Американский аналитик: Расизм и «гражданский национализм»

автор RiaTAZA
137 просмотры

Информация к размышлению для курдов

События этой недели в Шарлоттсвилле, штат Вирджиния, продолжают преобладать в информационном пространстве Америки и многих стран мира. Белые расисты – смесь Ку-клукс-клана (ККК), так называемых «альт-правых» («альтернативных правых», а точнее неонацистов) и прочих – нагрянули в Шарлоттсвилль, чтобы выразить протест против демонтажа памятника генералу Конфедерации южных штатов Роберту Эдварду Ли. Их встретили протестующие противники, осуждающие расизм и фанатизм ККК и неонацистов. Один из протестующих был убит, после того, белый расист протаранил своим автомобилем толпу демонстрантов, при этом многие другие получили ранения. Первоначальный отказ президента Трампа категорически осудить белых неонацистов и его попытки приравнять таковых к их оппонентам только еще больше подогрели ситуацию.

Активисты крайне правых на таких мероприятиях обычно пытаются отстаивать свои взгляды не более чем в рамках национализма или гордости за свою собственную политическую группу, подобная гордыня свойственна многим народам. Проблема в том, что в Америке большинство граждан давно потеряли реальную связь с зарубежными нациями, культурами и языками. В нашем мире, мире национальных государств, прекрасно быть исполненным гордости ирландцем, французом, голландцем, турком, арабом, курдом или русским. Однако для американцев, которые потеряли связь со своими историческими родинами и которые больше не говорят ни на каком языке, кроме английского, такой вариант невозможен.

Вместо этого современные белые расисты апеллируют к прошлому, в котором европейские фашисты, объединив культуру, язык и воображаемую идентичность, определили нацию как расу, – определили субъективно, к примеру через цвет кожи, причем со вбросом нескольких абсурдных представлений (например, о том, что даже светловолосые и голубоглазые евреи не являются «белыми»). Недовольные экономическими и демографическими изменениями, которые глобализация приносит в Америку (в них они обвиняют евреев; якобы евреи всегда были каким-то единым высшим разумом, контролирующим все), эти белые расисты хотят сохранить исторически привилегированное положение «белых» (или тех американцев, происхождение которых в основном связано с определенными европейскими странами) в их обществе. Не-белый не только никогда не может получить равный статус в расистской утопии таких людей, но даже просто занять в ней скромное место.

В отличие от сторонников превосходства белой расы, большая часть Америки (и других населенных иммигрантами государств, таких как Канада, Австралия и Новая Зеландия) заменила этнолингвистическую (или культурно-лингвистическую) идентичность и национализм гражданской идентичностью, основанной на общем американском гражданстве и своеобразной американской культуре. Европейцы, пережив ужасный опыт фашизма во Второй мировой войне, в значительной степени сделали то же самое, народы Ближнего Востока – в отношении арабоязычных суданцев, темнокожих в сравнении с другими, более светлокожими, арабоговорящими, например из Сирии. Это было верным шагом для турок, персов, а также курдов, учитывая исторические свидетельства о некурдских племенах, ставших курдами и наоборот.

Хотя этот переход от расовой идентичности к культурно-лингвистическим нациям (или к гражданским народам, в странах со сравнительно здоровым и дееспособным государством) часто сталкивается с противоречиями и препонами расистов, верящих более в «кровь и почву», нежели в культуру, тем не менее в наши дни гражданский национализм стал новой мировой нормой. Гражданская культура, в свою очередь, это постоянно развивающаяся идентичность, которая является предметом спора различных групп. Кемалистская Турция, например, пыталась создать гражданскую нацию вокруг единого языка и этнической группы (турки) – что изначально несло противоречия, – в то время как Партия справедливости и развития Реджепа Тайипа Эрдогана пытается выстроить гораздо более заметную мусульманскую составляющую в рамках той же этнической идентичности. Другие страны, такие как Бельгия и Швейцария, с разной степенью успешности добиваются объединения нескольких национальностей в рамках одной гражданской идентичности.

Но в результате идеал гражданского национализма всегда проигрывает. Люди повсюду часто сохраняют некоторые идеи о том, как выглядит «подлинный» представитель нации и откуда она ведет свое происхождение. Существуют также «традиционалисты», или «консерваторы», которые высоко ценят ключевые аспекты прошлого своей культуры. Это не имеет большого значения в хорошо управляемых, толерантных, демократических государствах, в которых все не слишком быстро меняются, и люди имеют возможность привыкнуть к тому, что британцы могут иметь облик индийцев, канадцы – выглядеть как китайцы, а французы – африканцами. страна Однако во времена политической неопределенности, экономических трудностей и неурядиц напряженность между идеалом и реальностью гражданского национализма может расколоть общество на части (курсив  RiaTaza).

Эти вопросы предназначены и для курдских читателей Rudaw. О них стоит задуматься, тем более что долгожданное стремление к курдской независимости обретает все большую значимость. В то время как государство Курдистан может определить своих людей как принадлежащих множеству этнических групп и религий, сам термин «Курдистан» по-прежнему означает «страна курдов». Противоречие между данным фактом и идеалом гражданского национализма в Курдистане не должно вызывать большей проблемы, чем для Франции, Испании или других стран, чье название соотносится с доминирующей этнической группой. Даже государства с нейтральными названиями, такие как Великобритания, Бельгия и Нидерланды, включают в себя ключевые национальные группы (например, английскую, шотландскую, валлийскую, фламандскую, французскую и голландскую), которые играют непропорционально большую роль в формировании государственной идентичности.

Главное для курдских националистов заключается в том, чтобы быть очень осторожными, дабы оставить достаточно места для других групп и идентичностей в будущем государстве. Как мы видели в Шарлоттсвилле на этой неделе, это непростая задача даже для самых сильных государств. Суннитский арабский Ирак и, с 2003 года, шиитский арабский Ирак не справились с ней. Курдам требуется осторожность во избежание повторения несправедливости, которую проявили по отношению к ним арабские Багдад и Дамаск, турецкая Анкара и персидский Тегеран. По крайней мере пока регион Иракский Курдистан, кажется, помнит об этом и наконец стоит на правильном пути.

Дэвид Романо, аналитик, колумнист Rudaw.net Перевод  Ria Taza.com

 

0 комментарий
0

Related Posts