Позиция Израиля по отношению к сирийскому кризису

автор Станислав Иванов
105 просмотры

В годы, предшествующие сирийскому кризису, Израиль занимал подчеркнуто нейтральную позицию по отношению к внутренним событиям в Сирии, поскольку никаких серьезных антиизраильских заявлений из Дамаска не звучало и серьезных провокаций на сирийско-израильской границе не отмечалось. Безусловно, Тель-Авиву не нравилось постепенное усиление позиций Тегерана в Сирии, но израильские власти не видели в этом прямой угрозы своему государству, так как Иран долгое время находился в международной изоляции и был ослаблен различными санкциями ООН и ряда западных стран.

Ситуация резко изменилась с началом гражданской войны в Сирии и нарастающим вмешательством внешних сил в этот вооруженный конфликт. Кроме основных противоборствующих сил в стране в лице сохранивших лояльность Башару Асаду правительственных войск и их оппонентов — Свободной сирийской армии, туркоманов и других отрядов вооруженной оппозиции, на сцену вышли сотни других радикальных исламистских группировок, усиленных завербованными по всему миру джихадистами. Основу последних составили мусульмане-экстремисты ваххабитского толка, активно поддерживаемые суннитскими государствами (Турция, Саудовская Аравия, Катар, Иордания, др. монархии Персидского залива). Наиболее крупные из этих группировок («Джабга ан-Нусра» и «Исламское государство»- запрещены в России) установили контроль за значительными территориями Сирии, протяженными участками границ этой страны с Ираком, Турцией, Ливаном, Иорданией и Израилем и угрожали захватом Дамаска. Уже в этот период начали отмечаться факты эпизодических минометных и артиллерийских обстрелов с сирийской территории сопредельных районов Израиля. Командование ВС Израиля вынуждено было реагировать на эти провокации исламистских бандформирований и открывать по ним ответный огонь.

Еще более осложнилась военно-политическая обстановка в Сирии в связи с нарастанием военного присутствия в стране иностранных военных контингентов мусульман-фундаменталистов шиитского толка (КСИР Ирана, боевики ливанской шиитской группировки «Хизбалла», наемники-шииты из Афганистана, Пакистана, Ирака, Йемена). Хотя прямых боестолкновений ВС Израиля с этими группировками на сухопутном театре военных действий не отмечалось, ВВС Израиля неоднократно наносили превентивные ракетно-бомбовые удары по складам с оружием и боеприпасами, колоннам автомашин с оружием и т.п. стационарным и передвижным объектам ливанской «Хизбаллы». Якобы, по данным разведслужб Израиля, эта группировка получала современные виды тяжелых вооружений и боевой техники от сирийского и иранского руководств и потенциально могла применить их с территорий Сирии и Ливана против Государства Израиль. В начале марта 2017 года Израиль нанес два очередных авиаудара по военным объектам в Сирии. По сообщениям западных СМИ, в результате этих атак с воздуха была уничтожена партия

тактических ракет «Fateh-110», которую Иран планировал передать боевикам «Хизбаллы». Руководство Сирии также заявило, что израильскому налету подвергся и научно-исследовательский центр под Дамаском, поэтому сирийское командование произвело запуск нескольких ракет ПВО типа «С-200» в сторону израильских самолетов-агрессоров. Тель-Авив предупредил, что новые попытки применить против ВВС Израиля сирийскую систему ПВО  могут привести к эскалации конфликта и вынудить израильтян атаковать позиции ПВО правительственных войск Сирии.

Чем же Израиль пытается оправдать свои агрессивные действия и ракетно-бомбовые удары по военной инфраструктуре, транспортным конвоям и позициям «Хизбаллы» и правительственных войск в Сирии?

Многие десятилетия «Хизбалла» ведет борьбу за власть в Ливане и создание в этой стране клерикального исламского государства шиитского толка по подобию Ирана. Лидеры «Хизбаллы» открыто провозглашают своим основным врагом Израиль, одним из краеугольных камней идеологии «Хизбаллы» является борьба с мировым сионизмом. В мае 2013 года «Хизбалла» официально объявила о своем участии в сирийской гражданской войне на стороне Башара Асада. По оценкам, численность военных формирований этой группировки превышает 40 тысяч  человек, что сопоставимо с численностью ливанской регулярной армии. Мобилизационный ресурс и количество вооружений позволяют при необходимости увеличить численность боевиков «Хизбаллы» вдвое, т.е. до 80 тысяч человек. В настоящее время воинские части этой организации находятся в Сирии на ротационной основе (до 10 тысяч человек постоянно) и считаются, наряду с КСИР Ирана, одними из самых боеспособных сил в группировке правительственных войск. Ливанская «Хизбалла» признается террористической организацией большинством мусульманских (суннитских) стран региона и Израилем, а также ведущими государствами Запада. Частично такого же мнения придерживаются в странах ЕС, Великобритании, Канаде и Австралии.

Израильское руководство считает, что сделка Запада с Ираном в отношении его ядерной программы и, как следствие, снятие ограничительных санкций с этой страны заметно усилили экспансию шиитского фундаментализма в регионе (Ирак, Сирия, Ливан, Йемен, Бахрейн, Саудовская Аравия и т.д). Формируемый Ираном «шиитский полумесяц» или «шиитская дуга» представляют для Израиля куда большую угрозу, чем палестинские или радикальные суннитские группировки салафито-ваххабитского толка. В последнее время Израилю удалось по каналам спецслужб наладить отношения с Саудовской Аравией — главным спонсором ваххабитов, нормализовать отношения с Египтом, Турцией. Вторжение группировки войск Турции на север Сирии не вызвало у руководства Израиля каких-либо возражений. Похоже, что спонсоры радикальных исламистских группировок дали соответствующие указания полевым командирам-джихадистам, чтобы они свернули свою военную активность на границе с Израилем.

Поэтому наиболее серьезную угрозу себе в Сирии и регионе в целом Тель-Авив видит в усилении позиций Ирана и проиранских шиитских группировок в арабских странах. Именно они по прежнему грозятся «сбросить Израиль в море».

Таким образом, не следует исключать новых точечных ударов ВВС Израиля по объектам «Хизбаллы» в Сирии и даже возможных атак объектов ПВО этой страны. Объективно, цели Израиля, Турции, арабских государств с суннитами у власти в отношении Сирии и Ливана совпадают. Их объединяет необходимость противостоять общему врагу в лице Ирана и шиитских общин региона.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович 

 

0 комментарий
0

Related Posts