безработицы и, как следствие превращение национальной валюты в бумагу для производства обоев. И с точки зрения элементарной психологии, совершенно непонятен пируэт г-на Эрдогана, бросившего в настоящий момент и в настоящей ситуации открытый вызов США, своему союзнику. Он же должен был понимать, что нарвется на г-на Трампа, лидера приблизительно такого же психологического склада, что и он сам. А у Трампа на все один ответ – жесткие санкции.

 Сейчас в Турции граждане на улицах демонстративно сжигают доллары, а г-н Эрдоган «хорохорится»: вместо США, Евросоюза и других бывших союзников уйду к новым друзьям – России и Китаю, будем с ними крепко дружить и рассчитываться в национальной валюте.

 Но реальность такова, что многое из того, что создало в Турции «экономическое чудо» иначе как за доллары не получить и иначе, как за доллары и евро не продать за рубежом. Что же касается пресловутых расчетов в национальных валютах, то реально эта практика существует лишь… в заявлениях в формате публичной дипломатии. По-настоящему действенного механизма для расчетов в национальных валютах, а не в международно признанных резервных (доллар, евро), тем более на межгосударственном уровне, пока еще нигде и никогда не было выработано. Кроме того, односторонняя ориентация Эрдогана на ту же Россию, экономически только усугубит положение Турции. Ведь из России Анкара желает в большом получать энергоносители, которых у нее нет совсем, а предложить Москве она может значительно меньше, причем те товары и услуги, для которых есть и серьезные альтернативные поставщики. То есть покупать попавшая в изоляцию Турция будет значительно больше, чем продавать. А это уже ни что иное, как дефицит внешнеторгового баланса, в условиях кризиса могущего оказаться еще одним гвоздем,вбитым в крышку гроба турецкой экономики.

Так что на сегодня дела в Турции идут неплохо, можно даже сказать хорошо. Только с каждым днем все  хуже и хуже.

Другое знаковое событие в геоэкономической жизни Ближнего востока и Евразии – подписание соглашения о статусе Каспия. Работа над ним шла рекордные 22 года. Пять стран Каспийского бассейна – Россия, Азербайджан, Иран, Казахстан и Туркменистан долго не могли поделить акваторию Каспия, но главное – его сырьевые и биологические ресурсы. Часто ситуация оказывалась на грани военного конфликта, например, между Азербайджаном и Туркменистаном, Азербайджаном и Ираном. Наконец-то, в 2018 году взяли все и поделили. Каждая страна будет иметь свой 15-мильный участок шельфа, протяженность которого равна протяженности береговой линии каждой из стран. Что же касается биологических и сырьевых ресурсов, то они считаются находящимися в общем пользовании и их разработка и коммерциализация должна регулироваться двусторонними соглашениями. В «лузерах» в данной ситуации оказался… Иран, имеющий самую короткую береговую линию. Кстати, это именно Тегеран в значительной степени затянул подписание соглашения, предлагая следующее решение- разделить весь Каспий на пять равных секторов для каждой из стран, ведь в таком случае Иран бы получил долю ресурсов озера-моря, значительно превышающую уровень географического присутствия этой страны.

Теперь о главном: что означают все эти большие геоэкономические сюжеты для трех небольших провинций северной Месопотамии —  Эрбиль, Сулеймания и Дохук. Сначала о Турции. Страна, оказавшаяся в экономической и политической изоляции от Запада, имеющая пока что неоднозначные отношения с арабским миром, а с потенциальными новыми друзьями пока их на практике не выстроившая, наверняка, на многие вещи взглянет более реалистично и прагматично. И в первую очередь на отношения с Курдистаном, являющимся вторым по значению экономическим партнером Турции. Следует ожидать более позитивного отношения Анкары к Эрбилю, чем оно было раньше. В этом контексте, Анкара также, еще более будет подчеркивать, что на юго-востоке она ведет борьбу с боевиками РПК, а вовсе не с курдским народом, причем эти декларации вполне вероятно могут быть подкреплены конкретными действиями. Ведь в той ситуации, в которую все более очевидно вползает Турция, по определению, начинаешь ценить имеющихся партнеров.

 Иное дело, Иран. Потерпев геоэкономическое поражение на севере, Тегеран, конечно. Усилит бросок на юг. Только не в сторону Аравии, где его ожидает солидная конкуренция, а на «шиитский коридор» чрез Ирак, в сторону Сирии, в самом эпицентре которого окажется Башур. И здесь, несмотря на то, что сейчас сохраняется более-менее мирный статус-кво и приграничная торговля, по отношению к Курдистану возможны со стороны Тегерана самые различные силовые акции – от экономических и политических, до чисто военных.

 Словом региональная геоэкономическая обстановка сегодняшнего дня говорит об одном: Турция, несмотря на всю свою специфику, все-таки потенциальный партнер Курдистана, Иран – пока что потенциальный противник, с которым однако пока есть возможность решить проблемы методами политической и торговой дипломатии.

Ну, а союзник у курдов, пока, к сожалению, только два – горы Загрос и международное гражданское общество.

Валерий Емельянов ИАЦ  «Время и мир»  cпециально для  RiaTaza.com

 

9 комментариев
0

Related Posts

9 комментариев

Мураз Аджоев 15.08.2018 - 13:06

США и, конечно же, Израиль относительно давно, начиная с Референдума о восстановлении территориальной целостности и провозглашении независимости Южного Курдистана, очень ждут «самых различных силовых акций» со стороны Иранского режима против суверенного народа и властей (автономного) Региона Курдистан, чтобы получить очень серьёзный повод для нанесения удара возмездия по стратегическим объектам военной инфраструктуры ИРИ, а также по всем про-иранским арабским шиитским группировкам в ИАР, САР и Ливане. Да,
«драйвером всех событий в мире является экономика», а катализатором — как внутренняя, так и внешняя политические стратегии ведущих государств и держав мира.

Алена 15.08.2018 - 22:32

Мне не кажется, что Ирану есть хоть какой -то смысл осуществлять именно сейчас демарши против Иракского Курдистана. Тем более что необходимо-достаточное для иранской безопасности уже было сделано после референдума. Почему Иран согласился на свои 13% в договоре по Каспию, хотя до этого 22 года не соглашался? Потому что главной в этом договоре на данный момент стала именно военно-политическая составляющая. Ни одна некаспийская держава не имеет права разместить здесь свои военные базы. Никакие посторонние военные суда не имеют права плавать по Каспию. Казахстан, Туркменистан и Азербайджан лишены возможности на ближайшую перспективу заигрывать с США и НАТО. В этом смысле это соглашение — военно-политический триумф России и Ирана, которые на Каспии имеют военное присутствие. Вытеснение США из этого региона гораздо важнее экономических потерь раздела озера. Ведь на данный момент у Ирана главная опасность не на западной границе. А на восточной — Афганистан. Именно там США готовят новую войну с Игил для России и Ирана. Ситуация там очень серьезная. Настолько, что ситуативными союзниками для России и Ирана является даже тамошний Талибан. Талибан в Афганистане — противник игил. И мы, и Иран заинтересованы вести переговоры с этой оппозицией и с правительством Афганистана. Но в этом не заинтересованы США. Россию и Иран пытаются втянуть в афганскую войну. В этой ситуации Иран подписывает договор по Каспию и будет всеми силами стабилизировать, а не провоцировать ситуацию с Курдистаном.

Мураз Аджоев 15.08.2018 - 23:10

Как заявил глава МИД РФ, «Турция, Россия и Иран, имея не всегда, а порой и ДАЛЕКО не совпадающие подходы к тому или иному аспекту сирийского кризиса», да и иракского кризиса, идут к своим очень разным целям своими очень разными путями. .

Алена 16.08.2018 - 15:05

И, тем не менее, при разнице подходов и задач , причем, главным образом, со стороны Турции, отправная российская и иранская цель в Сирии достигнута — сохранение единства страны под управлением Асада. При наличии же на сегодня гораздо более угрожающей ситуации в Афганистане , как для Ирана, так и для России, их единство целей и подходов, а также задач и интересов Китая, достаточно очевидно.

Мураз Аджоев 16.08.2018 - 19:27

Вся проблема в том и состоит, что некая «отправная» и якобы «российско-иранская цель» не достигнута. Ещё раз подчеркну, что нет и быть не может никакой единой и совместной цели у Российской Федерации и Иранского «революционного» режима как в САР, так и в целом на ББВ. У Китая, как и у РФ, есть собственные стратегические цели, а «подходы» определяются для выполнения задач исключительно в собственных государственных интересах. Москва и Пекин, конечно, не будут за собственный государственный счёт взваливать на себя проблемы ИРИ и Турции, далеко не союзников и надёжных друзей России и Китая, которых связывают хорошие деловые и партнёрские отношения, но не более того. Вам что-то явно кажется и/или очень хочется, но …

Алена 16.08.2018 - 15:23

По поводу Турции интересный факт. Вместе с Россией весной этого года она резко избавилась от более чем половины американских казначейских бумаг и вышла из 30 стран — крупнейших держателей американского госдолга. И после России Турция является вторым крупнейшим покупателем золотишка. Россия купила в 2017 223 тонны, Турция — 187 тонн. К тому же в апреле около 30 своих тонн затребовала у США. Те отдали. Подобная наглость де Голля в 1968 стоила ему отставки. У кого то еще есть вопросы, с чего вдруг потребовались в июне преждевременные выборы и так резко обесценилась лира?)))

Валерий Емельянов 16.08.2018 - 17:45

Не забывайте, что это двусторонний процесс и на Западе, в т.ч. на Дондонской бирже имеются облигации России и ценные бумаги российских в т.ч. финансовых структур. Так вот, за дни резкого повышения курса из них тоже пошел активный выход. А американские казначейские обязательства пока сохраняют высокую ликвидность. Поэтому от них избавляются и не только продают, но их и покупают. Это вам не система дяди Федора, где, чтобы продать ненужное, надо купить ненужное.

Алена 16.08.2018 - 18:53

Да, одни покупают, другие продают эти бумажки. Но не случайно Россия вышла на пятое место после США, Германии, Франции и Италии по накопленным золотым резервам. Все же понимают, куда все движется и вот -вот произойдет. И Эрдоган тоже в тренде. Играет жестко, на грани фола)))

Алена 17.08.2018 - 18:04

Краткая хроника того, как именно политика является драйвером падения или взлета экономики и национальной валюты.
2010-2011 гг — Эрдоган начинает вести свою независимую от внешних кураторов политику
2012-2013 гг — в ответ получает коррупционные скандалы и Таксим,
2014 г -раз в лоб свалить Эрдогана не получилось, хозяева ФРС, через Центробанк резко поднимают процентную ставку — с 4,5 % до 10%.
начало 2015 г — Эрдоган говорит о несоответствии политики Центробанка интересам экономического развития страны. И прямо заявляет, что на Центробанк оказывается внешнее давление. Тут же в стране происходит первое серьезное падение лиры за последние 12 лет. Провернуть падение национальной валюты несложно: ручные рейтинговые агентства дают нехороший прогноз, и из страны начинается бегство капитала.
лето 2016 — попытка переворота. Эрдоган в том числе увольняет несколько чиновников Центробанка.. В ответ Центробанк демонстративно еще больше задирает процентные ставки ( до 12,5%) , чихая на призывы Эрдогана их понижать.
17 октября 2017 — Эрдоган объявил смертельную войну ФРС ( естественно, об этом событии мировые СМИ не распространялись) : он озвучил прописную истину, которая всячески камуфлируется: инфляция и обесценивание национальной валюты в современном мире есть четкая производная от уровня процентной ставки, которая через центробанки устанавливается для государств извне и является в чистом виде политикой в отношении этих стран. Следовательно, ради интересов государства Центробанк не может быть независим от этого государства.
июнь 2018 — досрочные выборы для максимальной концентрации власти. Лира обесценивается рекордными темпами.
Задача Эрдогана — изменить закон о Центробанке, подчинить его и национальное золото правительству. В свое время У Виктора Орбана в Венгрии это не получилось. Но, возможно, получится у Эрдогана.

Комментарии закрыты