НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ: АКТУАЛЬНЫЙ РАКУРС

277 просмотры

В статье рассматриваются некоторые актуальные национальные интересы Российской Федерации в ближневосточном регионе. Автор акцентирует внимание на внешнеполитическом потенциале в их реализации. Раскрывается сущность интересов российского государства в повышении геополитического статуса, уменьшения международного терроризма, наращивании политического влияния, интенсификации международных экономических связей на Ближнем Востоке, а также подчеркивается его роль в решении «курдского вопроса».

Насущность исследования национальных интересов Российской Федерации важна для ее граждан, общества и самого государства. На наш взгляд, каждое государство должно иметь систему национальных интересов. В начале XXI века Россия вышла из политической неопределенности, и формирует достаточно четкую стратегию внешней политики, ее социально-экономическое и политическое положение вышло на новый уровень. В связи с этим, российское влияние на внешнеполитическом уровне значительно повысилось. Политические лидеры ведущих стран мира, как правило, понимают, что для реализации собственных национальных интересов, им не обойтись без конструктивного диалога с Россией.

Изучение приоритетных национальных интересов России так же востребовано в силу ее уникального геополитического положения. В свое время Х.Дж. Маккиндер придавал большую геополитическую значимость территории России (Хартленд) из-за ее огромных запасов природных ресурсов и недоступности для военно-морских флотов других стран [11]. Кроме того, для восстановления своего геополитического влияния после распада СССР, Российская Федерация уже сегодня обладает достаточным политическим и социально-экономическим потенциалом.

Национальные интересы любой страны обуславливают ее внешнюю политику. Содержание этих интересов направлено, как правило, на достижение или поддержание статуса уважаемого во всем мире государства. Правительства, следуя национальным интересам должны максимально эффективно отстаивать интересы своей страны.

Использование понятия «национальные интересы» особенно эффективно в решении вопросов внешней политики. Термин «национальные интересы» аналогичен термину интересы общественные и объясняет наиболее эффективную и благоприятную для нации систему отношений с другими странами. Он выделяет возможность угрозы для государства и нации от внешних агрессоров и подчеркивает те ситуации, где есть явные признаки ущемления свободы государства (это различные договора, интересы и различные факторы, не поддающиеся национальному контролю, такие как геополитический статус и зависимость от внешней торговли) [14].

Под национальными интересами чаще всего подразумеваются четко осознанные потребности государства детерминированные, как правило, экономическими, геополитическими устремлениями в конкретно-исторический период, а также культурно-историческими традициями, надобностью реализации национальной безопасности, защитой граждан от внешних и внутренних угроз и т.п. Основанием национальных интересов объективно, так как национальные интересы являются отображением стабильности и устойчивого развития общества.

По отношению к внешнему миру национальные интересы представляют собой определенную совокупность государственных внешнеполитических интересов. Данные интересы различны по потребностям и уровню важности. Американская школа политического реализма выделяет различные интересы в данной совокупности. Это могут быть главные и второстепенные, постоянные и переменные, общие и конфликтующие интересы [15]. В данной концепции термин «национальный интерес» в первую очередь определяется внешнеполитическими факторами и условиями.

Анализируя национальные интересы, некоторые исследователи выделяют мотивировочные (идеологические) аспекты и его практико-прагматический (политический) контекст. Текущая концепция национального интереса зависит от конкретных стремлений граждан и определяется такими объективными параметрами как:

— желаемый геополитический статус государства в мировом сообществе, наличие у государства противников, которые могут представлять угрозу для национальных интересов страны, а также союзников, которые могут обеспечить поддержку во внешнеполитическом пространстве;

— уровень ВВП, значимость в системе международных экономических отношений, уровень зависимости от источников сырья, внешних рынков, энергии и т.д.;

— уровень развития в системе международных отношений, тактика поведения в этих отношениях.

Содержание национальных интересов государства и общества может меняться в зависимости от уровня изменений объективных реальностей, потребностей общества в международном общении.

Существование стабильных и переменных величин в объективной реальности помогает конкретное содержание национальных интересов [1].

Важно отметить, что в современном динамичном мире меняются объективные условия определяющие контекст внешнеполитической деятельности государств, направленной на защиту национальных интересов, конфигурации их формулирования (выражения), средств и методов реализации, но при этом главенствующими факторами являются целостность, безопасность, расширение жизненного пространства.

Ближний Восток — это регион с одной стороны насыщенный конфликтными ситуациями, а с другой — регион привлечения пристального внимания ведущих мировых держав. Такой интерес вызван стратегическим положением стран Персидского (Арабского) залива и огромными запасами нефтяных ресурсов в мире. Это сделало указанную территорию крайне потенциально опасной для мирового столкновения между мировыми политическими акторами. На сегодняшний день угроза внешней агрессии нарастает. Внутренние изменения, происходящие в ряде стран региона, могут сыграть как положительную роль с точки зрения демократизации и продвижения прав человека, так и усугубить существующее положение [13, с. 320].

Рассмотрим некоторые актуальные приоритетные национальные интересы России в ближневосточном регионе. Польский политолог Л. Донай полагает, что после распада СССР Россия пытается вернуться на Ближний Восток, начиная с 2002 года. Главной причиной было желание Москвы отрезать чеченских боевиков от поддержки со стороны арабского мира. С середины прошлого десятилетия (2005-2007 годы), амбиции России в политической и экономической активности на Ближнем Востоке значительно увеличились. Она активизировала двусторонние контакты практически со всеми странами, начиная с бывших союзников советской эпохи (Сирия), и далее с кем ранее имела партнерство (Египет, Иордания, Палестинская администрация, Алжир, Ливия), а также со странами, с которыми контактирует практически с нуля (Саудовская Аравия, малые страны Персидского залива). Кроме того, Россия имеет тесные связи с неарабскими странами — Ираном и Израилем. В 2005 году Россия получила статус наблюдателя в Организации «Исламская конференция», а в 2006 году были установлены дипломатические контакты с ХАМАС после победы на парламентских выборах [18]. По мнению В.А. Чмыревой: «Россия признается аналитиками ключевым субъектом политического процесса, оказывающим значительное влияние на протекающие в регионе процессы. Вне зависимости от методологических позиций и степени кооперации с государственными институтами американские исследователи признают рост влияния России в ближневосточном регионе [17, с. 25].

Одной из главных задач, на наш взгляд, Россия видит в минимизации международного терроризма.

Действительно, на рубеже ХХ – XXI веков стало очевидно, что проблема, обычно именуемая международным терроризмом, по некоторым параметрам вошла в число глобальных проблем человечества [5, с. 73]. Так, например, «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) — головная организация части ближневосточных повстанческих групп исламского толка, созданная после 2006 года [3]. Так называемое «Исламское Государство» было создано заключенными в тюрьмах Ирака под руководством А. Аль-Багдади. Его целью является построение «Всемирного халифата», создание исламского эмирата, в котором будет осуществлена власть ИГИЛ и их жесткое истолкование шариата. Оно, в истории человечества, является одним из самых безжалостных экстремистских формирований и первой террористической организацией-миллиардером. На сегодняшний день границы ИГИЛ сужаются, благодаря действиям военно-космических сил Российской Федерации в Сирии, а на территории Ирака и Иракского Курдистана позиции ИГИЛ бомбит международная коалиция во главе США!!!

Ю.В. Косов полагает, что проблема международного терроризма «связана с основными сферами жизнедеятельности мирового сообщества и социумов отдельных стран: политикой, национальными отношениями, религией, экологией, преступными сообществами и т.п.» [8]. Терроризм явление негосударственное, даже если он финансируется государством. Поэтому более уместно рассматривать террористические акции как «преступление против человечности» [16, с. 31]. Борьба с такого рода преступлениями требует политических средств, а не военных акций, объединения усилий всех стран. Для защиты от терроризма нужны предосторожность, бдительность, осведомленность, эффективность, которые во многом зависят от деятельности разведывательных органов, а также поддержки населения [2, с. 617].

Известно, что среди боевиков ИГИЛ встречаются граждане РФ и государств постсоветского пространства. Спецслужбы пытаются остановить поток в ряды этой террористической организации и выявить и уничтожить финансирование с российской территории, а также выявить вернувшихся радикалов на родину.

В.А. Чмырева акцентирует внимание на том, что «Важным фактором … в исследованиях представлены геополитические интересы России; угрозой интересам США названо российско-турецкое сближение.

Одновременно отмечается готовность Москвы идти на компромиссы и конструктивное сотрудничество с США и НАТО, что позволяет сделать вывод об общности тактических политических целей США и России в регионе: незаинтересованность в дальнейшей эскалации военно-политической обстановки, стабилизация миграционной ситуации, борьба с терроризмом, недопущение прихода радикальных политических сил к власти на Ближнем Востоке» [17, с. 23]. Деятельность России на Ближнем Востоке способствует основным направлениям ее внешней политики и служит в первую очередь достижению внерегиональных целей. Выстраивание политического влияния на Ближнем Востоке рассматривается Москвой как способ уменьшить глобальное доминирование США, а также служит в качестве козыря в отношениях с Соединенными Штатами. Тесные контакты со странами, выражающими антиамериканские настроения, но и союзниками США, увеличили пространство для маневра России. В то же время, Москва не образовывает военные союзы с какой-либо из стран региона и ее геополитическое положение остается ограниченным (в отличие от СССР) [18]. Некоторые исследователи полагают, что в настоящее время военные-политические союзы уже не обеспечивают стабильности мирового развития, как это было раньше. Но сетевая дипломатия является прекрасной альтернативой блоковым подходам, она проявляет гибкость в различных конфликтах и помогает коллективному поиску решения важных задач.

В настоящее время включение государства в мировую хозяйственную систему во многом определяет его эффективность в экономической сфере. Одним из основных приоритетов современного этапа экономического развития Российской Федерации является расширение и повышение эффективности ее участия в мирохозяйственных связях, участие страны в международных экономических интеграционных процессах.

Так, например, Министерством торговли и промышленности Иракского Курдистана зарегистрировано свыше 2300 международных иностранных компаний в дополнение к 15000 иракских фирм, успешно работающих в регионе. В регионе аккредитовано свыше 30 иностранных дипломатических представительств, включая Генеральное консульство Российской Федерации, десятки иностранных торговых миссий, работают тысячи национальных, иностранных и со смешанным капиталом фирм и компаний [7, с. 7].

Неоднозначность реализации энергетической политики России в регионе обусловлена тем, что РФ и страны ближнего Востока – конкуренты на мировом рынке энергоносителей. Иванов С.М. приводит следующие факты: «В августе 2012 года «Газпром-нефть» уже подписала с региональным правительством Иракского Курдистана соглашения о разделе продукции на двух блоках. Имеются перспективы дальнейшего взаимодействия «Газпром-нефти» и нефтегазовых компаний региона в области геологоразведки, разработки и эксплуатации нефтяных и газовых месторождений.

Приходящиеся на долю компании «Газпром-нефть» инвестиции в проведение геологоразведочных работ в Иракском Курдистане до 2015 года оцениваются не менее чем в 1 млрд. долларов США. По оценкам экспертов «Газпром-нефти», ресурсный потенциал обоих месторождений превышает 500 миллионов тонн нефти (около 3,6 миллиарда баррелей). В течение ближайших 8 лет планируется выход на максимальную добычу этих блоков (не менее 130 тысяч баррелей нефти в сутки). В настоящее время продолжаются геологоразведочные работы, по завершении которых, не позднее 2015 года, должна начаться регулярная добыча сырья. Суммарные выплаты «Газпром-нефти» за вхождение в эти проекты, включая компенсацию понесенных затрат, составят около 260 миллионов долларов США. В феврале 2013 года «Газпром-нефть» подписала соглашение с правительством Курдистана о разработке блока Халабджа. Этот блок стал третьим по счету проектом в Курдистане, в котором участвует «Газпром-нефть». В данном блоке за российской компанией закреплено 80%, оставшиеся 20% — у правительства Курдистана. На сегодняшний день в регионе также работают такие российские компании, как «Липецкий металлургический завод», «Русская инженерная компания», телекоммуникационная компания «Беркут». Интерес к деятельности в регионе проявляют «Лукойл», «Зарубежнефть», «Союзнефтегаз», «Технопромэкспорт» и другие. Серьезный потенциал двустороннего сотрудничества имеется и в области расширения связей по линии регионов России и Иракского Курдистана, в частности, Татарстана («Татнефть») [7, с. 13].

Но необходимо отметить, как подчеркивает Ю.С. Кудряшова, «Любую деятельность властей курдской автономии по выстраиванию самостоятельного курса с зарубежными энергокомпаниями в Багдаде считают покушением на свои властные прерогативы. … при этом Газпром-нефть работает и с центральным правительством Ирака, на правах оператора проекта компания входит в иностранный консорциум, добывающий нефть в районе Бадра. Можно предположить, что Багдад пошел на заключение крупной оружейной сделки с Москвой, не в последнюю очередь, преследуя цель отвлечь российские компании от тесных связей с иракскими курдами» [9, c. 103-104]. И далее: «Россия могла бы усилить свои позиции в экономической, энергетической и военной сферах в Ираке через проведение сбалансированной политики … Таким образом, на севере и юге Ирака Россия может обрести политическое влияние …» [9, c. 104].

Еще одним важным направлением внешней политики России на Ближнем Востоке, на наш взгляд, является урегулирование «курдского вопроса». К.В. Вертяев отмечает, что «Актуальность курдского вопроса может в перспективе привести и к тому, что мировым сообществом будет рассмотрен вопрос о закреплении статуса курдов путем учреждения их официального представительства в ООН, ввиду того, что они являются крупнейшим в мире национальным сообществом, не имеющим собственной государственности. … Целесообразность такого решения будет во многом опосредована дальнейшим социально-политическим развитием в курдском регионе Ближнего и Среднего Востока [6, с. 373-374].

Курдская проблема весьма остра, злободневна, сложна и многогранна, имея при этом международный характер, решением которой занимается определенный ряд государств, как правило, особо не желающих признать право курдов на создание независимого государственного образования. В этой связи повышение значимости курдской проблемы в системе международных отношений на Ближнем Востоке будет только возрастать и все более интернационализироваться.

Еще одна сторона решения этого вопроса связана с тем, что курды являются одной из основных сил борьбы с ИГИЛ. И Россия, как и США, им в этом помогают. «Захват боевиками группировки ИГИЛ в июне 2014 года стратегически важного города Мосула на севере Ирака с 2,5-миллионным населением стал большой неожиданностью для многих политических акторов Ближнего и Среднего Востока, включая центральное иракское правительство в Багдаде, Тегеран, и, конечно, правительство Иракского Курдистана. … Этнические и религиозные чистки, проводимые «Исламским государством», начались с курдов-езидов, поскольку иракские регулярные вооруженные силы в панике разбежались и не смогли защитить население своих северных провинций. Курдские бригады «пешмерга» вынуждены были вступить в боестолкновения с отрядами ИГ, чтобы защитить курдов и проживающих на этих территориях других групп населения и остановить дальнейшее продвижение исламистов непосредственно в Иракский Курдистан» [10, с. 39].

Мы солидарны с Н.З. Мосаки, который считает, что курдский фактор, а именно курдское национально-освободительное движение является военно-политической преградой на пути турецкой геополитической экспансии на Кавказ и Центральную Азию и неотюркизма на постсоветский Юг [12, с. 204]. Поэтому мы, не претендуя на всеобъемлемость и полноту, прогнозируем дальнейшее усиление активной внешнеполитической деятельности российского государства по этому важному вектору, включающей в себя не только военно-техническое сотрудничество, но и привлечение инструментов «мягкой силы», наращивая свой репутационный капитал [4].

Таким образом, на мировом уровне одним из самых важных национальных интересов России является активное и полноправное участие в формировании эффективной системы международных отношений, которая отвечает ее политическим экономическим и интеллектуальным возможностям, военно-политическим и внешнеэкономическим потребностям и потенциалу.

Мы фокусируем внимание на том, что сегодня назрела необходимость дополнительного анализа национального интереса как фактора формирования внешней политики государства. В настоящее время важно оценить основные политические приоритеты России: надежность и твердость гарантий неприкосновенности российских границ и территорий, недопущение наращивания существующих и формирования новых военно-политических блоков антироссийской направленности, факторы предотвращения политической и экономической изоляции России на фоне санкций, минимизация международного терроризма. Участие России в сирийском конфликте демонстрирует ее способность эффективно противостоять вышеназванным угрозам и оптимально реализовывать свои национальные интересы на Ближнем Востоке.

Данар Мустафа Абубакир — Аспирант кафедры политического анализа и управления Российского университета дружбы народов, г. Москва и администратор офиса представительства КРГ в России

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
⦁ Абакаров О.Г. Проблема «национального интереса» в политологии // http://alpan365.ru/problema-nacionalnogo-interesa-v-politologii.
⦁ Авцинова Г.И. Кто виноват, что американцы «здорово влипли» в Ираке», и что делать? // Безопасность Евразии. 2004. №4(18). С.617.
⦁ Аль-Каида, Хамас, Талибан: 8 крупнейших исламистских группировок мира // http://www.aif.ru/dontknows/file/al-kaida_hamas_taliban_8_krupneyshih_islamistskih_gruppirovok_mira.
⦁ Анохин М.Г., Гришин О.Е. Репутационный капитал России в глобальном мире // ⦁ Глобалистика-2009: пути выхода из глобального кризиса и модели нового мироустройства. М.: МАКС-Пресс, 2009. С.169-172.
⦁ Беспалов С.В. Транснациональный исламский терроризм – глобальная проблема // ⦁ PolitBook. 2012. №3. С.73.
⦁ Вертяев К.В. Специфика курдского национального движения и его современная актуализация в Турции и Сирии // ⦁ Ислам на Ближнем и Среднем Востоке. 2015. ⦁ №9. С.373-374.
⦁ Иванов С.М. Иракский Курдистан и курдское национальное движение // Курдский фактор в региональной геополитике. (Материалы круглого стола в ИМЭМО РАН 11.03.2015 г.) / Под ред. А.Г. Арбатова. – М.: ИМЭМО РАН, 2015. 119 с.
⦁ Косов Ю.В. Международный терроризм как глобальная проблема // http://anthropology.ru/ru/texts/kosov/terror.html.
⦁ Кудряшова Ю.С. О росте значения курдского фактора в условиях меняющегося Ближнего Востока // ⦁ Ежегодник Института международных исследований Московского государственного института международных отношений (Университета) Министерства иностранных дел Российской Федерации. 2014. ⦁ №2(8).
⦁ Кузнецов А.А. Иракский Курдистан в условиях борьбы с «Исламским государством» // Курдский фактор в региональной геополитике. (Материалы круглого стола в ИМЭМО РАН 11.03.2015 г.) / Под ред. А.Г. Арбатова. М.: ИМЭМО РАН, 2015. 119 с.
⦁ Маккиндер X.Дж. Географическая ось истории // Полис. 1995. №4.
⦁ Мосаки Н.З. Курды и Россия: без иллюзий. Политика России в отношении курдского вопроса / Курдистан и курдский вопрос в политике Запада и России (90-годы ХХ века – начало XXI века). М., 2011. С.204.
⦁ Мустафа Д.А. «Исламское государство» как результат «Арабской весны»: некоторые причины возникновения и последствия деятельности // Евразийский юридический журнал. 2015. №11(90). C.320.
⦁ Политика. Толковый словарь / Общ. ред. И.М. Осадчей. М.: ИНФРА-М, Весь Мир, 2011.
⦁ Политология в России и в мире // ⦁ http://www.politnauka.org/person/morgenthau.php.
⦁ Сорос Дж. Мыльный пузырь американского превосходства. На что следует направить американскую мощь / Пер. с англ. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. С.31.
⦁ Чмырева В.А. Роль и место Турции в системе современных евроатлантических отношений во внешнеполитических исследований США: автореф. дис. … к. и. н. М.: РУДН, 2016. С.25. Чмырева В.А. Роль и место Турции в системе современных евроатлантических отношений во внешнеполитических исследований США: автореф. дис. … к. и. н. М.: РУДН, 2016. 28 с.
⦁ Donaj L. Federacja Rosyjska wobec arabskiej wiosny ludów. Wybrane problemy // National and International Security in the Region of MENA. Lodz, WSMiP UŁ, 2014.

2 комментария
0

Related Posts

2 комментария

Слишком Горький 14.01.2017 - 22:28

С миру по нитке, но получился, к сожалению, невкусный аджапсандали.
Я не буду полностью разбирать статью, потому что нет в этом смысла. Но коротко остановлюсь на некоторых узких рассуждениях автора.
Конечно, любая уважающая себя страна имеет национальные интересы, но эти интересы проявляются не из-за геополитического положения той или иной страны, а потому что политическое руководство страны или народа не опьянено идеологией как это было в СССР, как присутствует все это в мозгах руководства партии рабочих курдов и тд.
Ваши утверждения о том, что Москва не образовывает военные союзы, не соответствует действительности. А куда девать ОДКБ? Не до конца понятно утверждение о включении России в «мировую хозяйственную систему» по той простой причине, что она уже присутствует там, иначе не было бы этих санкций. А вот связь с примером Курдистана про 2300 международные иностранные компании – не понятна.
Абсолютно не ясно урегулирование курдского вопроса и Ваше солидарное мнение, которое Вы видите всего лишь в открытии официального представительства в ООН.
А вот мы – граждане курдской национальности – видим решение курдского вопроса только и только в создании государства Курдистан.

Слишком Горький 14.01.2017 - 22:57

Уважаемая редакция! Это большая оплошность с Вашей стороны не писать сноску про запрещенную в РФ организацию ИГИЛ.

Комментарии закрыты