«Я не думаю, что проблема курдского парламента и референдума очень необходимы. Но они помогают достичь главной цели – независимости»

«Я не думаю, что проблема курдского парламента и референдума очень необходимы. Но они помогают достичь главной цели – независимости»

Интервью профессора Технологического университета штата Теннеси ( США) Майкла Гантера ИА Rudaw.

Среди обсуждаемых Вами в Эрбиле вопросов была проблема парламента и предстоящего референдума.  Являются ли с точки зрения западного человека это необходимыми шагами на пути к независимости?

Я не думаю, что это необходимость, но эти шаги позволят достичь цели. Вы делаете очень много для помощи христианским меньшинствам на Ближнем Востоке, в чем я мог убедиться, посетив лагеря для перемещенных лиц.

Вы знаете мы, американцы, более религиозны чем европейцы, и я думаю в отношениях с США региональному правительству нужно больше подчеркивать этот вклад в дело выживания ближневосточных христиан. Это впечатлит американцев. Да, они об этом знают, что необходимо, чтобы знали больше. Лично меня это впечатлило, трудно найти где-либо еще место на Ближнем Востоке, где бы так заботились о христианах.

И в этой связи вопрос. Северная Сирия – традиционно многообразная в этническом отношении территория. Здесь проживают христиане, курды, иудеи и представители других этнических групп. Многие из-за войны с ДАИШ покинули насиженные места. Ныне YPG, «сирийские демократические силы» взяли многие из этих территорий вновь под свой контроль. Открывает ли это путь к реализации романтической мечты курдов о выходе к  Средиземному морю?

Нет, потому что сирийские курды живут в глубине страны,  и подобными попытками в условиях гражданской войны в стране, они, составляющие 10-11% населения Сирии рискуют нажить себе врагов. Если вы хотите такого выхода к морю, то его надо создавать в сотрудничестве с теми, кто не захватывал ваши территории

Сегодня ваши враги, враги сирийского Курдистана пытаются использовать сильные, по их мнению, аргументы. Сегодня даже такая организация как  «Международная амнистия» говорит об актах насилия по отношению к некурдскому населению, хотя я лично считаю, что это сильно преувеличено. Но конечно, если Рожава будет рассматриваться как территория, захваченная в ходе гражданской войны, но исторически курдской не являющаяся,  то это обстоятельство может создать для курдов  проблемы в долгосрочной перспективе. Вот почему и региональному правительству Курдистана и Рожаве следует выдерживать приемлемую дипломатичность в отношениях со своими соседями. Как пример такого подхода, я бы рекомендовал Турцию. Мне симпатична эта страна, которая нуждается в определенных симпатиях, учитывая нынешнюю ситуацию в ней.

«Мирный развод» с Багдадом позволит курдам иметь выход к морю, как через территорию Ирака, так и соседней Иордании. И через территорию Израиля тоже. Эта страна, хотя и не принято  об этом открыто говорить, может стать вашим лучшим другом на Ближнем Востоке. И помимо Иордании и Израиля есть множество других дипломатических возможностей выйти к побережью моря, не рискуя быть обвиненными в  захвате земель, воспользовавшись моментом гражданской войны. Это в долгосрочной перспективе создаст только еще больше проблем.

Если военная операция  в регионе Ракки будет успешной, и его очистят от ДАИШ, а курды захотят устроить в этом регионе что-то вроде местной автономной единицы, могут ли они рассчитывать на поддержку США, наподобие той, что была оказана в 90-х созданием бесполетной зоны над Курдистаном?

Сейчас это будет более сложным моментом. У Турции хорошие и прагматичные отношения с регионом Курдистана, а поскольку она является союзником США, то это автоматически означает, что США могут поддержать и иракский Курдистан. Но как Вам известно, Турция считает  PYD филиалом РПК, а это означает, что в долгосрочной перспективе CША могут отказаться от ее поддержки в пользу Турции.

 Сегодня в Сирии существует два крупных  курдских политических объединения – ENKS и PYD. Есть ли сила в регионе, способная объединить эти две группы, во имя будущего курдского народа и Рожавы?

Знаете, это задача по «квадратуре круга», и у меня нет никаких предложений по этому вопросу. Нужно понять, что между этими группами существуют слишком серьезные разногласия, и не надо быть наивными, считая, что они могут быть быстро преодолены. Что я уже несколько раз говорил, так это то,  что если мы будем содействовать возобновлению мирного диалога Турции и РПК, это напрямую скажется и на отношениях между PYD и ENKS, способствуя их улучшению.

 Вернемся к региону Курдистана и Эрбилю. Как Вам виделся регион, когда Вы посетили его в первый раз, и что изменилось в нем сегодня,  по сравнению с прошлыми годами?

Интересный вопрос. Впервые я посетил Курдистан в 1993 году, это было в июле или августе, во время четвертого съезда ДПК. Мне удалось вблизи наблюдать, как Мам Джалал (Джалал Талабани) и Масуд Барзани мирно беседовали, и ничто не предвещало плохого. Но затем разразилась гражданская война, из которой, я думаю, курды вынесли горький урок. Моя страна также пережила гражданскую войну, и сегодня, более полутора сотен лет спустя, мы помним ее.

 И как Курдистан изменился с тех пор?

Когда я приехал впервые в 1993 году, то добирался до региона, прилетев из Стамбула в Диярбакыр,  и оттуда на такси до границы, минуя несколько турецких постов. На курдской стороне меня ждали представители ДПК на «лендровере». Мы добирались на машине по жутко разбитым дорогам, один раз пришлось нам общими усилиями толкать машину по воде. Затем мы прибыли в Эрбиль, тогда напоминавший большую деревню. Сегодня же это современный город, который (могу сказать, как американец) во многом выглядит современнее, чем Вашингтон или Нью-Йорк.

Более того скажу. В этот раз я предпринял 15-часовое путешествие по горам вокруг Эрбиля, в регионе Барзан, в сопровождении живущего в Курдистане Стаффорда Клири, прекрасного гида по региону. Я хочу, чтобы он написал главу в задуманную мной книгу «Справочник по курдам». Так вот, что поразило – это прекрасные дороги местного значения, давшие возможность жителям отдаленных горных селений приобщиться к благам цивилизации. Я просто восхищен дорожной инфраструктурой, созданной региональным правительством за последние два десятилетия.

Многие ли посетители Курдистана могут говорить о том, что они видят здесь то же, что и много лет назад, в свой первый приезд?

Я не могу говорить за многих людей, поскольку их в регион приезжает совсем немного. Я знаю несколько человек, которые говорят, что в регионе прекрасные перспективы для туризма,  но они твердят это вот уже два десятка лет. Многие из прибывающих сюда обычно сидели в отелях, не посещая те места, которые я посетил. Но сейчас ситуация изменилась, многие путешествуют по Курдистану и может быть больше, чем я, так что не хотелось бы оказаться в роли единственного стороннего посетителя различных мест в регионе. Но, замечу еще раз, очень мало людей еще пока, которые приезжают в Курдистан по делам, одновременно осматривая регион.

Вы чувствовали себя в безопасности в Курдистане, например, по дороге из аэропорта, или когда Вам приходилось покидать город?

Хороший вопрос и ответ на него будет утвердительным, не иначе. Я совершенно уверен, что Пешмерга знают ситуацию с безопасностью в своем регионе лучше, чем какие-либо внешние спецслужбы. Так что я чувствовал себя вполне комфортно, когда мой автомобиль был остановлен на шоссе для проверки. Ни один американец, за все годы после свержения Саддама не погиб, поэтому я чувствую себя в полной безопасности.

И еще. Я совершенно был поражен тем, что могу совершенно спокойно оставить ценные вещи в автомобиле. Я живу в маленьком провинциальном городке  Куквилль (штат Теннеси), и у нас нужно быть идиотом, чтобы оставить ценные вещи на сидении cвоей машины. Мигом разобьют стекло и утащат их. Думаю, что идущий ныне процесс модернизации в Курдистане не приведет к проблемам, связанным с безопасностью, часто возникающим в ходе такого процесса. Кроме того, в курдской культуре заложено большое уважение к собственности и достоинству других людей. И региональное правительство, как я надеюсь, будет развивать этот аспект курдской культуры, чтобы граждане, наконец, реализовали свое право жить в безопасности.

 

 Одним из шагов, предпринятых правительством Курдистана, стало введение системы снятия биометрических данных со всех, приезжающих в регион, а также бойцов Пешмерга и государственных служащих. Как Вы думаете, это корректный шаг в глазах международной общественности, и будет ли это способствовать большей прозрачности региона?

Да, я конечно, как пожилой человек я имею проблемы с использованием компьютера, но в целом я «за» использование гаджетов.   Они могут внести свой вклад в обеспечение безопасности. Но все-таки главное в этом деле – это люди, человеческий фактор. Вы знаете вашу систему, знаете своих друзей, можете заметить подозрительного чужака.  То есть главное – опора на людей,  а компьютерные гаджеты всего лишь подспорье в этом. Думаю, что и США в долгосрочной перспективе откажутся от излишней ставки на компьютерные технологии в обеспечении своей безопасности и больше уделят внимание человеческому фактору.

Вы ничего не хотите к этому добавить?

Главное, что можно добавить – это дискуссия вокруг моего выступления в университете в Эрбиле.  Пожалуй нигде на Ближнем Востоке, кроме Израиля, я не смог бы столь критично высказаться в адрес курдского правительства, не будучи при этом   стащенным с трибуны. Я сделал эти заявления по доброй воле, потому что я друг курдов и считаю дозволенность мне говорить такие вещи есть свидетельство зрелости курдской демократии и эволюции свободы слова в вашем краю. Поэтому меня разочаровывают фейковые (ложные) новости, появляющиеся в некоторых СМИ региона, преувеличивающие проблемы, созданные моим выступлением. Это просто неправда, в чем  Вы могли убедиться в ходе нашего разговора.

Rudaw.net        Перевод RiaTaza.com

 

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи