Мехабадская Республика – уроки курдской государственности.

Мехабадская Республика – уроки курдской государственности.

Провозглашение Мехабадской республики. Кази Магомед (на требуне) и Мустафа Барзани (внизу в центре

Сегодняшний день, 16 декабря – это знаковая и, одновременно, трагичная дата в курдской истории. Ровно 70 лет назад прекратила свое существование Мехабадская Республика, просуществовавшая на территории иранского Курдистана чуть меньше года. Если смотреть исторически, то, очевидно, что это был наиболее развитый образец государственности в истории курдов, если не считать, конечно, нынешней автономии в Ираке. Поэтому даже самые общие уроки истории «Курдской народной республики», думается будут интересны и важны сегодня.

Провозглашение Мехабадской республики стало возможным благодаря стечению ряда факторов, прежде всего, внешнеполитических. Начать следует c  августа 1941 года, когда в соответствии советско-британским соглашением, Иран был оккупирован войсками обеих стран, а правительство в Тегеране де-факто оказалось отстраненным от дел. Непосредственной причиной ввода войск стала необходимость обеспечения нейтралитета Ирана в начавшейся войне с нацистской Германией, ибо Тегеран (как и «соседняя» Анкара), формально этот самый нейтралитет соблюдали, но одновременно делали недвусмысленные жесты в сторону Берлина.

В район Мехабада, называемого также «Мукринский Курдистан» были введены советские войска, которые позднее были отведены севернее на линию Ушу-Миандоаб, а граница британской оккупационной зоны оказалась южнее, по линии Сердешт- Секкез, которая и была признана разграничительной между  советской и британской оккупационной зонами. Таким образом, в регионе Мехабада сложилась ситуация, благоприятная для политического самоопределения курдов, причем мирным путем, так как иранские власти не могли устроить против них вооруженные репрессии, а в задачу оккупационных войск не входило вмешательство во внутренние дела местного населения, тем более, если они разрешаются мирным путем.

Постепенно на территории региона сформировалось полноценное национальное самоуправление, которое возглавил Кази Мохаммед, член националистической партии « Комитет за возрождение Курдистана», в просторечии известной, как «Комала» (комитет). Кази Мохаммед был выходцем из рода городских кадиев (кази) – шариатских судей (отсюда и часть его имени), имел хорошее образование, знал несколько языков и проявил себя недюжинным администратором.

Победа СССР во Второй мировой войне еще более усилила национально-освободительные тенденции на северо-западе Ирана. Помимо того, что этот регион уже с начала войны находился в советской зоне влияния, в 1945 году усилились «просоветские» тенденции в соседнем, иранском Азербайджане. Действующая здесь демократическая партия иранского Азербайджана также провозгласила себя единственной законной и полностью независимой от Тегеран властью на территории региона,  на перспективу выдвинула цель воссоединения с Азербайджанской ССР. Курды в лице их политиков решили пойти тем же путем.

В сентябре 1945 года Кази Мохаммед, вместе с группой курдских политических деятелей посетили «столицу» иранского Азербайджана Тебриз, где они встретились с советским консулом и изложили ему свои планы по созданию независимого государственного образования. Курдов «переадресовали» в Баку, где они встретились с первым секретарем ЦК Компартии Азербайджана Мирджафаром Багировым, который предложил им войти в состав иранского Азербайджана, где традиционно также проживает немало курдов, на правах автономии. Кази Мохаммед и его люди отказались от этого предложения, но, тем не менее, азербайджанский лидер пообещал им всяческую поддержку в начинаниях.

Здесь возникает вопрос – а не были ли все эти национальные процессы в северо-западном Иране отражением стремления тогдашнего СССР просто аннексировать эти районы.  Очень вероятно, что на фоне эйфории  от недавней победы в войне, за кремлевской стеной такие планы созрели и уже готовы были реализоваться, но… восток дело тонкое, и ситуация здесь меняется с калейдоскопической скоростью. Но об этом позже.

А пока Кази Мохаммед возвращается в Мехабад и начинает действовать по образцу иранского  Азербайджана.  На месте «Комалы» создается Демократическая партия иранского Курдистана, а когда 10 декабря 1945 Демократическая партия восточного (иранского) Азербайджана объявляет власть Тегерана на территории провинции низложенной и создают народное, правительство, то курды через пять дней делают то же самое. А 22 января 1946 года провозглашается «Курдская народная Республика» (в обиходе – Мехабадская Республика).  Президентом стал Кази Мохаммад, правительство было сформировано из членов партии ДПИК, ставшей правящей и единственной партией республики, занимавшей территорию округов Мехабада, Ушну, Тергевера, Сердешта и Бане.

В манифесте о ее создании записаны следующие основополагающие цели: автономия для иранских курдов в рамках иранского государства, использование курдского языка в школах и административных учреждениях, избрание провинциального совета, курирующего государственные и общественные вопросы, все государственные чиновники должны быть местного происхождения.

Здесь следует обратить внимание на первое положение, свидетельствующее о том, что собственный суверенитет, или даже независимость вовсе не были самоцелью основателей «Курдской народной республики». Самим своим появлением и существованием, она представляла собой как бы политический ультиматум Тегерану об удовлетворении права на самоопределение для всех курдов страны, и в ультиматуме этом одновременно была запрограммирована возможность компромисса.

Кази Мохаммед никогда не скрывал, что его республика поддерживается СССР, однако всегда возражал, чтобы его партию считали коммунистической. Возможно этим определяется то, что курдское национальное движение в дальнейшем развивалось и развивается в рамках левой, социалистической идеи.

Опора на СССР оказала двоякое влияние на «Мехабадскую республику». С одной стороны, благодаря помощи Советского Союза, на основе поставленного типографского оборудования удалось наладить  печатание книг и газет на курдском языке, что в конечном итоге сделало Мехабад основным очагом курдской культуры того времени. И это было главным историческим достижением «Курдской народной республики». В решении других, возможно более ключевых задач, например, обеспечении поступательного социально -экономического развития СССР помочь не мог (если не считать поставок небольшими партиями техники и закупок местного табака), поскольку очень скоро оказался в той самой, калейдоскопически изменившейся ситуации.

26 марта 1946 года под давлением западных держав Советский Союз дает обещание иранскому правительству в скором времени вывести свои войска. Понятно, что здесь уже и речи быть не может о каких-либо  геополитических изменениях и присоединению к СССР ирано-азербайджанских и возможно курдских территорий. На календаре 1946 год, «горячая» война сменилась совершенно определенно войной «холодной», и начни в этих условиях СССР аннексию иранских территорий, то третья мировая ждать бы себя не заставила. В Кремле это прекрасно понимали.

И в этих условиях, когда Мехабадская Республика оказалась в изоляции (уже был восстановлен контроль Ирана над соседним Восточным Азербайджаном)  дает о себе знать рознь между многочисленными местными кланами, одни из которых основываются на собственных интересах, другие поддерживаются из Тегерана, третьи, возможно, британцами, но все они вместе направляют свои усилия против Кази Мохаммада и руководства республики. В этих условиях было принято решение создать на основе эмигрировавшего из  (и таким образом нейтрального по отношению к местным племенам) клана барзан, численностью 2 тыс. бойцов регулярную армию, а лидеру клана, Мустафе Барзани присвоить звание генерала.

О воинских делах Мустафы Барзани достаточно много написано, это отдельная тема. Нужно только отметить, что республика, вынужденная одновременно решать задачи внутренней и внешней обороны, тем более, в условиях абсолютного численного превосходства изначально была обречена. Кази Мухаммад это понял, хотя решительные действия предпринял слишком поздно.

Еще 4 апреля 1946 года  устное соглашение между Сталиным и иранским премьером Каваме ас-Салтане превратилось в письменный договор, по которому СССР обязуется вывести свои войска, а Иран – предоставить Москве нефтяные концессии. В мае войска были выведены, а вот СССР концессий не получил, так как иранский меджлис не ратифицировал договор.

В августе 1946 года Кази Мохаммед отправляется в Тегеран на встречу  с премьером Каваме. Они вроде бы договариваются о предоставлении курдам автономии и  гарантиях личной безопасности для руководства Мехабадской республики. Но… губернатор провинции Восточный Азербайджан отказывается утвердить это соглашение. Зато руки в военном отношении у Тегерана уже развязаны. В ноябре армия переходит в наступление в Азербайджане. 15 декабря 1946 года захвачен Тебриз, просоветское правительство Азербайджана бежало в СССР, а 16 декабря пал Мехабад. В Союз ушел и Мустафа Барзани со своими бойцами. Перед уходом он предложил уйти с ними и Кази Мохаммаду, но тот отказался, считая, что он должен остаться для недопущения погромов местного населения. Кроме того, он надеялся на гарантии безопасности, данные премьером Каваме.

Трагическим финалом этой исторической драмы стал день 30 марта 1947 года, когда Кази Мохаммад и его братья, также члены руководства республики, несмотря на полученные гарантии безопасности были, по приговору трибунала, повешены на центральной площади Мехабада Чарчара ( Четыре фонаря). Той самой, где еще чуть более года назад была провозглашена «Курдская народная республика».

Каковы же  краткие выводы из этой долгой истории?  Первый – независимое бытие курдского народа невозможно без осознанного, но понятного на перспективу стратегического союза с внешними силами. И это не потому, что курды слабые, а внешние державы такие сильные. Нет, здесь главным фактором выступает анклавное (замкнутое, внутриконтинентальное) геополитическое положение курдов. И при таком раскладе в случае, если анклав (подчеркну, речь ни о конкретно курдах, можно вписать сюда наименование любого народа, находящегося в подобном положении) резко заявляет о своих законных правах, то это не вызывает у окружающих его стран иной реакции, кроме той, которую вызвала у Тегерана провозглашение Мехабадской республики. И, наконец, слишком резкие клановые противоречия во все времена у всех народов были самой мощной бомбой, заложенной под путь к независимости. Таковы уроки истории 70-летней давности.

Уроки, к сожалению, актуальные и в наши дни.

Валерий Емельянов      ИАЦ «Время и мир»    для RiaTaza.com

 

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи