Kurdistan24 : Как референдум в автономии скажется на иранских курдах?

автор RiaTAZA
61 просмотры

Несмотря на столетия пребывания в разных странах, разделенные различными границами, трагедии или победы в одной части исторического Курдистана, оживляют чувства и эмоции курдов, проживающих в остальных его частях.

 Неважно в Ираке ли, Иране, Турции или Сирии, курды гордятся победой 2015 года под Кобани и с болью вспоминают газовую атаку 1988 года в Халабдже, или резню 1937-38 гг. в Дерсиме.

Для народа, столкнувшегося с угрозой исчезновения с лица земли из-за отсутствия собственной государственности, независимость – многолетняя мечта, осуществимость которой долго и остро обсуждается. И в этом году региональное правительство Курдистана наконец-то назначило дату проведения референдума по независимости на 25 сентября 2017 года.

Для референдума существуют серьезные внутренние и внешние препятствия.  Внутри региона существуют значительные разногласия между партиями по вопросу референдума, региональное правительство активно критикуется за коррупцию, плохое администрирования при авторитарном стиле правления. Регион только-только начинает вылезать из сложнейшей ситуации, вызванной экономическим кризисом, войной с ДАИШ(запрещена в России), наплывом беженцев и перемещенных лиц, а также урезанием бюджетных трансфертов из Багдада.

 Западные страны, несмотря на то, что они постоянно подчеркивают свою приверженность демократии, не заявили об официальной поддержке референдума, определив его как «внутреннее дело Ирака». И хотя грядущий референдум и приблизит разделенный курдский народ к осуществлению его вековой мечты, турбулентный Ближний Востоку все-таки не тот регион, где народу можно просто так предложить реализацию его естественного права. Ведь жесткие по отношению к курдам в своих странах, и пытающиеся править ими «железной рукой» Тегеран и Анкара открыто выступили против референдума. Иран, активно увеличивающий свое региональное влияние, прежде всего, в охваченными  войной Сирии и Ираке, немедленно осудил проведение референдума, но не предпринял практических попыток ему помешать.

 Старая стратегия персов, заключающаяся в сочетании тактик уговоров и запугивания проявила себя и в  данный момент, что в Тегеран был приглашен больной и отставной курдский лидер Джелал Талабани.

Но вот главный вопрос: как грядущий референдум повлияет на иранских курдов?

Политический аналитик Соусан Мохаммадхани-Гиасванд полагает, что независимость региона Курдистан напрямую затронет иранских курдов. Курды никогда не признавали существующих границ и участвовали в сражениях, не бывших непосредственно «их» битвами. Вполне обычное дело – встретить иранского курда, воюющего в Сирии против ДАИШ, или курда, родившегося и выросшего в Турции, но воюющего в Ираке.

 «Географическая близость Курдистана пугает Иран, постоянно подчеркивающий необходимость сохранения территориальной целостности Ирака», – заявила эксперт в интервью  Kurdistan24, отметив, что и прежний, шахский, и нынешний, исламистский режим в Иране, рассматривали курдов как угрозу.

«Референдум повлияет не только на политические устремления иранских курдов и тональность их политических требований к правительству страны, он также окажет влияние и на политические партии курдов страны», – сообщила Гиасванд по телефону из Парижа.

Базируясь на территории иракского Курдистана более 30 лет, ирано-курдские партии вплоть до прошлого года отказывались от  вооруженной борьбы. В случае, если Тегеран пойдет на сделку с Курдистаном, дав ему возможность идти путем независимости, то находящиеся в изгнании и зависимые от внешних факторов эти партии могут оказаться под жестким прессингом.

«Чем более независимым будет региональное правительство Курдистана, тем будет лучше для него и курдских партий. А прессинг наверняка окажется краткосрочным. В долгосрочной же перспективе независимость позитивно повлияет на ирано-курдские партии», – заключает эксперт.

 Акцентируя внимание на этических аспектах проблемы, германско-курдский активист Рахман Джавамарди сказал в интервью нашему каналу: «Курды по своей воле никогда не позволяли разорвать себя, как народ, сделав частью других государств. Они пережили жесточайшее угнетение, в том числе и геноцид, находясь под чужим владычеством и именно поэтому так жаждут независимости. Если курды в Ираке обретут справедливость, то это затронет их соотечественников во всех концах земли. Разве кто-нибудь выступает за то, чтобы жертвы домашнего насилия продолжали оставаться в браке со своими насильниками. Почему народ, едва не стертый с лица земли, должен оставаться в рамках распадающегося государства, бывшего, к тому же, и его угнетателем».

 С тем, что хотя референдум и является внутренним делом Ирака, его успех, или, наоборот, провал коснется всех курдов, согласен и журналист Каве Горейши. «Потенциальное признание государства Курдистан может организовать иранских курдов на усиление давления на собственное правительство с целью расширения своих прав. Но иранские курды на данный момент не очень хорошо организованы. И если референдум пройдет, но обрести независимость в конечном итоге не удастся, то это сделает подобные цели в других частях Курдистана еще менее достижимыми», – заявил журналист телеканалу Kurdistan24 из Берлина.

Г-н Горейши указал также на важное значение названия нового государства, если оно обретет независимость.

«Очевидно, что Иран и Турция не позволят, чтобы государство называлось Южный  Курдистан (таково неофициальное название иракско-курдских земель, самим курдами именуемых Башур), в то же время название нового государства «Курдистан» будет восприниматься как-то, что монополию на это общее определение присвоила себе лишь часть курдов», – считает журналист.

 С другой стороны, как полагает проживающий в Стокгольме журналист Поуйя Азизи,  успех референдума может оживить подобные надежды и устремления к самоопределению среди иранских курдов, которые имеют короткую историю собственного независимого государства – Махабадской Республики (1945), ее падение, кстати, усилило угнетение курдов в стране.

«В зависимости от баланса сил в иракском Курдистане, иранское правительство может либо пойти навстречу требованиям своих собственных курдов, либо уровень репрессий со стороны правительства только повысится», – говорит Азизи.

За последние три года курды обрели мировое признание своими успехами в жестокой борьбе против экстремистов из ДАИШ и вплотную приблизились к историческому моменту, могущему изменить их жизнь к лучшему, вернуть Курдистан на карту мира, официально предоставить этому народу «национальное бытие».

 Несмотря на то, то, что изначально курдская оппозиция приняла в штыки предложение правительства о референдуме, сейчас она поняла, что вопрос о независимости превыше партийных интересов. А Иран и Турция, хотя публично активно отрицают необходимость референдума, все же имеют значительные политические и экономические интересы в Курдистане, которыми нельзя столь легко пренебречь.

Kurdistan24        Перевод RiaTaza.com

 

 

0 комментарий
0

Related Posts