На повестке дня – «Курдекзит»

На повестке дня – «Курдекзит»

 Британский общественный деятель о предстоящем рееферендуме и позиции его страны поэтой проблеме

В те дни 2015 года, когда ДАИШ(запрещена в России) угрожала взятием курдских городов, мэр Лондона Борис Джонсон посетил в Ираке британских военнослужащих, занимавшихся подготовкой курдских бойцов, и сфотографировался с Пешмерга с АК-47 в руках. До этого он встретился с «динамичным и устремленным в будущее молодым политиком», – премьер-министром «нарождающегося государства Курдистан» Нечирваном Барзани. Тогда Джонсон писал: «… мы должны помочь [курдам] , поскольку у нас есть моральные обязанности перед этой частью мира. Именно британцы в начале 20-х годов минувшего века игнорировали существующие в регионе этнические разделения и не создали Курдистан», который Джонсон обозначил, как одно из немногих «светлых пятен» на карте Ближнего Востока.

Два года спустя, теперь уже министр иностранных дел Соединенного Королевства Борис Джонсон выпускает официальное заявление в связи с намеченным на сентябрь референдумом по независимости Курдистана. Этот документ заслуживает того, чтобы процитировать его целиком:  «Мы ознакомились с заявлением правительства Курдистана о намерении провести в сентябре референдум о независимости.  Мы понимаем чаяния курдского народа и продолжаем его политическую, культурную и экономическую поддержку, как составной части Ирака. Но проведение референдума в данный момент может отвлечь от решения более приоритетных проблем, таких, как разгром ДАИШ, стабилизация положения в освобожденных районах  и решения долгосрочных политических проблем, приведших в свое время к возникновению ДАИШ. Любой референдум или другая форма политического процесса, направленного на обретение  независимости должна быть согласована с федеральным правительством Ирака в Багдаде. Односторонние шаги к независимости – ни в интересах граждан Курдистана, Ирака и региональной стабильности в более широком смысле».

В заявлении также говорится : «Соединенное королевство поддерживает стабильный, демократический и единый Ирак, способный обеспечить безопасность, работу, надлежащий уровень здравоохранения и образования, чего желают все иракцы. Мы призываем все стороны вступить в диалог с целью обеспечить лучшее будущее народа на основе ныне действующей конституции страны».

Cтрастный призыв Джонсона к солидарности и одновременно четкое подтверждение политики «одного Ирака», реализуемой британским министерством иностранных дел и по делам содружества вовсе не противоречат друг другу. Попробуем проанализировать данную декларацию в контексте трех ее аспектов – времени, жизнеспособности и моральной составляющей проблемы.

Шеф британской дипломатии утверждает, что ныне не время для референдума, и более приоритетными являются разгром ДАИШ и решение суннитского вопроса в Ираке. Но военное поражение ДАИШ в Мосуле неизбежно, и сентябрьский референдум никак на это не повлияет.

 Ирак еще три года назад стал фактически развалившимся государством. Курды имеют право сами определять свои отношение к управлению Ираком, что является предметом переговоров. И сентябрь – это также и удачный момент для курдов, чтобы получить мандат на переговоры с Ираком. Курды согласились соединиться с Ираком в 2003 году  и предпринимали все усилия к тому, чтобы этот союз по настоящему заработал, однако их естественное право на самоопределение не исчерпало себя на этом первом этапе  его реализации.

 О жизнеспособности принятого решения о референдума непосредственно в заявлении ничего не говорится, но обеспокоенность этим моментом « подразумевается». Начиная с 1991 года, Курдистан многого достиг в политической и экономической сферах. Установлены отношения с Турцией, практически из упадка выведен энергетический сектор, повышен уровень жизни, изменился облик городов региона. Но серьезные внутренние разногласия разделили курдов, в результате чего  была остановлена работа парламента, а экономика, чьи недостатки были усугублены внешним кризисом, окончательно перестала действовать.

Большинство партий поддерживает референдум, но многие курды  и их друзья считают, что перед столь значимым событием необходимо навести порядок в собственном доме. Действительно им необходимо действовать быстрее и активнее. Терпение мирового сообщества к факту неработающего курдского парламента явно иссякает и к референдуму будет больше доверия, если работа парламента будет к этому времени возобновлена.

Преобразование экономики с высокой долей участия государства и опорой на сырьевой сектор с развитием частного предпринимательства воспринято в теоретическом плане и в этом направлении предпринимаются и практические шаги. Но ни одно новое государство еще не рождалось совершенным и независимость поможет активизировать реформы и обеспечить доступ к ресурсам и возможностям, недоступным несуверенному, автономному образованию. В любом случае, независимость не означает полного разрыва, а лишь начало процесса совместной работы.

Что до морального контекста проблемы, то приводимые аргументы не соответствуют мнению и критериям консервативно настроенных министров и дипломатов. Курды могут однако особенно подчеркнуть общие с другими странами стратегические интересы: то, что независимый Курдистан может стать надежным военным союзником Запада, буфером между суннитами и шиитами, стабильным источником энергоресурсов, образцом плюрализма и религиозной толерантности.

Заявление британского МИД, как и другие подобные документы, конечно же  не остановят курдов на пути к независимости, они будут действовать, как считают нужным. Независимость также приобрела еще большую актуальность, поскольку иракский федерализм на практике не удался. Полный суверенитет – это последняя возможность для курдов, уже много десятилетий добивающихся равноправия, автономии и реального федерализма. Во второй половине прошлого столетия им пришлось пережить геноцид, от которого их спасло международное сообщество. С 2014 года их коснулся экономический саботаж со стороны Багдада, даже несмотря на то, что в этот момент и курды, и арабы столкнулись с экзистенциальной угрозой в лице ДАИШ. И неспособность иракской армии предотвратить взятие  исламистами второго по величине иракского города Мосул, укрепили опасения курдов в том, что Ирак просто не в состоянии защитить их жизни.

Сотрудничество на беспрецедентно высоком уровне между иракской армией и Пешмерга сосуществует с игнорированием Багдадом своих обязательств по обеспечению всем необходимым более двух миллионов перемещенных лиц, преимущественно иракских арабов, нашедших приют в Курдистане, несмотря на то, что это сильно напрягло ресурсы и возможности региона. Да и в целом иракская политика стремится к некоей «пост-федеративной» фазе, поскольку шиитская элита хочет обеспечить себе «правление большинства», основанное на тирании в отношении меньшинств, как об этом мне недавно сказал в Курдистане бывший министр иностранных дел Ирака Хошияр Зибари. И в такой ситуации курды и их друзья вполне разумно могли бы призвать тех, кто хочет реального прогресса в рамках конституции Ирака помочь восстановлению федерализма, тем самым снизив уровень реальности возможного обретения курдами суверенитета. Хотя представляется маловероятным возможность убедить в этом Багдад, да и курды более не примут  неравный и подчиненный статус в обществе. Слишком много курдских крови и ценностей пожертвовано ради достижения национальных целей. Многие курды также опасаются, что исламизация иракской политики станет угрозой традиционной для них умеренной религиозности и терпимости к другим религиям.

Кроме того, политика по отношению к курдам бывшего премьер-министра Нури аль-Малики, тесно связана с радикализацией иракских суннитов, которые предпочли ДАИШ Багдаду. Если к курдам, бывших многолетними союзниками шиитов, последние сегодня относятся так плохо, то от радикальных суннитов можно ожидать еще более  худших вещей. И наша организация  APPG, как и другие политические, культурные, и коммерческие структуры помогают налаживать партнерские отношения в этой сфере. «Курдэкзит» сегодня – в актуальной повестке дня.

Об авторе – Гэри Кент, член лейбористской партии, директор межпартийной группы по сотрудничеству с Курдистаном британского парламента

 Rudaw           Перевод     RiaTaza.com

 

 

Об авторе

Похожие записи