Турецкий аналитик: Москва и Вашингтон вряд ли перестанут разыгрывать курдскую карту

автор RIATAZA
152 просмотры

Интервью профессора права Месута Хакки Джашина изданию Hurriyet.

Одним из главных вопросов на переговорах между президентами Путиным и Эрдоганом был сирийский вопрос. Расскажите нам о кратко- и среднесрочных планах России в отношении Сирии.

Хотя силы западной коалиции наносили ощутимые удары по позициям ДАИШ (террористическая организация, запрещена в РФ), в ситуацию довольно мощными силами вмешалась Россия, полностью изменив баланс в ней.

Силы дамасского режима,под контролем которых находилось не более 15% сирийской территории, ныне после вмешательства России, отвоевывают утраченное и уже взяли Алеппо. России также удалось привлечь на свою сторону сирийских курдов. Русские пригласили представителей сирийских курдов в Москву, где ведут с ними неофициальные переговоры. Через некоторое время Москва признала присутствие курдов в Рожаве, используя их как своего рода козырную карту.

После того, как в ноябре 2015 года был сбит турецкий военный самолет, Россия активно задействовала в  Сирии механизмы разведки и делилась спутниковыми снимками с PYD и, соответственно, РПК. Русские хотели наказать Турцию. Мы можем сделать такой вывод из активности РПК, а также из спутниковой информации, поступившей из России и найденной у пленных бойцов РПК.

Россия также резко изменила баланс сил в черноморском регионе, дополнительно разместив ракеты и истребители МиГ-29  на территории Армении. Так же российские и китайские ВМФ впервые провели совместные учения в Восточном Средиземноморье, после чего китайские корабли вошли в черноморские воды. Это красноречивый пример  процесса изменения баланса сил.. 

 Значит с уверенностью можно сказать, что Россия хорошо закрепилась к югу от турецких границ?

Да, Россия находится в Сирии, для того, чтобы остаться там надолго ,будучи мощной политически и в военном отношении державой. Она может распространить свое присутствие и на Ирак.

В любом случае, Россия (через свою политику) ясно дает понять, что не допустит никаких свершившихся изменений в регионе без своего участия и политической санкции. Русские продемонстрировали эту позицию на полях сражений. Мотивация их военных очень высока, а вся ситуация обеспечивает Путину серьезную поддержку и во внутренней политике.

Ценность силы имеет очень важное значение для русской ментальности. Поэтому можно утверждать, что «русский медведь» объявился и в восточном  Средиземноморье. Кроме того в настоящий момент на официальном уровне в ООН и ЕС признано, что сирийский кризис не может быть разрешен без России.

Россия показала себя незаменимым актором ближневосточной ситуации. В регионе у нее две военно-морские и одна авиабаза. Она использует новейшие вооружения, увеличив объем их экспорта до 15 млрд долларов, становясь вторым по значению поставщиком вооружений в регион после США.

А как Вы оцениваете позицию Турции? Создается впечатление, что наше правительство изменило свои  приоритеты в Сирии

Приоритетом Турции остается взятие под контроль терроризма. Главной угрозой является то, что РПК получила серьезную опору в Сирии. Она также имеет опору в Ираке, и, можно сказать, добилась своих целей в этой стране, контролируя районы, где позиции регионального правительства Курдистана Масуда Барзани слабы.

В дополнение ко всему, РПК явно легитимизируется, создавая себе имидж организации, предпочитающей построение секулярного общества религиозному в противовес мусульманским радикалам. Мы видим также, что РПК- PYD может сотрудничать с Россией и США, что означает, что этот альянс становится значимым фактором в военных действиях.

Вплоть до Хатая ( на средиземноморском побережье Турции) существует структура турецких кантонов. Действуя совместно с Россией и проводя операцию «Щит Евфрата» Турция избежала проблемы создания курдской кантональной государственности на своей территории.

Анкара вернулась и за стол переговоров, и на поле сражений, и все это стало возможным при поддержке России. Но взамен, Турция согласилась на строительство газопровода «Южный поток» через свою территорию.

Что Вы можете сказать о новой администрации США? В чем смысл ее намерений?

Для США приоритетом является безопасность Израиля. Вашингтон не потерпит никаких угроз спокойствию этой страны. Это его неизменная позиция.

Глядя на США, следует еще раз напомнить, что поддержка из-за океана ПСР как умеренной исламской партии и Турции как умеренной исламской страны резко изменилась. И причиной этих изменений стала «арабская весна».

Но возвращаясь к Сирии, следует отметить, что эта страна уже не представляет собой угрозы для Израиля. Вашингтон  проводит свою политику в этой стране местными силами, используя, как арабов, так и курдов, что очень важно с точки зрения влияния на общественное мнение. Мне представляется, что США и Россия придут-таки к соглашению, поскольку Вашингтону в средне- и краткосрочной перспективе очень важно привлечь Россию на свою сторону против Китая.

Турция является союзником Москвы и Вашингтона. Но они оба сотрудничают с организацией, признанной в Турции террористической. Анкара активизировала переговорный процесс с Россией и США. Может ли так случиться, что «державы» перестанут разыгрывать «курдскую карту»?

Никогда. Взгляните на нового президента Трампа, он постоянно говорит о мире между турками и курдами. Представителей PYD приглашали в Москву, а русские постоянно твердят, что курды должны быть привлечены к переговорам по новой конституции Сирии. Обе державы согласны с тем, что курдам должны быть предоставлены права и сирийский президент Башар Асад, в конце концов, будет вынужден с этим согласиться. Ради собственного политического выживания.

Как, по Вашему, надлежит действовать Турции?

В средне- и долгосрочных ожиданиях нашей страны – возвращение беженцев и поддержание стабильности и демократии на Ближнем Востоке. Турция является страной в наибольшей степени затронутой сирийской войной, нужно выходить из такого положения и проводить более реалистичную политику.

Необходимо искать взаимопонимания с Дамаском, проводя новые акции и с Израилем. Внешняя политика, проводимая правительством Бинали Йылдырыма основывается на принципе – иметь как можно больше друзей, и как можно меньше – врагов. Она должна дать свои плоды в ближайшем будущем.

Внутри той же PYD существует несколько группировок, многие из них достаточно дружественно относятся к Турции. Правительству необходимо дать международному сообществу посыл следующего содержания: «Мы не враги курдам, Сирия может стать федерацией и даже иметь конфедеративную структуру в той мере, в какой это обеспечивает ее статус как единого государства. Но Турция не приемлет распад Сирии, ибо это активизирует и нестабильность внутри самой Турции».

Какой вывод надлежит сделать из недавней встречи начальников генеральных штабов армий Турции, России и США в Анталье? Турция только пригрозила взять Манбидж, а в результате в город вошли силы асадовского режима? Думаете, это был мудрый шаг со стороны Турции?

Думаю, что эта угроза раздражала США, и поэтому Россия вмешалась. Ведь войска Асада заняли город при поддержке России, и Вашингтон был прекрасно об этом информирован. Это означает, что по данному вопросу между Россией и США существовала договоренность. А премьер Йылдырым отметил, что присутствие сил Дамаска в Манбидже не является отрицательным фактором, что говорит о взаимопонимании также между Анкарой и Дамаском.

Встречи высокопоставленных военных, конечно, важны, но главное – реакция на подобные встречи в политических кругах.

Месут Хакки Джашин (р.1956) – профессор гражданского и международного права в ряде университетов и военных учебных заведений страны. До 1999 года был офицером ВВС, служил в Генштабе Турции. Автор ряда работ по ближневосточной ситуации, курдской проблеме, политике России и других держав в регионе.

Hurriyet       Перевод     RiaTaza.com

1 комментарий
0

Related Posts

1 комментарий

Мураз Аджоев 13.03.2017 - 14:12

Главный вывод — каждая сторона в большой Сирийской игре, включая Вашингтон, Москву, Дамаск, Тегеран и Багдад, а также Анкару, по-своему, исключительно в своих тактических интересах «используют» РПК-ПДС, при этом явно умышленно называя ее одним словом — «курды», чтобы иметь пусть мнимое, но «обоснование» всем своим действиям, имеющим совсем разные и противоречивые цели. Но все стороны, конечно же, понимают и знают, что фундаментом реального, мощного, давно признанного военно-политического, патриотического и национального фактора курдского народа являются власти, народ и армия формально пока автономного, фактически независимого Южного Курдистана, оказывающие полную поддержку КНС и народу Западного Курдистана в сохранении курдской идентичности, отстаивании права на свободное самоопределение и выбор своего будущего. Эрбиль невозможно «использовать», поэтому с ним очень тесно и полноценно сотрудничают США, Турция, Израиль и уже Россия, готовясь к геизбедным переменам на политической карте всего Ближнего Востока в связи смраспадом Сирии и Ирака. А что сделают с теми, кого «используют»? Вопрос риторический, настолько ясный и понятный, что не требует ответа.

Комментарии закрыты