Шейх Махмуд Барзанджи – «король Курдистана»
Шейх Махмуд Барзанджи – «король Курдистана»

Шейх Махмуд Барзанджи – «король Курдистана»

Многие попытки обретения курдами государственности, либо иной формы национального суверенитета известны нам потому, что совершались под тем или иным влиянием политики СССР, либо России. В силу именно этого обстоятельства нам мало известна имевшая место в 20-х годах минувшего века т.н. «курдского королевства» во главе с суфийским шейхом Махмудом Барзанджи, поскольку это событие больше связано с политическими интересами Великобритании в регионе. Тем не менее, это тоже своеобразная и интересная страница истории курдского народа, мимо которой вряд ли стоит проходить.

Махмуд Барзанджи родился в 1878 году ( по другим данным в 1881) в Сулеймании, в семье шейхов суфийского тариката (ордена) кадирийя. Этот тарикат распространен по всему исламскому миру от Китая до Северной Африки, отличается строгой приверженностью шариата и одновременно глубокими мистическими практиками. Кстати словосочетание «из семьи шейхов тариката кадирия» несколько режет слух, поскольку высшие духовные наставники этого суфийского направления традиционно дают обет безбрачия и посвящают свои дни «зикру» (поминанию до нескольких тысяч раз в день «прекрасный имен Аллаха», перебирая четки), но видимо курдская национально-культурная составляющая на все накладывает свой специфический отпечаток. Его отец шейх Саид был фактическим правителем Сулеймании и личным другом султана Абдул-Хамида II. Он был убит в 1909 году арабами, как считается по наущению т.н. «младотурок – группы в те времена прорвавшейся на ключевые места в государственной власти Османской империи и выступавшей за реформы, правда, почему-то с применением насилия в самых разных формах. После этого шейх Махмуд поднял восстание под лозунгом мести за отца и в результате добился определенных уступок от турецкого правительства. Одновременно он вступил в тайные переговоры с дипломатическими представителями Великобритании и России с тем, чтобы создать самостоятельное курдское государство пусть даже и под  протекторатом какой-либо из этих двух стран.

Первые годы после окончания мировой войны 1914 -1918 гг – это время, когда на Ближнем Востоке и в Северной Африке началось на практике создание системы, предусмотренной соглашениями Сайкс-Пико от 1916 года. По этим договоренностям регион разделялся на зоны британского и французского «мандатов», выданных этим странам Лигой Наций. Де-факто это означало, фактически колониальное, или, если хотите неоколониальное правление «великих держав».

В восточных вилайетах разваливающейся Османской империи, оказавшихся под британским мандатом, англичане проводили традиционную имперскую политику «разделяй и властвуй» с изрядной долей политического расчета. Так, в 1921 году королем Ирака ими был «сделан» Фейсал, по происхождению из аравийского рода хашимитов (кстати, потомков пророка Мухаммада), не  укорененного и не влиятельного и, таким образом, могущего быть марионеткой в руках англичан.

Между тем в северных регионах страны, где жили курды, ситуация складывалась по другому.  Турция активно предъявляла претензии на богатый нефтью Мосульский вилайет, и англичане в этом раскладе решили опереться в противовес Турции на курдов и на авторитетного лидера из их среды. Именно поэтому вскоре после занятия  британскими войсками Мосульского вилайета в 1918 году (что, кстати, противоречило прежним договоренностям между «державами» и Османской империей) молодой и амбициозный шейх Махмуд Барзанджи становится губернатором Сулеймании 1 ноября 1918 года.

Очень скоро шейх однако начинает тяготиться опекой британцев, которые все более явно пытаются дать понять, кто здесь настоящий хозяин. Они также препятствовали распространению его реальной власти за пределы Сулеймании. В результате 23 мая 1919 года Барзанджи арестовывает британского политического комиссара Гринхауза и еще несколько высокопоставленных колониальных чиновников, провозглашает себя «правителем» Курдистана и объявляет «джихад» колониальной Великобритании под собственным флагом, представлявшим собой белый полумесяц в красном круге на зеленом полотнище. Религиозный характер восстания не отпугнул многих курдов, которые, как известно, не все являются мусульманами и не всем нравились властные амбиции шейха. Но все видели в этом смелую, а значит, реальную попытку обрести собственное курдское государство, и потому оно пользовалось активной поддержкой. Кстати, в рядах восставших находился и тогда 16-летний Мустафа Барзани.

Первое сражение Барзанджи выиграл, зажав в одном из ущелий британский отряд, к тому же, усиленный броневиками. Однако уже 19 июня близ Дербенда курдские формирования были разгромлены двумя британскими бригадами под командованием генерала Фрезера. Сам Барзанджи попал в плен и предстал перед военно-полевым судом, который приговорил его к смертной казней, позднее замененной десятилетней ссылкой ( фактически, заключением) в одном из фортов британской Индии.

В то же время, в британских властных кругах активно размышляли над тем, что же дальше делать с курдами и их опальным шейхом. С одной стороны, теперь было очевидно, что Барзанджи не столь послушен и лоялен, как хотелось бы англичанам. С другой стороны, продолжала сохраняться вполне реальная опасность захвата Мосульского вилайета теперь уже турецкими националистами во главе с Мустафой Кемалем, в военном отношении куда более сильными, чем дряхлеющее османское войско. И в этом отношении опора на курдов была единственной возможностью для Великобритании противостоять турецкому натиску. Ссора же с ними означала бы новое национально-освободительное восстание. Которое, как восстание любого горского народа не так легко подавить и которое драматически осложнило бы противостояние с турецкими националистами.

На эту тему возникла целая дискуссия между тогдашним британским колониальным администратором Ближнего Востока  сэром Перси Коксом и военным министром и министром по делам колоний (с 1921 г) сэром Уинстоном Черчиллем. Черчилль настаивал на продолжении заключения Барзанджи, в то время, как Перси Кокс считал, что его, как авторитетного лидера нужно освободить и вновь, в условиях столь острой ситуации поставить во главе курдов и их национального образования. Победила точка зрения Перси Кокса и в сентябре 1922 года Барзанджи был возвращен в Сулейманию, где стал главой регионального самоуправления.  Очень скоро, однако, энергичный шейх вновь поднял восстание, и в ноябре 1922 года было провозглашено «королевство Курдистан», а Махмуд Барзанджи – его королем. Новое образование имело все формальные атрибуты государства, чеканило свою монету, и выпустило собственные почтовые марки. Было сформировано правительство, которое возглавил брат шейха, Кадира. Интересно, что несмотря на определенно мусульманский характер нового государства, один из ключевых постов в нем – министра финансов, занимал курд-христианин Абделькарим Алака. Имеются сведения о том, что новопровозглашенное королевство активно искало поддержки в противовес  англичанам у теперь уже советской России. Есть сведения, что Барзанджи через советское консульство в Урмии направил послание Ленину, в котором восхвалялась революция 1917 года, и говорилось, что «весь курдский народ считает русский народ освободителями Востока и готов связать свою судьбу с их судьбой». Однако должным образом историческими источниками факт наличия такого послания пока не подтверждается.

 В 1923 году войска Багдада при поддержке британской авиации начали активное наступление на «королевство» и в мае 1924 года оно пало. Барзанджи с группой соратников ушел в горы, где продолжал борьбу до 1927 года, когда сдался в обмен на амнистию. А  за год до этого в 1926 году Великобритания передала мандат на управление Мосульским вилайетом Великобритании. В результате, все формы курдской административной или около государственной автономии упразднялись, однако Ирак гарантировал курдам национально-культурные права.

Последнее восстание под руководством Барзанджи  произошло в 1930 году. 30 июня был подписан британо-иракский договор о досрочном предоставлении Ираку полной независимости. Курдов возмутило то, что о них, и тем более о гарантиях их прав, в проекте этого документа никак не упоминалось. Непосредственным же толчком к восстанию послужил расстрел 6 сентября полицией мирной демонстрации в Сулеймании. Британцы первоначально поддерживали восстания, видя в нем возможный рычаг давления на Багдад, однако вскоре после ратификации англо-иракского пакта сменили свою позицию на противоположную. В начале 1931 года, Барзанджи, видя бесперспективность дальнейшей борьбы, вновь сдается англичанам под гарантии личной безопасности, и был направлен ими в ссылку, на юг Ирака, где пробыл до 1941 года. С началом IIмировой войны он вновь оказался востребованным англичанами, которые, видя пронацистскую ориентацию нового иракского правительства под руководством Рашида Гайлани, пытаются силами курдов организовать против него восстание. Барзанджи направляется в Сулейманию, однако не получает должной поддержки со стороны местных курдских племен и планы восстания проваливаются. Кстати, в результате поражения восстания 1930-1931 года, курды лишились даже тех минимальных культурных прав, которые они до этого имели.

Остаток жизни Махмуд Барзанджи провел в Сулеймании, где и скончался в сентябре 1956 года. Похороны шейха вылились в настоящую демонстрацию, ведь несмотря на то, что все его восстания оканчивались неудачно, за свою решимость он слыл поистине народным героем.

Любые  события, даже отдаленные исторически и географически, непременно в себе несут для нас и для нашего времени какой-то урок. Так личность и деятельность шейха Махмуда Барзанджи – это еще  одно напоминание о том, что курдское дело жизненно зависит от существующего международного расклада. Как увязать это обстоятельство с обостренным национальным чувством курдов, их горячим стремлением к независимости – вопрос, пока что остающийся без окончательного ответа.

Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир» специально для  RiaTaza.com

 

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи