Исламисты Курдистана (статья 2-я): немного о политической истории и перспективах

Исламисты Курдистана (статья 2-я): немного о политической истории и перспективах

За неделю до последних парламентских выборов в Курдистане лидеры трех крупнейших исламских партий Курдистана – Исламского Союза Курдистана, Исламской группы Курдистана и Исламского движения Курдистана собрались в Сулеймании, в доме генерального секретаря ИСК Салахеддина Бахаеддина.

На встрече предстояло обсудить условия, на которых курдские исламисты должны будут выступить на предстоящих выборах единым фронтом. К тому времени три исламские партии в совокупности уже имели 17 из 111 мест в курдистанском парламенте. Эта «перестройка» началась в момент, когда вся география исламских политических движений начала резко меняться не только в Курдистане, но и в мире в целом. Эта реорганизация частично была обусловлена крахом умеренно-исламистской политической модели, предложенной «Братьями-мусульманами» в Египте и Тунисе.

В это же время турецкий «исламистский» проект все явственнее эволюционировал в сторону диктатуры, а сирийский вылился в политическую и гуманитарную катастрофу. Что же касается Курдистана, то возникший альянс между партией Горран и ПСК, с одновременным разрывом договоренностей последнего с ДПК, очевидно построил совершенно новую конфигурацию на политической арене региона.  В годы «арабской весны» попытки курдских исламистов призвать к «Исламской весне» в регионе, пусть и через некий непонятный политический дискурс погрязли в неопределенности. Кстати, ни одна из курдских исламских групп этот термин не использовала, но некоторые их действия свидетельствовали об определенной поддержке подобных идей. Так под влиянием египетского восстания против президента Хосни Мубарака, протестующие в Сулеймании потребовали переименовать Дворцовую площадь города в площадь Свободы. Первоначально в этих акциях участвовали и исламисты, и секуляристы, однако позднее, увидев схожие черты в политике между «братьями-мусульманами», и курдскими исламистами, интеллектуалы и секуляристы перестали участвовать в этих акциях, тем более, Сулеймания – город, известный своей секулярной традицией.

Еще в январе 2012 года на встрече с молодежным крылом Исламского союза Курдистана, Бахаеддин объявил, что происходящее в арабском мире – это «исламская весна» в полном смысле этого слова. Это утверждение соответствовало неявной позиции ИСК, сходной с политическим видением «братьев-мусульман». Тем не менее, в отличие от своих египетских единомышленников, курдские исламисты колебались между поддержкой власти и оппозиции.  Появление «Движения за перемены» (Горран) создало основу для участия исламистов в протестах весной 2011 года против регионального правительства Курдистана. Однако оппозиционная коалиция, объединившая исламистские силы в период 2009-2013 гг. так и не трансформировалась из сиюминутного политического альянса в объединение на основе общей стратегии реформирования политической системы. Более того, коалиция колебалась перед выбором – что поставить на первое место, политику или идеологию? Соответственно, исламисты обратились к религиозным идеям, а Горран – к секулярным, которые она разделяла с ПСК.

Одной из главных проблем, с которой исламисты столкнулись сначала вместе с Горран, а позднее с ПСК стала излишняя зацикленность на политических реформах. Оппозиционеры верили, что политические свободы и демократическая передача власти гарантирует им публичное политическое представительство. Они при этом как-то забыли о более фундаментальных правах человека, таких как свобода мнений или права женщин. Это вызвало трения внутри самих исламистов, поскольку с одной стороны, они поддерживали расширение прав и свобод, но с другой – вели по этому вопросу ожесточенные споры со светской интеллигенцией. Например, они присоединились к протестам на Дворцовой площади, в которых видели форму борьбы за свободу, но в то же время были достаточно жестко настроены по отношению к правам и свободам человека и общества, в частности, к свободе выражения мнений. Конкретно, они выступали против либерально настроенных писателей, журналистов и интеллектуалов, а также требовали от местных властей запретить продажу литературы, которая, по мнению исламистов угрожает общественной морали и оскорбляет божественную религию. Это вынудило светских интеллигентов и политиков дистанцироваться от такого рода “курдской весны в исламской интерпретации”.

Эти протесты повлекли за собой серьезную дискуссию по поводу самоидентичности курдских исламских партий. Все они были суннитскими и отличались лишь политико-тактическими моментами, от опоры на джихад до участия в коалиционном правительстве. Так, Исламское движение Курдистана, основанное в 1987 году муллой Абдулазизом и получившее одно место в парламенте испытало влияние афганской исламистской модели государства и использовало практику такфира в своей деятельности (такфир – признание одними мусульманами других мусульман «кяфирами» (неверными, отошедшими от ислама).

В исламской практике к такфиру двойственное отношение. В принципе считается, что признание мусульманина вышедшим из религии – прерогатива исключительно Всевышнего Аллаха и никого более. Поэтому отношение к такфиру часто служит критерием для признания той или иной мусульманской организации экстремистской- RiaTaza).  В 1998 году сформировался временный альянс Исламского движения Курдистана и партии «ан-Нахда» (Надежда, под этим брэндом часто выступают филиалы «братьев-мусульман» в различных странах), которые на основе общности идеологии, восходящей к «братьям» сформировали Движение Единства. Однако уже к декабрю 2001 года оно распалось. Образовалось радикальное движение «Ансар аль-Ислам», ставшее целью американских войск в ходе кампании 2003 года. «Ансары» действовали теми же методами, что и ДАИШ(запрещена в России) сегодня, в частности, в сентябре 2001 года, они устроили резню сторонников селении Хили Хама. А в июле 2001 года образовалось движение Джунд аль-Ислам, сразу же выступившее с заявлением, называющим секулярные партии Курдистана «неверными» и «иностранными марионетками».

Все эти изменения, вкупе с тотальными разногласиями между курдскими национальными партиями стали чередой последовательных ударов по партии исламского движения. Но самый существенный из них был нанесен, когда один из ее лидеров али Бакир решил покинуть партию в 2001 году и объявил о создании Курдской исламской группы. За молодым лидером ушло 80% политических и боевых активистов, что резко ослабило Исламское движение Курдистана, сделав его самым маргинальным среди религиозных партий региона. Курдская «исламская группа» имеет пять мест в парламенте. Идеологически она является продолжением «исламского движения», однако в большей степени учитывает курдскую национальную идентичность, при этом не скрывая своей враждебности к светской политической системе региона.

Следует отметить, что курдские исламские партии вполне договорились между собой по поводу того, какой должна быть политическая система. Их стремление к жизни по шариату, а также взаимодействие в рамках политических и законодательных структур, мешает привлечению в ряды исламистов молодых людей. И сегодня, когда мы смотрим на значительное число курдской молодежи, присоединившейся к ДАИШ, то понимаем, что курдские исламско-националистические партии так и не смогли противостоять экстремистам идеологически. Как еще один филиал «братьев-мусульман», Исламский союз Курдистана, созданный в 1994 году, несколько отличается от остальных религиозных партий автономии с точки зрения видения политических проблем и отношения к шариату. В отличие от созданного в Иране «исламского движения», Исламский союз Курдистана образовался непосредственно в регионе и не имеет вооруженного крыла. Однако ИСК менее склонна к непосредственному участию в политике, предпочитая действовать сначала через социальные, культурные и иные подобные проекты, прежде, чем заявить о себе, как о политической партии. Через благотворительную и образовательную деятельность Исламскому Союзу Курдистана удалось воспитать на рубеже 90-00 –х гг. поколение. Кроме того, из своих рядов Исламское движение вывело многих работников (особенно, женщин) в таких сферах, как медицина, образование, СМИ и новые технологии. Таким образом, политика курдских «братьев-мусульман» не отличается от их международных и региональных партнеров, а также имеет гибкий характер по отношению к общественным проблемам.

Благодаря правильному и адекватному сотрудничеству лидеры «исламского союза», «исламского движения» и «исламской группы» могут объединить свои партии. Однако им надлежит занять четкую и честную позицию по отношению к интерпретации ислама со стороны ДАИШ. Речь идет об ограничении свобод и порабощении езидов, а также введения налога на христиан в Сирии и Ираке ( налог (джизья) на иноверцев, признанных верующими в того же Бога, что и мусульмане (араб. Ахль-уль-китаб-люди Писания) в принципе, признан шариатам и существовал, например, в Османской империи. Однако для этого необходимо, чтобы исламское государство, базирующееся исключительно на религиозных принципах, было признано в качестве такового всеми мусульманами и мировым сообществом – RiaTaza).

Это насущная проблема, которую необходимо решать уже сейчас и в ближайшем будущем. Следует отметить, что некоторые мусульманские движения Курдистана считают ДАИШ абсолютно неисламской организацией, но другие видят в ней лишь неправильное понимание некоторых принципов ислама. В этом контексте не будем забывать о политике США и Евросоюза, ибо без них решение ближневосточной проблемы невозможно. Оба они являются силовыми центрами защиты религиозных и этнических меньшинств, а также их интеграции в государственную и политическую жизнь с целью успешной реализации идеи общечеловеческих ценностей. Кроме того, это позволит предотвратить те ужасы, которые выпали на долю езидов и христиан в 2014 году.  Вот почему данным политическим партиям для полноценного участия в политической жизни и в выборных институтах, таких, как парламент, правительство, необходимо занять однозначную позицию по отношению к свободе выражения мнений и свободе интеллектуального, литературного и художественного творчества, а также правам и свободам женщин и религиозных меньшинств.

По материалам Washington Institute of Near East Studies Перевод RiaTaza.com. — Валерий Емельянов

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи