Ольга Дмитриева: «Произведения Мела Махмуда Баязиди как источник по средневековой истории курдов»

автор RIATAZA
483 просмотры

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ Московский государственный лингвистический университет

Кафедра Зарубежного регионоведения

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: «История изучаемого региона»

на тему: «Произведения Мела Махмуда Баязиди как источник по средневековой истории курдов»

 

Выполнила:

Студентка I курса, группы №7-2-5

Дмитриева Ольга Михайловна

Научный руководитель:

Заведующий кафедрой

Зарубежного Регионоведения

кандидат экономических наук

Вадим Владимирович Макаренко

 

 

 

 

Москва

2017
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………….3-5

Глава 1

§1.1. ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО МЕЛА МАХМУДА БАЯЗИДИ..…5-8

  • 1.2.ПРОИЗВЕДЕНИЕ «ШАРАФ-НАМЕ» ……………………………………….8-17

ГЛАВА 2

ПРОИЗВЕДЕНИЕ МЕЛА МАХМУДА БАЯЗИДИ «НРАВЫ И ОБЫЧАИ КУРДОВ» В ПЕРЕВОДЕ М.Б.РУДЕНКО…….……………………………………………………….18-21

Заключение. ………………………………………………………………………………….22-24

Список использованной литературы.. ……………………………………………………….25


ВВЕДЕНИЕ

В качестве темы своей курсовой работы я выбрала тему «Произведения Мела Махмуда Баязиди как источник по средневековой истории курдов».

Основной целью данного исследования является выяснение значения произведения «Шараф-наме» для создания и жизни курдов, а также изучение произведений Мела Махмуда Баязиди в России и за рубежом. Для более четкого представления ситуации в качестве основных примеров мной были выбраны такие произведения, как «Шараф-наме» и «Нравы и обычаи курдов» в переводе М.Б.Руденко.

Выбранная мной тема является актуальной в связи с все более возрастающим интересом к курдскому вопросу. Попытаться решить этот вопрос очень важно, т.к. получив ответ на него, мы сможем понять, что это за народ? Что он представляет из себя? Какую историю несет и какие секреты таит. Но решить его, мы сможем только, зная историю и генезис ближневосточного этноса, которые очень подробно описаны в произведении Шараф-хана Бидлиси.

Почему стремительно развивающиеся события, которые происходили в начале XXI века, и продолжают будоражить весь мир сегодня, заставляют задуматься о предоставлении некой автономии для курдов. Действительно, курды — большой народ, не имеющий собственного государства. Курдская автономия существует только в Ираке (Курдское Региональное Правительство Ирака).

Этот народ является одним из самых древних в передней Азии. Его происхождение сегодня представляет собой весьма спорный вопрос. Так, существуют мнения о том, что курды являются наследниками скифов. Другие ученые выводят их родословную от населявших в древности Персию и Месопотамию племен куртиев. Генетические исследования гаплогрупп указывают на родство современных курдов с народами Кавказа: азербайджанцами, грузинами и армянами, а также евреями.

В своей курсовой работе я собираюсь подробно рассмотреть основные значения произведений Мела Махмуда Баязиди, т.к. он является видным ученым и общественным деятелем, который в 1858-1859гг., по предложению А.Жабы написал интересное сочинение «Нравы и обычаи курдов», а также он является переписчиком и одним из трёх авторов «Курдско-французского разговорника (Курдские диалоги)», составленного как пособие для изучения курдского языка. Немало важным является то, что им был закончен перевод «Шараф-наме» на курдский язык (курманджи), по заказу также известного русского курдоведа А.Д.Жабы. Эта рукопись, точнее автограф её перевода хранится в Государственной публичной библиотеке им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в коллекции курдских рукописей, собранных А.Д.Жабой. Рассмотрение этого произведения является, на мой взгляд, не только неотъемлемой частью при изучении курдского вопроса, но очень важным и интересным исследованием.

Данная курсовая работа состоит из трех частей.

В первой главе рассматривается краткая биография Мела Махмуда Баязиди. Далее идет изучение произведения «Шараф-наме», выяснение значения этой рукописи в жизни самого автора, его переводчика и самих курдов. Во второй главе рассматривается работа Мела Махмуда Баязиди «Нравы и обычаи курдов» в переводе М.Б.Руденко. В заключительной третьей части курсовой работы делаются основные выводы и заключения.

 

Глава 1

  • 1.1

Мела Махмуд Баязиди был курдом по национальности. Он родился в 1797г., в городе Баязиде (Турция). Самые первые свои изыскания Баязиди сделал в своем родном городе, а позднее – в Тебризе. Какие были эти изыскания сказать трудно. Но несомненно, он занимался изучением истории и культуры своего народа еще до знакомства с А.Жабой. Можно с полной уверенностью сказать, что он уже был хорошо ознакомлен с историей, фольклором и этнографией курдов. С самого раннего детства он изучал Коран, литературу на арабском, персидском и турецких языках. После поездки в Персию и Курдистан он возвратился в Баязид, где стал главой школы и сразу же приобрел известность среди своих соотечественников.[1]

Имена А.Д.Жабы и Мела Махмуда Баязиди, неразрывно связанные между собой, навсегда вошли в историю курдоведения.

А.Жаба отмечает, что в течение русско-турецкой войны (1853-1856) Мела Махмуд потерял брата. Именно в этот тяжелый период для Махмуда Баязиди он обращается к нему за помощью.

«Среди писателей Эрзерума Мела Махмуд единственный, пожалуй, взявшийся за редакцию произведений и за их перевод на турецкий и курдский языки. После 1856г., — сообщает А.Жаба, — он стал моим учителем, осведомителем и сотрудником в изучении языка, истории и культуры курдского народа».[2]

Мела Махмуд Баязиди становится переписчиком, переводчиком и автором некоторых сочинений. Уже в конце 1856г. А.Жаба доставляет в Петербург ряд рукописей, в их числе были переписанный Мела Махмудом перевод турецких пословиц на курдский язык и перевод персидских сказок.

Так же к рукописям, принадлежавших Мела Баязиди, относятся его труды по истории, этнографии, фольклору, языку курдского народа. В 1858-59гг. им была переписана арабско-персидско-курдская грамматика Али Теремахи. От себя в это произведение он добавил краткое предисловие, которое представляло из себя биографические данные об авторе и сведения о школьном образовании и культурной жизни Курдистана, представляющие определенную ценность.

В этот же период времени (1858-1859гг.), по предложению А.Д.Жабы Мела Баязиди написал сочинение «Нравы и обычаи курдов», с которым мы ближе познакомимся во второй главе моей курсовой работы.

При написании этой работы, я уделила огромное внимание не только главным по значению работам Мела Махмуда Баязиди, но также частично рассмотрела уникальную рукопись «Курдские диалоги» (к сожалению, она полностью не сохранилась до наших дней), в которой содержится более 3000 диалогов, охватывающие некоторые стороны жизни и быта курдов Турции середины XIX в. В этом произведении я подробно ознакомилась со сведениями о нравах, обрядах, обычаях, правилах этикета, в том виде как это понимали авторы разговорника. Проанализировав эту работу, я увидела, что в текстах, построенных в форме беседы двух курдов, приводятся конкретные исторические факты: сведения о курдских племенах, их численности, территориальном расселении. В одном из разделов диалогов под названием «О знании языков» прослеживаются биографические данные из жизни Мела Махмуда.

В 1866г. А.Жаба отправляет письмо в Императорскую Академию наук от 30 марта 1867 г., в котором пишет: «Я занимаюсь новыми изысканиями в языке и курдской литературе и отделываю перевод одной исторической книги с курдского, являющейся продолжением истории Шараф-хана». Вместе с этим письмом он отправляет «Введение», в котором не указывается имя продолжателя Шараф-хана. Однако А.Д.Жаба сообщает, что «История курдов» в 1000с. составлена по его повторной просьбе и за большое вознаграждение Мела Махмудом Баязиди. Также стоит отметить, что эта книга была написана почти одновременно с другим сочинением «Адат ва расумат-наме-йи акрадийе» («Нравы и обычаи курдов»). Этот труд, задуманный как продолжение «Шараф-наме», Мела Махмуд назвал «Таварих-и-джадид-и Курдистан».[3]

В начале «Введения» Мела Махмуд упоминает о Шараф-хане, рассказывает легенду о происхождении курдов, об их характере и наклонностях, образе жизни, об их диалектах, географическом расселении курдских племен. Затем он возвращается к «Шараф-наме» и его автору, упоминает о сделанном в Бидлисе турецком переводе этого сочинения, существующем, по его словам, только в двух или трех экземплярах. За «Введением» следовал список правителей Курдистана с 1785-86 по 1857-58г. Этот список правителей и эмиров, а также оглавление сочинения, состоящего из 11 глав, по которому можно судить о содержании труда Мела Махмуда Баязиди, А.Жаба приводит в приводит в письме к Б.А.Дорну от 13 июня 1867г.

В сочинении описаны события, происходившие во всех курдских регионах за почти столетний период их истории с 1785-86 по 1857-58г. По свидетельству А.Жабы, автор обращается и к более отдаленным временам вплоть до эпохи Шараф-хана Бидлиси. Мела Махмуд описывает события, произошедшие в Эрзерумской области, в Муше и Бидлисе, в округе Махмуди, в Ванской области, в Хаккари, Равандузе, Бахдинане, Силиване, в Карсе, Азербайджане, в Хойе, Тебризе, Ереване, Урмии, Мараге и Маку.

Остаётся неизвестной судьба сочинения «Тарих-и-джадид-и Курдистан». Возможно, незавершенный перевод и рукопись остались в архиве А.Жабы в Смирне.

А.Д.Жаба вместе с Мела Махмудом Баязиди собрал единственную по своей полноте коллекцию курдских рукописей (более 50) по литературе, которая представляет самую большую часть, а также по фольклору, истории, этнографии, языков курдов.

Выше упомянутые мной рукописи по литературе, можно сравнить с целой коллекцией. В ней содержаться произведения таких средневековых курдских поэтов, как Факи Тейран, Мела Бате, Мела Джезири, а также невероятные рукописи шедевра курдской поэзии «Мам и Зин» выдающегося поэта XVII в. Ахмеда Хани, которое до сих пор имеет огромное влияние и значение во всем мире.

Огромные усилия были вложены М.М.Баязиди в создание рукописей произведений таких поэтов, как Селим ибн Слемен, Мурад-хан Баязиди, Харис Битлиси, Дурфишани, Рамадани. Благодаря этой коллекции стало известно о существовании литературных версий широкораспространенных курдских сказаний «Лейли и Меджнун», «Юсуф и Зелиха», «Замбильфрош».

  • 1.2

«Шараф-наме – труд выдающегося курдского историографа конца XVI столетия Шараф-хана Бидлиси является единственным памятником, освещающем историю курдов и Курдистана, а также историю сопредельных стран позднего средневековья. Это произведение было написано на персидском языке в конце XVI в. и давно уже признано миром как ценный историко-культурный источник не только курдов, но и народов Ближнего Востока. Историк М.И.Шамси пишет: «Шараф-наме» — наиболее ценное и полезное из всех произведений, в которых приводятся сведения о курдах, Курдистане, а также об Азербайджане, Иране, Турции и других соседних странах вплоть до конца XVI в». В 1972 г. «Шараф-наме» было издано на южном диалекте курдского языке (сорани).[4]

Благодаря работе ученого-курдоведа М.Б.Руденко стало известно, что в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки хранится перевод сочинения Шараф-хана Бидлиси на северный диалект курдского языка (курманджи), выполненный в середине XIX в. видным ученым и общественным деятелем Мела Махмудом Баязиди под названием «Таварих-и кадим-и Курдистан», о чем я писала в §1.1 своей работы. Перед тем, как углубиться в само произведение и вынести из него определенные ценности, которые помогут нам в решении данной проблемы, мы сталкиваемся с предисловием, написанным самим Махмудом Баязиди. В нем он писал: «Книга Шараф-хана встречается очень редко, и во всем Курдистане находятся два-три списка. По поручению господина Жабы я перевел ее с персидского на язык курманджи». Далее он сообщает, что перевод был им осуществлен в 1275г.х. (1858-59г.)

Перевод рукописи «Шараф-наме», выполненный Мела Махмудом Баязиди, содержит 257 страниц, на каждой по 13 строк. Переводу предшествует предисловие Баязиди и оглавление рукописи, которое, к сожалению, не всегда совпадает с разделами в тексте, но это не делает его менее ценным, т.к. информация, содержащаяся в этом произведении, является очень существенной для историков и не только. При подготовке к факсимильному изданию автографа перевода Мела Махмуда Баязиди он был сличен с известным изданием труда Шараф-хана Бидлиси, осуществ­ленным В.В. Вельяминовым-Зерновым, в основу которого была положена рукопись из РНБ — копия автографа «Шараф-наме», датированная 1598 г. При сличении обнаружено значительное число разночтений, касающихся имен собственных, географических и этнических названий, дат, пропуски ряда мест и даже глав. Но эти неточности не такие существенные, как, например то, что Мела Махмуд Баязиди значительно сократил свой перевод за счет изъятия всей вычурности и пышности стиля Шараф-хана Бидлиси. Мела Махмуд везде сократил начало глав. Прочитав это произведение, я не могу сказать, что отсутствие некоторых фактов или красочности лишает текст какой-либо важной информации, а даже наоборот, краткость, строгость и лаконизм дают особое восприятие и впечатление от прочитанного.

«Шараф-наме» состоит из четырех разделов, которые содержат историю династий курдского происхождения и курдских племен, и заключения, задуманного автором как летописное изложение событий, происшедших в Турции, Иране и сопредельных странах с 1290 по 1596-97г. Автор сообщает много сведений социально-экономического и этнического порядка. Тщательно изучив это произведение, я заметила, что в нем с предельной тщательностью описывается судьба вассальных курдских княжеств. По свидетельству крупнейшего советского специалиста по средневековой истории Ирана И.П.Петрушевского, именно в этом источнике мы находим конкретный материал, касающийся взаимоотношений курдских династов с центральным правительством, организации военно-кочевой знати, ленных пожалований и феодальных институтов.

Давайте поближе познакомимся с главами этого произведения:

Глава первая. Описание событий, которые имели место в Эрзерумской области с 1200/1785-86 по 1274/1857-58гг.

Глава вторая. Описание событий в округе Ружаки, главными городами которого является Муш и Бидлис.

Глава третья. Описание событий, которые произошли в округе Махмуди, который курды называют Махамадан и главный город которого Хошаб.

Глава четвёртая. Краткое изложение событий, которые произошли в Ванской области.

Глава пятая. Краткое описание событий, которые имели место в Хаккари.

Глава шестая. Описание событий, которые произошли в округе Рувандуз.

Глава седьмая. Описание событий, которые произошли в Бахдинане, где главный город Амадия.

Глава восьмая. Описание событий, которые произошли в Бохтане, где главный город Джезире.

Глава девятая. Описание событий в области Силиван, где главный город Баязид.

Глава десятая. Описание событий, которые произошли в Карсе.

Глава одиннадцатая. Описание событий, которые произошли в Азербайджане, а также в Хое, Тебризе, Ереване, Урмии, Мераге и Маку.

 

Как показывает приведённое оглавление, хроника Мела Махмуда охватывала основные области северного и центрального Курдистана и почти столетний период их истории, с 1200/1785-86 по 1274/1857-58гг.

Мела Махмуд, как и Шараф-хан Бидлиси, с горечью пишет о разобщенности курдских племен, их вражде и междоусобицах, но воспринимает курдов как единый народ с особыми, только ему присущими обычаями и единым языком. Приверженность части курдского этноса к езидизму для Мела Махмуда не является этнодифферинцирующим признаком, и езиды, которых именуют дьяволопоклонниками, не отличаются по словам автора ничем, кроме своей веры. Если учесть, что Мела Махмуд носил звание муллы (курд, «мела») и принадлежал таким образом к сословию хранителей нормативного ислама, последнее замечание составителя книги по новой истории Курдистана весьма примечательно.

Каждый народ имеет свою историю, в которой говорится о его происхождении и об основных событиях, свидетельствующих о его существовании среди других народов. Будучи такого мнения, Шараф-хан решил написать историю своего народа, историю курдов. Действительно, Курдистан обязан своей истории перу этого исполненного знаний и достоинств, самого выдающегося человека своего столетия.

Его сочинение содержит историю Курдистана, там сказано о происхождении курдов, об их языке, обо всех эмирах, наследовавших власть в этой стране.

Из всех курдских правителей лишь три рода являются наиболее древними: род правителей Бидлиса, род правителей Бохтана, которые ведут своё происхождение от Халида, и, наконец, род правителей Хаккари, которые происходят от Аббасидов. Остальные эмиры Курдистана менее древнего происхождения, но каждый из них — бек своего племени.

Относительно происхождения курдов существует три версии, свидетельствующие о древности их происхождения.

Версия первая. После смерти Заххака юноши и девушки, мужчины и женщины перешли в долину и там поселились. Города и деревни их совсем не привлекали, они всегда предпочитали пустыню. Со временем они разбрелись в разные стороны и образовали племена курдов. Такими были племена хайдари, зили, хасани и ещё много других, которые от них произошли. Словом, к настоящему времени их потомки, которые расселились повсюду, взяли имя своего отца и своего деда, и несколько поколений выходцев из одной семьи составили таифе. На территории Оттоманского государства насчитывается от 700 до 800 таифе, с аширатами и кабиле.

Версия вторая. Согласно «Шараф-наме», во времена Мухаммада курды направили к его святостей пророку посланца. Это был необычный человек, не такой как все люди. То ли Мухаммад был весьма удивлён таким посланцем, но с того времени потомки этого посланца названы курдами. Они держаться вдали от городов и деревень, живут в горах и пустыне, со временем их число умножилось и стало таким, каковым оно является сейчас.

Версия третья. Согласно одному весьма правдоподобному преданию, во времена Ноя один из сыновей Яфета, странствуя по свету после потопа, женился на девушке-фее. Дети у них были необычные. Они удалились в пустынное место и жили в полном уединении. Их число возросло, и они рассеялись повсюду. Некоторые избрали чисто кочевой образ жизни и переселились в Иран, Туран и Шам. Там число их умножилось, и впоследствии из семей они составили таифе и ашираты, каковые мы находим в настоящее время.

Первым местом, где поселились курды, была область Майяфарикина, в сторону Диарбекира. Именно отсюда они расселились повсюду. Словом, курды — древний народ. Они существовали ещё до господнего посланца. Причины, побудившие курдов поселиться вдоль персидско-турецкой границы и в окрестностях Багдада, таковы, что все курдские племена любят воевать и охотно вступают в различные сражения. Между собой у них постоянная вражда, что доказывает их отвагу и то, что они не сдаются, не смотря ни на что, кто бы что не говорил, им каким-то чудом удаётся объединить свои силы и отразить удар врага.

Что же касается языка курдов, то это язык, на котором в Курдистане читают и пишут, он един и имеет единую форму слов и алфавит. Однако в устной речи различают четыре диалекта.

Первый диалект — раванди.

Второй диалект — хаккари. Все курдские книги и стихи написаны на этом языке, который, однако, мало отличается от диалекта раванди.

Третий диалект- диалект сулейманийский. Он в равной мере отличается от остальных диалектов.

Четвертый диалект – заза. Хотя эти диалекты, друг от друга отличаются, говорящие каждый на своем диалекте представители разных таифе в состоянии понять друг друга, ибо основа этих диалектов одна.

Вернемся к расселению курдов.

У курдов были эмиры, паши, ага, родом каждый из своего племени. Пашалыков у них не было, саджаков насчитывалось всего четыре-пять: Диарбекир, Ван, Муш, Бахдинан, Шахризур и Баязид. Остальные округа и все другие области были бейликами.

У кочевников беков не было, у них были ага. Однако Тимур Милли, выходец их племени милли, которое относится к курдам-кочарам, достиг звания паши и в течение определенного времени пользовался абсолютной властью и до настоящего времени у курдов-кочаров не было больше ни одного паши.

Кочевые курды Азербайджана, согласно «Шараф-наме», являются выходцами из Курдистана, а также из области Лури-стан, называемой Лур-и Бузург и Лур-и Кучак.

Нравы и обычаи всех этих курдских племён совсем разные, особенно отличаются курды Дерсима, которые принадлежат к секте кызылбашей и алидов. Курды, занимающие пограничные районы от Карса и Чилдыра до Диарбекира, Мосула, Шахри-зура и Багдада, будь то оседлые или кочевые — принадлежат к шафиитам и другим вероучениям никогда не следовали. Все эти курды — выходов из одного древнего таифе, которое появилось, по-видимому, после потопа, согласно некоторым сочинениям, например, «Раузат ас-сафа» и другим хроникам. Совсем небольшое вначале, со временем оно начало разрастаться и стало весьма многочисленным.

С давнего времени курды поступали на службу к различным государям и в войне с армянами и грузинами завладели их областями, которые составляют ныне часть Курдистана. Со временем меликов на неограниченную власть претендовали многие курды, как это показано в «Шараф-наме», проявляли полную самостоятельность и переходили на сторону победителя.

Шараф-хан, человек весьма известный и исполненный достоинств, некоторое время служил персидским шахам династии Сафави и привёз свою семью в Иран. Некоторое время он проживал в Казвине и Хорасане. Щедро осыпанный там милостями со стороны Оттоманского правительства, он снова возвратился в свой родной город Бидлис. Как описано в «Шараф-наме», Шараф-хан снискал особое расположение турецких и персидских государей. Он пользуется среди курдов большой известностью, а его исторический труд «Шараф-наме» весьма ценится курдами во всем мире. Это редкая книга в своё время за неё платили 1500 пиастров и, тем не менее, достать ее было трудно, ибо исторических сочинений турецких, арабских и персидских авторов много, а второй истории курдов нет. Именно по этой причине «Шараф-наме» столь редкая книга и дорого стоит.

В «Шараф-наме» нигде не упоминается о Баязиде, его правителях и о племени силиванли. Эти события произошли гораздо позже, и поэтому они описаны только в настоящей «Истории нашего времени», где речь идет об упомянутых областях, о делении больших курдских племён на небольшие кабиле, из которых некоторые упомянуты в «Шараф-наме». Историю каждого кабиле изучить до конца очень трудно, поэтому, чтобы не расписывать про каждое по отдельности, я проанализировала их и сделала вывод, что курдские племена, проживающие на османской территории, можно отнести к трём таифе: милли, зилли и сипки. Но так как нам необходимо разобраться в истории курдов, чтобы вынести для себя определенные выводы о генезисе ближневосточного этноса, нужно изучить города, в которых проживали курды.

В рукописи «Шараф-наме» автор приводит такие крупные города и области: Гурджистан, Азербайджан, оба Ширвана, Хорстан, Луристан, Шахризур, Бабан, Шну, Бахдинан, Бохтан, Ирак Арабский, Багдад, Диарбекир, Бешири, Хаккари, Моке, Ширван, Хазо, Хизан, Куфра, Исбаирд, Бидлис, Муш, Ван, Махмуди, Силиванли или Баязид, Эрзерум, Карс и Чилдыр.

Шараф-хан очень грамотно в своем произведении пишет об истории всех аширатов и кабиле упомянутых областей, рассказывает об их предках и преемниках, упоминает их беков, правителей и ага, какой они пользовались властью и доводит своё описание до правителей Пало, Агина и Мардина. Упомянуты и другие правители: Чингизиды, Сельджуки, Тимур Гурган, Сефевиды, Ак-Койюнлу, государи Армении, Аббасиды, Айюбиды, туркменские и узбекские султаны, шах Тахмасб и династия Османов. Шараф-хан описывает некоторые события времени правления этих государей, а также войны, которые они вели.

Курдские племена, о чем также говорится в «Шараф-наме», благоговеют перед своими вождями и почитают деление на сословия. Своему главе они всецело покорны и послушны, ничего не предпринимают вопреки его воле и его мнение никогда не оспаривают. Курды строго соблюдают обычай гостеприимства.

Курды очень любят и ценят приветливость и ласковое обхождение по отношению к ним, как говорится в одной известной пословице; за один афийят выпьют десять чаш воды, за одну улыбку окажут тысячу услуг. Но больше всего меня удивило то, что друг к другу курдские таифе относятся с завистью, и персидские курды завидуют курдам османским. Однако, стоит только появиться врагу, они все сразу же объединяются против него.

В произведении «Шараф-наме» автор рассказывает нам  не только о правителях и войнах, но и о нравах и обычаях курдов. По — моему мнению, ничто не дает настолько хорошего представления о народе, как его менталитет, быт и культура.

На первый взгляд курды кажутся грубыми и невежественными. Тем не менее они очень сговорчивы, всегда находят общий язык со всеми, а в случае необходимости прекрасно уживаются с европейцами и представителями других народов. Курды не такие отсталые, как нам могло бы показаться. В зависимости от времени и обстоятельств они слушаются своего руководителя, и даже если находятся на службе у какого-то могущественного иностранца, свои обязанности выполняют. Они считают это своим долгом.

В отношении к женщинам курды придерживаются тех же обычаев, что и европейцы. Они не держат взаперти своих жен и дочерей. Курдские женщины могут свободно выходить в люди. Женщины всюду следуют за мужчинами, во время войны они также помогают своим мужьям, берут оружие и участвуют в сражениях.

Но в «Шараф-наме» очень ярко описаны два порока для курдов. Эти пороки никогда не были распространены среди курдов: никто не предавался пьянству и разврату. Но общение с турками и частого с ними контакта, привели к тому, что в некоторых областях два эти порока получили распространение.

Все эти присущие курдам достоинства описаны автором «Шараф-наме». Если вы в первый раз знакомитесь с этим произведением, то оно может показаться вам просто обычной книгой, в которой описаны различные истории, но дальнейшее знакомство с этим сочинением даёт представление о высоких моральных качествах курдов, об обширности их страны, о правлении и славной истории их эмиров и какого могущества они достигли, хотя ныне слабы и бесправны. Однако, ещё многие племена могли бы создать государство, куда бы вошли ныне существующие области, знатные семейства и население.

Многие учёные и поэты убеждены: если бы по примеру других народов курды объединились и пожелали бы одни другим подчиниться, они смогли бы создать государство и объявить себя независимым. И, возможно, это и было бы решением сейчас такой актуальной проблемы, как проблема курдского вопроса. Однако, хотя эти племена одного происхождения, между ними всегда существовал дух соперничества. Исходя из этого, я могу предположить, что именно поэтому разобщённые между собой курды рассеяны ныне по Турции, Ирану и другим районам, служат здешним властям и подчиняются. Тем не менее, если все племена пожелают объединиться, то я думаю, что это будет уже не малый шаг.

Шараф-хан с горечью констатирует отсутствие у курдских племен согласия и единства. Его основная задача – показать, что существует курдский народ, который имеет свою историческую территорию – и что у этого народа есть своя история. Курдистан остается непокоренным – вот основная идея, которая, на первый взгляд незаметно, пронизывает все сочинение. «Если некоторые из султанов, — пишет Шараф-хан в предисловии,  — и устремляли все старания на завоевание и покорение Курдистана и переносили неописуемые трудности и лишения, то в конце концов они раскаивались и снова передавали свои земли хозяевам» – .«Кто захочет покорить Курдистан, — пишет далее автор, — будет иметь дело прежде всего с правителями Бидлиса и с племенем рузаки».

Автор посвятил это грандиозное произведение не правящей курдской верхушке, а именно истории курдов, понимая под курдами все разрозненные, говорящие на сильно различающихся диалектах курдские племена.

 

ГЛАВА 2

Имя Маргариты Борисовны Руденко известно в такой сфере, как отечественном и зарубежном востоковедении. Она перевела произведение Мела Махмуда Баязиди «Нравы и обычаи курдов».

Это произведение включает в себя вопросы: территория расселения курдов, численность (сведения на период написания очерка), природа, климат, легенды о происхождении, обычаи, быт, нравы, религия, устройство жилища, занятие, курдская женщина; прослеживаются все этапы жизни человека: рождение, свадьба, похороны; праздники. Анализировав произведение, я поняла, что она повествует о характере курдов, во многом определившемся условиями их жизни, сумевших в трудных условиях сохранить относительную независимость и национальное достоинство. М. Б. Руденко высказывает любопытное суждение: «О курдах можно сказать, что это народ суровый, но отнюдь не жестокий, гордый, но не надменный, добродушный, но не сентиментальный, искренний и просто душный и в то же время до тонкости проницательный и наблюдательный, как в повседневной жизни, так и в своих мироощущениях».[5]

Храбрость, мужество, прямоту и бесстрашие во всем. На поле боя курды не знают равных в храбрости и отваге. Только лицом к врагу — таков девиз курдов. Горе тому, кто повернется спиной к врагу. До конца жизни он будет посмешищем для окружающих, а во время трапез ему будут подавать перевернутую пиалу. Даже близкие перестанут разговаривать с ним. Пасть смертью героя — мечта каждого курда, и в курдских старинных песнях часто можно услышать, как мать желает сыну лучше пасть в сражении, чем умереть в собственной постели. Другая отличительная черта курдов — редкое гостеприимство, прославившееся на Востоке. В глазах курда не принять гостя или допустить, чтобы в его доме гостю была нанесена малейшая обида или оказано недостаточное внимание, не меньший позор, чем бегство с поля брани. Маргарита Борисовна отмечает ряд других обычаев курдов: неслыханным позором считается непочтительное отношение к по жилым и старым людям и вообще к старшим, а также необычайная память, особенно зрительная и др. Говоря об устройстве жилища, автор уделяет особое внимание очагу, имеющий огромное значение у курдов, можно сказать, магическое значение: с ним связаны благополучие, счастье и богатство семьи.

Произведение Мела Махмуда Баязиди «Нравы и обычаи курдов» является поистине великим. С помощью него мы узнаем такой народ, как курды, оно позволяет нам соприкоснуться с курдской землей, с ее этносом, и что более важно

Автор произведения рассказывает и о курдской свадьбе. Подробно описывает сложную церемонию заключения брачной сделки, приготовления к свадьбе, обычай похищения подушки невесты.

Самое главное на курдских свадьбах это то, что там много поют. Эти песни называются бриге. Исполняют их народные певцы-сказители (денг-бежи).

Курдская свадьба длится от трех до семи дней, в зависимости от возможностей хозяина. Если родственники жениха и невесты разделены большим расстоянием, то празднуются две свадьбы — со стороны жениха и со стороны невесты, но если они проживают рядом то они объединяются в одну свадьбу. Свадьбу устраивают весной.

Что же касается похорон, то курдский похоронный обряд также имеет свои специфические черты. Покойного курда обмывают и завертывают в саван из хлопчатобумажной ткани, затем кладут на ложе лицом к юго-западу (лицом к Мекке). Рот, нос и уши покойного затыкают ватой. Если умершего не хоронят в день смерти, то на грудь его кладут камень и зеркальце, обращенное к лицу. При выносе тела из дома женщины начинают плакать, дико кричать, разрывая на себе одежды, посыпая головы землей и пеплом.
Члены семьи умершего носят траур в течение шести месяцев или целый год. Когда срок траура кончается, ага, соседи или кто-нибудь из родственников умершего приносят для каждого из домочадцев что-нибудь из одежды или деньги (по своим средствам) и снимают с них черную одежду — траур прекращается.

Также повествует о празднике, связанном с переодеванием мужчин в женскую и женщин в мужскую одежду, о выборах «ложного эмира», о празднике в честь пророка Хыдыра (Хызра), который празднуется и мусульманами и езидами, считавшегося олицетворением вечной жизни, молодости и покровителем скота. Интересны также весенние и осенние скотоводческие праздники.

Курды, в основном, придерживаются обычая моногамии. Исключение составляют беки, которые чаще всего женятся повторно для укрепления родственных связей.

У курдов, как и у других народов Востока, сохраняется разделения общества на мужское и женское. На свадьбах, похоронах и других мероприятиях женское и мужское общества не пересекаются — они собираются в отдельных помещениях, едят за разными столами и т.д.

Курды не считают свою нацию исключительной. Когда они говорят на курдском — их сердце наполняется радостью, оно поет. Стоит вам заговорить на курдском — как курд обрадуется вам, как близкому родственнику. Однако это не значит, что курды призирают другие этносы. Они мирно сосуществуют с ними уже многие годы. Конфликты возникают тогда, когда курдам пытаются навязать что-то (язык, обычаи, порядки), когда их пытаются лишить права национальной самобытности, самоопределения.

Курды уважают людей сильных, влиятельных, политически дальновидных, умных, которые достигли определенных высот благодаря своему таланту.

При этом следует отметить, что понятие «сильный человек» отличается от понятия «человек обладающий силой». Можно обладать чем-либо (талантом, властью, деньгами) но не уметь этим пользоваться рационально либо не пользоваться преимуществами по какой-либо причине (нравственной, этической, психологической, социальной). Таких людей курды презирают.
Например: вождь племени. Если он сильный, властный, дальновидный, хороший политик, защищает и укрепляет свое племя — то он пользуется всеобщим уважением. Он лишает соплеменников определенной личной свободы (с их согласия), однако дает им гораздо больше — защиту, власть над окружающими, скот, земли. Если же вождь обладает всеми этими качествами, но использует их только на пользу себе — т.е. он берет больше чем дает, то его начинают ненавидеть. А если вождь не обладает этими качествами — то он всеобще презираем — и соотечественниками и соседями.
Заключение

Подводя итог выше всего перечисленного, могу сказать, что автор Шараф-наме прежде всего стремился показать историю курдов, их происхождение, описать отдельные племена. Что до других сведений о древних султанах и государях, в том числе, и о султанах Османских, то они приводятся лишь попутно. Истинная тема сочинений — история курдских таифе. И, хотя в курдских племенах есть выдающиеся ученые, почтенные шейхи и крупные поэты, которые по образцу арабских и персидских сочинений написали учёные трактаты в прозе и стихах и сочинили всевозможные стихи и диванче, вплоть до наших дней в Курдистане не было написано книги, подобной Шараф-наме. Об исторических событиях слагались сказания и предания и декламировались вслух.

Преодолев ограниченность конфессиональными рамками, Мела Махмуд, тем не менее, остается в плену представлений, которые несут печать ограниченности рамками своего региона, хотя антитезы «свои чужие» в отношении отдельных частей курдского этноса, как в труде Хусрава ибн Мухаммада Бани Арделана,  мы в предисловии не находим. Сказывается, без сомнения, и малая осведомленность Мела Махмуда о реалиях социальной жизни в более отдаленных областях Курдистана, которая порою приводит к утверждениям фантастическим.
Это, во-истину, первое историческое сочинение, в котором главное место отведено курдам. Написано оно было по-персидский и позднее неким уроженцем Бидлиса переведено на турецкий язык. Это очень редкая книга и существует всего в двух-трёх экземплярах.

Также благодаря произведению «Нравы и обычаи курдов», мы можем с точностью сказать, что за народ эти курды. Это интересное сочинение  повествующет о приметах и по­верьях, об устройстве жилища, о национальных играх и музыке, о видах ремесла и основных занятиях курдов. В этом сочинении автор отразил свое представление о нравах и обычах курдов.

Каждый народ предпринимает попытки привести доказательства древности своей истории. На мой взгляд, если есть народ — есть и его история.

Интерес к курдам на Западе возник уже давно — еще в XVIII в. Однако внимание ученых, главным образом, привлекало изучение курдского языка и его диалектов, которое велось на основании записей народной живой речи и фольклорных материалов. Это было несомненным преимуществом, но обстоятельство это имело и свою оборотную сторону: письменные памятники остались вне поля зрения исследователей. На основании этого, а также того факта, что дошедшие до нас сведения о культурном наследии курдов чрезвычайно скудны, многие ученые сочли возможным отрицать наличие всякой культуры у курдов.

Плеяда таких видных востоковедов, как А. Жаба, М. Хартман, П. Jlepx, В. Диттель, А. Лекок, а впоследствии Н. Я. Марр и И.А. Орбели, а еще позднее О. Л. Вильчевский, заложила основу изучения истории курдской литературы. Каждый из них внес свой более или менее значительный вклад в эту область: одни — изданием памятников (М. Хартман, А. Лекок), другие — собиранием рукописей и опросных сведений, третьи — своими высказываниями. Как бы то ни было, но всем им и, конечно, больше всех Александру Жаба курдский народ обязан сохранением замечательных памятников своей духовной культуры. Не будь этих ученых, может быть, и до сих пор в науке господствовало бы мнение о курдах как о «дикой народности», не способной к созданию национальной культуры

Однако было немало ученых (В. Диттель, М. Хартман, П. Лерх,

А. Жаба,  Э. Сон, А. Лекок,  Р. Леско,  В. Минорский,  В. Никитин,

Н. Я. Марр,  И. А. Орбели  и др.),  которые знали  о существовании

курдских письменных памятников и утверждали, что курдский на­

род — обладатель оригинальной самобытной литературы. Однако,

к сожалению, первое мнение настолько возобладало, что отдельные

ученые продолжали разделять его до последних лет. Высказывания  о  курдах  как о  «дикой  народности, лишенной всяких  культурных  качеств», о том,  что  «курд был  и есть вопло­щение всего некультурного», мы встречаем в трудах таких ученых, как Т. Нёльдеке и Э. М. Катремер. Вслед за ними отдельные ученые провозгласили курдов народом не только не способным к созданию национальной письменной литературы, но и не проявившим ника­кого интереса к культуре и литературе других народов.

В целом первый пере­вод на курдский язык, выполненный Мела Махмудом Баязиди, верно передает текст персидского подлинника и, несмотря на отмеченные выше пропуски, сокращения текста, представляет большую научную ценность, а язык Махмуда Баязиди отражает наиболее интересные черты, свойственные языку классической курдской литературы, возникшей на северном диалекте.

 

Список использованныой литературы

 

1.Шараф-хан Бидлиси. Шараф-наме. Перевод, предисловие, примечания и приложения Е. И. Васильевой. T. I. М., 1967; т. П. М., 1976

2.Мела Махмуд Байазиди. Таварих-и кадим-и Курдистан («Древняя история Курдистана»). T. I. Перевод «Шараф-наме» Шараф-хана Бидлиси с персидского языка на курдский (курманджи). Издание текста, предисловие, указатели и оглавление К. К. Курдоева и Ж. С. Мусаэлян. М., 1986.

  1. Мела Махмуд Баязиди. Нравы и обычаи Курдов.Изд. Восточной Литературы, Москва, 1963.

4.http://www.kurdistan.com.ua/nravi-i-obichayi-kurdov

  1. http://kurdistan.ru/2010/01/20/articles-3126_Kurdovedenie.html
  2. http://docplayer.ru/33796513-M-b-rudenko-ocherki-g-kurdskoy-literatury.html
  3. http://www.orientalstudies.ru/rus/images/pdf/PPV_2004_1-1_04_musaelyan.pdf
  4. МусаэлянЖ.С. А.Д. Жаба и курдоведение // ПП и ПИКНВ. М., 1991. XXIV/III. С. 83-99.

[1] http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Mela_Machmud_Bajazidi/text1.phtml?id=12647

[2] http://www.orientalstudies.ru/rus/images/pdf/PPV_2004_1-1_04_musaelyan.pdf

[3] http://www.orientalstudies.ru/rus/images/pdf/PPV_2004_1-1_04_musaelyan.pdf

[4] http://www.kurdist.ru/index.php?id=321&option=com_content&task=view

[5] http://docplayer.ru/33796513-M-b-rudenko-ocherki-g-kurdskoy-literatury.html

3 комментария
0

Related Posts

3 комментария

Князь 04.04.2018 - 07:27

Уважаемый автор, вы ссылаетесь на свидетельства Петрушевского, пишите что встречаете у Нельдеке и Катремера нелицеприятное о курдах, а вы их лично читали?

Aza Avdali 04.04.2018 - 13:08

Ольга, спасибо Вам за такой увлекательный экскурс в курдскую историю . И хоть сказал Марр, что курды это народ «замолчанной историей» , но это и так, да не совсем так. Так много исторических свидетельств о курдах, было уничтожено и войнами, но и сознательно теми, кому угодно было свести к нулю или извратить всю ту правду о курдах, которая выбивала из-под них их значимость за счёт присвоения курдских достижений и курдской истории. Я верю, что настанет день, когда курдская история будет восстановлена и очищена от всяких вымыслов и лжи. А Вам спасибо преогромнейшее. Продолжайте, пожалуйста, и дальше раскрывать и изучать эту увлекательнейшую тему. Удачи Вам!

Мураз Аджоев 04.04.2018 - 14:16

Спасибо В.Макаренко за эту группу студентов, которым он сумел уже с первых шагов учёбы привить интерес к курдскому вопросу, разнообразной курдской тематике. Очевидно то, что студенты увлеченго пишут курсовые работы и, конечно, будут успешны в стремлении стать профессионалами. Учитесь, чтобы стать специалистами, способными бороться с невежеством и ложью. Удачи и больших успехов!

Комментарии закрыты