Госдепартамент США продолжает колебаться относительно референдума в Курдистане

автор RIATAZA
20 просмотры

В пятницу госсекретарь США Рекс Тиллерсон и президент Курдистана Масуд Барзани провели телефонный разговор, поскольку Эрбиль подготовил первый важный шаг в своих дискуссиях с Багдадом о запланированном референдуме о независимости Курдистана.

В понедельник в Багдад для проведения переговоров по референдуму о независимости прибыла делегация из семи членов многопартийного Комитета Высшего Совета по референдуму в регионе Курдистан.

Однако, в то время, как курдская дипломатия продвигается вперед, туманный район (шутливое название государственного департамента министерства иностранных дел США) по-прежнему выглядит растерянным.

Во вторник, когда был задан вопрос относительно того, что думают США о визите курдской делегации в Багдад, пресс-секретарь госдепартамента Хизер Науэр, ответила: «Если Эрбиль и Багдад хотят сесть за один стол и поговорить друг с другом, это, безусловно, прекрасно».

Однако, террористическая организация ДАИШ (запрещена в РФ), продолжила она, «сейчас является серьезной серьезной угрозой в Ираке, и мы обеспокоены референдумом в это время, «поскольку он «может еще более дестабилизировать ситуацию».

«Мы выразили очень серьезную озабоченность по поводу проведения референдума», — добавила она, и «то, что мы хотели бы видеть, — это стабильный, безопасный и единый Ирак».

Когда Тиллерсон и Барзани говорили в пятницу, государственный секретарь США не сказал, что курды должны оставаться частью Ирака. А только попросил Барзани отложить референдум, а не отменить его прямо сейчас.

Офис президента Барзани опубликовал запись этого разговора, в котором Тиллерсон выразил свою признательность за роль, которую президент Курдистанского региона и Пешмерга сыграли в борьбе с ДАИШ, включая беспрецедентное сотрудничество между Эрбилем и Багдадом.

Согласно опубликованной курдами записи разговора, пара также обсудила «текущие и будущие операции» против ДАИШ.

Что касается референдума, Тиллерсон «приветствовал решение отправить курдскую делегацию высокого уровня в Багдад» для обсуждения нерешенных вопросов, добавив, что США хотели бы, чтобы голосование «было отложено».

Таким образом, государственный секретарь США возражал против сроков проведения референдума, а не самого референдума.

Государственный департамент в свою очередь не стал оглашать запись беседы между Барзани и Тиллерсоном. Он также не стал оспаривать запись опубликованную курдами.

Полковник армии США, вышедший на пенсию, Норвелл Де Аткин предположил в интервью ИА К24, что если запись телефонного разговора из офиса Барзани была бы неточной, то Государственный департамент обязательно выступил бы с исправлением или опровержением. Раз этого не произошло, то это говорит о достоверности курдской версии записи.

Во время брифинга государственного департамента во вторник, корреспондент ИА К24 попросил пресс-секретаря разъяснить позицию США относительно срока проведения референдума в Курдистане.

Однако ясность была расплывчатой. «В конечном итоге это нужно решать с иракским народом», — ответила она, снова подчеркнув, что «ДАИШ» является главной целью.

Де Аткин предположил, что, пожалуй, администрация не имеет единой политики, а бюрократы в Государственном департаменте отталкиваются от позиции Белого дома, который больше сочувствует курдским устремлениям.

 

В отличие от Вашингтона, Москва заняла более благоприятную позицию относительно референдума.

«Рассчитываем, что при принятии окончательных решений будет просчитано все, что касается политических, геополитических, демографических и экономических последствий этого шага, в том числе с учетом того, что курдский вопрос шире границ современного Ирака и затрагивает ситуацию в целом ряде соседних государств», — объяснил в прошлом месяце министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью курдскому телеканалу Rudaw.

«Мы рассчитываем, что воля курдского народа будет выражена мирно, и окончательные формы реализации результатов референдума будут сформулированы таким образом, чтобы учесть все факторы, о которых я сказал, в том числе обстановку в регионе и позиции соседних с Ираком стран», — добавил глава МИД РФ.

Лавров при этом подчеркнул, что «законные устремления курдов, как и других народов, необходимо реализовывать в рамках имеющихся норм международного права». «Это касается и того решения о проведении референдума, которое, как мы понимаем, было окончательно принято в Эрбиле», — добавил он.

Иран больше всех выступал против референдума. Как объяснил несколько недель назад Хошиар Зебари, бывший министр иностранных дел Ирака, а затем министр финансов, а теперь член Высшего Совета по референдуму: «Мы не видели ни одну страну, кроме Ирана, которая прямо и решительно выступала бы против принципа референдума».

Однако, с визитом курдской высокопоставленной делегации в Багдад, позиция Ирана резко смягчилась, по крайней мере, риторически.

В дополнение к встрече с высокопоставленными иракскими должностными лицами делегация встретилась с послом Ирана в Багдаде, который присоединился к ним на пресс-конференции: «Исламская Республика Иран поддерживает любые переговоры между Курдистаном и центральным правительством в Багдаде».

Иран будет поддерживать «любое соглашение, которое они смогут достичь путем переговоров», — добавил он.

Учитывая раннюю враждебность Тегерана — его подозрения относительно независимости Курдистана и грубое злоупотребление своим собственным курдским населением, его новое отношение, возможно, необходимо будет рассматривать с подозрением.

Возможно, Иран признает, что референдум пользуется большой общественной поддержкой и что курдское правительство твердо намерено его провести. Таким образом получается, что Ирану будет крайне трудно противодействовать этому историческому процессу.

2 комментария
0

Related Posts

2 комментария

Мураз Аджоев 16.08.2017 - 15:45

Надо отметить, что в Эрбиле вполне обоснованно «рассчитывают», что и США, и Россия при принятии своих окончательных, очень ответственных решений в обязательном порядке «просчитают все, что касается политических, геополитических, демографических и экономических последствий» в случае отказа от признания суверенно независимого Южного Курдистана, «в том числе с учетом того, что курдский вопрос шире границ современного Ирака (и современной Сирии), и (серьезно) затрагивает ситуацию в целом ряде соседних государств», в частотности, в Турции и Иране. Так что, Москва и Вашингтон не имеют много выбора, кроме признания права курдского народа и сообществ как Южного Курдистана так и Западного Курдистана на самоопределение, воссоединение и образование своей суверенно независимой, светской и демократической страны, нового государства Курдистан, возможно, в форме федеративной республики.

Мураз Аджоев 16.08.2017 - 17:14

Удивляет чрезмерно уж заботливое отношение МИД России не только к вопросу о единстве и целостности двух катастрофически и трагически распавшихся государств, Ирака и Сирии, но и особое беспокойство МИД РФ о ситуации в Турции и Иране в связи с уже ожидаемыми итогами референдума о территориальной целостности, независимости Южного Курдистана. Анкара и Тегеран как-нибудь сами позаботятся обо всех проблемах и угрозах суверенитету, единству и целостности своих государств, без дипломатической помощи МИД РФ. Россия, полагаю, будучи страной-постоянным членом Совета Безопасности ООН обязана и должна, исходя из сложившихся условий и обстоятельств в Ираке и Сирии, проявить решительность и заявить официально о своей однозначной поддержке и признании неотъемлемого права курдского народа, всех автохтонных сообществ Южного Курдистана и Западного Курдистана на самоопределение, воссоединение и образование суверенно независимого Курдистана в интересах мира, безопасности и стабильности, торжества исторической справедливости в полном соответствии с нормами и принципами международного законодательства, Устава Организации Объединённых Наций. Россия должна быть одной из первых стран из числа постоянных членов СБ ООН, которые, безусловно, признают независимый Курдистан.

Комментарии закрыты