Курдский эксперт: как в будущем избежать конфликта между курдами и Хашд- аш-Шааби

Курдский эксперт: как в будущем избежать конфликта между курдами и Хашд- аш-Шааби

С тех пор, как в 2014 г пресловутая ДАИШ( «исламское государство»)(запрещена в России), захватила треть иракской территории, две силы зарекомендовали себя наиболее эффективно в сухопутных операциях против террористов – это вооруженные и полицейские силы автономного Курдистана ( Пешмерга и «асаиш»), а также куда лучше финансируемые и возглавляемые шиитами «силы народной мобилизации» или «Хашд аш-Шааби».

В то время, когда значительную роль в разгроме ДАИШ сыграла иракская армия (особенно это касается мосульской операции) Пешмерга и «Хашд аш-Шааби» уже продемонстрировали симптомы рассогласованности в их действиях. Также все более различались их позиции  по вопросу контроля над территориями считающимися спорными. Эти разногласия себя очень видимо проявили в рамках конфликтов по поводу г. Киркука и южных районов провинции Шангал (Синджар).

Оба этих региона, Киркук и Шангал, на основании статьи 140-й о т.н. «спорных территорий». Это понятие охватывает также населенные, преимущественно курдами, земли в провинциях Дияла, Салахаддин и Ниневия. Это довольно застарелая и противоречивая проблема, которую Багдад избегал решать любым способом и ценой. Фактически лишь недавно, после ухода иракской армии, вооруженные формирования Курдистана захватили контроль над большей частью этих территорий.

В «Хаш аш-Шааби» представляющими собой конгломерат  плохо соорганизованных друг с другом и находящихся под разным командованием подразделений, были явно недовольны присутствием вооруженных сил автономии на этих территориях. Временами, по инициативе шиитов активно распространялась через контролируемые СМИ антикурдская и направленная против Пешмерга риторика. Эти действия встречали регулярное противодействие  с курдской стороны, а сообщения регулярно опровергались региональным правительством Курдистана и министерством по делам Пешмерга.

Поэтому неудивительно, что недавние совместные действия «Хашд» и оппортунистов из РПК в южном Шангале вызвали озабоченность в Курдистане. Более того, министерство по делам Пешмерга официально заявило, что такие действия шиитов представляют собой нарушение соглашения о военном сотрудничестве, заключенного перед началом мосульской операции.

 Без сомнения многие известные политические фигуры в Багдаде (речь идет, прежде всего, об экс-премьере Нури аль-Малики и его ближайшем окружении), а также в Иране поддерживают усилия «Хашд» по противодействию попыткам инкорпорировать территории, населенные преимущественно курдами, в состав  Региона Курдистан. Кроме того, эти круги временами ясно дают понять о своем намерении использовать «Хашд» и им подобные группы в качестве силы, противостоящей планам курдов.

 Но подобная политика контрпродуктивна  для стабильности региона в целом и лишь стимулирует дальнейшую эскалацию насилия, и для «Хашд аш-Шааби» было бы более оптимальным сосредоточится на противостоянии ДАИШ и восстановлении мира и стабильности внутри Ирака, ради чего, собственно, это шиитское ополчение и было создано в июне 2014 года.

Шиитское ополчение ничего не выиграет от вовлечения в конфликт с Пешмерга, а напротив рискует истощить собственные ресурсы (людские и финансовые) в этом предполагаемом противостоянии, которое наверняка окажется дорогостоящим. В то же время, ряд группировок внутри «Хашд» сходятся во мнении, что возможный конфликт отнюдь не станет решением проблем между  шиитским ополчением и Пешмерга курдской автономии.

А другие, более враждебные к курдам группы внутри «Хашд» должны быть более осторожными. Им не следует недооценивать военную мощь и мотивацию Пешмерга. Хотя они не так хорошо оснащены и профинансированы как «Хашд», но недостаток материальных ресурсов Пешмерга компенсируют силой духа, что они и продемонстрировали в войне с ДАИШ. Так же в шиитском ополчении должны понимать, что Курдистан и силы Пешмерга имеют влиятельную поддержку в международном сообществе, которое дает понять, что поддержка эта будет продолжаться и после окончания войны с ДАИШ.

В этих условиях региональное правительство Курдистана и его спецслужбы будут находиться в состоянии постоянной готовности перед лицом угроз, порождаемых, как противостоянием антагонистических групп внутри «Хашд», так и другими факторами, существующими в регионе. Все это требует высокого уровня стратегического планирования, обороны и безопасности, что окажет неоценимую поддержку в обеспечении мира в регионе. И хотя диалог и дипломатия по прежнему остаются главными средствами для обеспечения мира в регионе, подобные приготовления для обеспечения безопасности автономии безусловно необходимы.

 В «Хашд аш-Шааби» должны быть готовы признать результаты любого демократического референдума, как это предусмотрено 140-й статьей конституцией Ирака, который бы определил, кому управлять вышеупомянутыми спорными территориями – Багдаду или Эрбилю.

 Пока же иракские курды неустанно повторяют фразу «До Хамринских гор»,  имея в виду территории к югу от горной цепи Хамрин, которые считаются исторической и географической границей Курдистана. Эта граница, даже если будет оставаться политически неопределенной, очевидно сыграет роль ключевого пункта в  будущих спорах и противостояниях между Пешмерга и «Хашд аш-Шааби».

 Автор- Барзани Хуссейн, курдский востоковед и аналитик.     

Kurdistan24.net          перевод Ria Taza.com

 

Об авторе

Похожие записи