НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РОССИЙСКО-КУРДСКИХ ОТНОШЕНИЙ В КОНТЕКСТЕ БЛИЖНЕВОСТОЧНОГО КРИЗИСА

99 просмотры

В настоящее время Ближний Восток как полиэтнический регион характеризуется сверхконфликтностью. Одной из резко обострившихся старых проблем в начале 90-х гг. ХХ века в нем является «курдский вопрос». Одним их главенствующих его аспектов является раздробленность курдского народа, проживающего в ряде сопредельных стран и не имеющего своей государственности. У курдов сейчас есть исторический шанс создать независимое государство в ракурсе борьбы с международным терроризмом.

Насущность исследования курдской проблемы весьма востребована, сложна и многогранна, имея при этом международный характер, решением которой занимается определенный ряд государств, как правило, особо не желающих признать право курдов на создание независимого государственного образования. Мы полагаем, что в этой связи повышение значимости курдской проблемы в системе международных отношений на Ближнем Востоке будет только возрастать и все более интернационализироваться [3, С.83; 7]. В настоящее время государства по-прежнему являются основными организационными единицами в современном мире, и на протяжении столетий являются единственными субъектами международных взаимоотношений. Их роль в международных отношениях остается доминирующей … [1].

После взятия правительственными войсками Ирака многих городов вокруг Мосула и заявления официального Багдада и Эрбиля о подготовке к его взятию как последнего бастиона «Исламского государства», снова стал актуален вопрос о месте и роли Курдистанского региона на геополитической карте Ближнего Востока. Участие Пешмерга в наступлении является необходимым условием, как успеха данной военной операции, так и залогом решения внутренней политической проблемы Ирака между шиитами, суннитами и Курдами.

При этом позиции всех наиболее влиятельных участников ближневосточной политики по вопросу иракского Курдистана существенно различаются. Европейский союз рассматривает сирийских и иракских курдов, как основного союзника, способного успешно противостоять «Исламскому государству» (террористическая организация, запрещена в РФ). Тем не менее, многие соседние страны, опасающиеся упрочения связей между сирийскими и иракскими курдами, а также в свете очередных требований укрепления правовых позиций курдов в самой Турции и Иране, оказывают давление на ЕС, реализуя свои геополитические интересы, используя козырь в виде миллионов сирийских беженцев, находящихся на территории Турции. Это возможно сказывается и на объемах военной помощи, и, в конечном счете, на том, что Пешмерга до сих пор не заняла Мосул. Мы полагаем, что позиция Европы по сирийскому и иракскому Курдистану будет в значительной степени зависеть от того, каким образом будет разрешён миграционный кризис. В связи с последними событиями в Турции, показавшими слабость позиций президента Р. Эрдогана, ЕС будет действовать ещё более осторожно, нежели раньше, и ожидать от европейской элиты каких-либо решительных мер бесполезно.

США также рассматривает иракских и сирийских курдов, как тактических союзников в борьбе с «Исламским государством». Они полагают, что иракский Курдистан может рассматриваться ещё и как рычаг влияния на Багдад. После отставки премьер-министра Нури аль-Малики и эскалации гражданского конфликта в Ираке, в общественном мнении страны стали преобладать антиамериканские настроения. Кроме того, в последнее время в стране сильно возросло влияние Ирана, который воспринимается многими иракцами как естественный союзник в борьбе с экстремистами «Исламского государства». С политическим и военным присутствием Исламской республики в Ираке пришлось смириться даже США. Тем не менее, Вашингтон будет искать всевозможные способы уравновесить это влияние. Этим возможно и объясняются визиты в Эрбиль высших американских должностных лиц. Так, недавно в Курдистане побывал госсекретарь США Д. Керри, где встречался с премьер-министром регионального правительства Курдистана Н. Барзани.

Монархии Персидского залива, особенно Саудовская Аравия, обеспокоены возможным усилением Ирака и установлением там проиранского правительства. Именно, этим в частности, продиктованы опасения по поводу Сил народного ополчения Ирака в формировании которых, немалую роль сыграли иранские спецслужбы, что неоднократно озвучивалось послом саудитов в Багдаде. Это, тем не менее, не способствовало укреплению отношений «нефтяных монархий» и иракских курдов. Не стоит забывать, что определённая часть политической и религиозной элиты Саудовской Аравии и Катара прямо или косвенно способствовала становлению «Исламского государства» в Ираке и Сирии, являющихся смертельными врагами курдов.

Вписываясь в общий контекст наблюдающегося с конца 2000-х гг. восстановления российского влияния на ближневосточной арене, развитие российско-курдских отношений началось в 2008 году с визита Е.М. Примакова в Курдистан. Анализ показывает, что стороны имеют ряд общих интересов, на сегодняшний день связанных в основном с борьбой против ИГ и сотрудничеством в энергетической сфере [2].

В развитии руссийско-курдских отношений стоит отметить особую роль Нечирвана Барзани. Он является преемником известного борца за независимость курдов И. Барзани. Благодаря усилиям Н. Барзани активно развиваются отношения России и Курдистана в политической, экономической и культурной сферах.

Россия же со своей стороны всегда поддерживала как территориальную целостность Ирака, так и право иракских курдов на широкую автономию в его составе. Именно в этом ключе и выстраивается сотрудничество между РФ и курдской автономией. Премьер-министр Курдского регионального правительства Н. Барзани, возглавлял делегацию Иракского Курдистана на Петербургском международном экономическом форуме летом 2016 года. «На полях» форума прошел ряд встреч курдской делегации с министром иностранных дел России С. Лавровым, а также с министром энергетики А. Новаком. В ходе данных встреч были отмечены определенные достижения в нефтегазовой сфере, что даёт основания полагать, что российские компании, в частности «Газпром-нефть», будут инвестировать в разведку и добычу углеводородов в Иракском Курдистане. Дополнительные инвестиции в топливно-энергетический комплекс автономии могли бы способствовать реализации планов Н. Барзани по укреплению безопасности и росту материального благополучия своего народа [6].

Кроме того, при его непосредственном участии планируется подписать ряд договоров о сотрудничестве с российскими ВУЗами, так как образование является одним из главнейших приоритетов премьера курдского регионального правительства. В рамках данных договоров планируется как обучение курдских студентов в России, так и выезд российских преподавателей непосредственно в Курдистан для чтения лекций и ведения семинарских занятий [6].

Не менее важным является и сотрудничество в культурной сфере. 29 июля 2016 года в столице иракского Курдистана было открыто отделение российской общественной организации «Общество дружбы русско-курдских народов». Целью данной организации является просветительская деятельность, как в России, так и в Курдистане, направленная на укрепление взаимопонимания и сотрудничества двух народов.

Мы констатируем, что развитие ситуации в сфере безопасности в Сирии и Ираке демонстрирует растущую роль курдов как военной силы, противостоящей Исламскому государству. Е.М. Примаков, писал, что Исламское государство реальная опасность и настоявшая угроза для России и всего мира [5].

Борьба против международного терроризма и ИГ стала одной из тем обсуждения между премьер-министром иракского Курдистана Н. Барзани и специальным представителем В.В. Путина по Ближнему Востоку М. Богдановым, во время посещения последним Эрбиля в январе 2015 года. В отличие от США, Франции, Германии и Великобритании, начавших в начале марте 2016 года поставки оружия курдам, Москва не оказывает им военной поддержки, но налаживает сотрудничество с Багдадом и Эрбилем в сфере оперативной разведки. Недавно власти Иракского Курдистана обратились к России с просьбой оказать военную и гуманитарную помощь. Об этом в интервью газете «Известия» сообщил глава Департамента международных связей правительства Курдского автономного района Ирака Ф. Бакир по итогам встречи с заместителем главы МИД РФ М. Богдановым [4].

Таким образом, усугубление ситуации на Ближнем Востоке акцентирует внимание на вероятности появления самостоятельного курдского государства. Исследование этого вопроса значимо и в связи с укреплением Курдской автономии в составе Ирака и содействием курдам рядом ведущих мировых политических субъектов.

Д.А. Мустафа

Список литературы
Донай Л., Гришин О.Е. Гагаузия: путь к независимости или сохранение статус-кво? // Проблемы постсоветского пространства. 2015. №2(4). C. 45-60.
Кремль поддержал курдов в борьбе с «Исламским государством» http://www.oreanda.ru/common/events/Kreml_podderjal_kurdov_v_borbe_s_Islamskim_gosudarstvom/article959124/ (дата обращения: 01.12.2016).
Мустафа Д.А. Курдский вопрос: будет ли найдено решение? // Непризнанные государства: методологические, политические и правовые аспекты: сборник материалов Всероссийской научной конференции. Самара, 28 октября 2016 г. / отв. ред. А.Н. Сквозников. – Самара: Самар. гуманит. акад., 2016. – 142 с.
Об этом в интервью газете «Известия» https://lenta.ru/news/2016/11/07/kurdistan/ (дата обращения: 01.12.2016).
Примаков Е.М. Россия Надежды и тревоги. — М.: ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015.
Программа Петербургского международного экономического форума – 2017 https://www.forumspb.com/ru/2016/sections/62/materials/309 (дата обращения: 01.12.2016).
Степанова Н. Курдская проблема в Ираке. – М.: МГИМО – Университет, 2005. — 30 с. — (Аналитические записки Научно-координационного совета по международным исследованиям МГИМО (У) МИД России, выпуск 10(12).

0 комментарий
0

Related Posts