Курдский вопрос и будущая политика Трампа (взгляд из США на прошлое и настоящее курдского народа)

Курдский вопрос и будущая политика Трампа (взгляд из США на прошлое и настоящее курдского народа)

Знаете, какой самый большой по численности народ, желающий, но пока так и не имеющий своего государства? Вы думаете это палестинцы? Нет, это курды, живущие в ряде районов Турции Ирана, Ирака и Сирии, а также в Армении. Это четвертый по численности народ Ближнего Востока, курдов приблизительно 30-35 млн человек. Они составляют 18% населения Турции, 10% — Ирана, 17%-Ирака и 10% — Сирии (данные приводятся автором статьи и могут отличаться от других подсчетов количества курдского населения в мире – RiaTaza).

Во всех этих четырех странах курды страдали от преследований, дискриминации, маргинализации, хотя в определенный момент, в годы французского протектората в Сирии они обрели некоторую защиту и покровительство. В Турции курды преследовались постоянно, а временами их язык был полностью запрещен. В Иране аятолла Хомейни объявил курдам «священную войну» в результате которой было убито около 10 тыс. курдов, а в Ираке Саддам Хуссейн переселял их из родных мест в рамках программы арабизации. Самое большее, на что могли рассчитывать курды в отношениях с властями этих стран это на их сдержанно-нейтральную позицию, ибо, как правило, считается, что курды несут в себе угрозу безопасности государства.

 Первые призывы к самоопределению и автономии курдов раздались в конце позапрошлого века в годы османского владычество. Политически же курдское национальное движение начало оформляться вскоре после Первой мировой войны и завершился этот процесс вскоре после Второй мировой войны во всех четырех странах проживания курдов.

Курды сыграли свою выдающуюся роль в мировой истории. Прежде всего речь идет о Саладине, пришедшего к власти в арабском халифате в  XIIстолетии. Он остался в памяти  курдов и арабов, как освободитель, справедливый правитель,  символом сопротивления, завоевателем Иерусалима и объединителям Ближнего Востока.

На протяжении всей своей истории курды сохраняли свою национальную идентичность, не смотря на все разделения и даже конфликты между ними, что только осложняло ситуацию.

Ныне курды стали еще более значимым фактором международных отношений в связи с тобой доблестной и значительной ролью, которую они сыграли, противостоя ДАИШ в Ираке и Сирии. При поддержке авиации западной коалиции удалось нанести ряд ощутимых ударов ДАИШ в Сирии, выбить исламистов из многих городов и контролировать территории, прилегающие к турецкой границе. Таким образом, уже сложилось фактическое партнерство между Соединенными Штатами и курдами.

Итак, перед нами вполне сформировавшаяся нация в силу общего происхождения, языка и культуры, хотя и имеющий внутрирелигиозные различия. Тогда почему же он до сих пор не обрел собственного государства?

После окончания Первой мировой войны и в условиях явного приближения Османской империи к своему закату, западные союзники на основе Севрского мирного договора от 10 августа, 1920 года предложили курдами варианты, как автономии, так и независимого государства. Но возникли значительные международные и внутрикурдские разногласия по этой проблеме, и эти предложения были дезавуированы. Лозаннский договор от 24 июля 1923 года, установивший новые границы Турции, оставил курдам лишь статус меньшинства во всех четырех странах, и они оказались  в наибольшем проигрыше от международных махинаций на развалинах Османской империи.

И с тех пор курдские силы, как политические партии, так и вооруженные группы, использующие принципы герилы, поставили своей целью борьбу либо за независимое государство, либо за широкую автономию. Начиная с 1927 года, такие группы появляются во многих странах. Это «Хойбун» в Ливане и Сирии, а в Иране в 1946 году появляется Демократическая партия Курдистана под руководством Мустафы Барзани. Но все это не дало должного эффекта из-за внутрикурдской напряженности однажды даже приведшей к гражданской войне.

Наиболее сложная ситуация сложилась в Турции, где курды составили около 18% населения. После нескольких восстаний в турецком Курдистане, Анкара обрушила жестокие репрессии на своих курдских граждан. Помимо прочего, множество курдов было выселено из мест традиционного проживания, употребление курдского языка резко ограничено, курдские имена и обычаи оказались под запретом. По сути, отрицалось существование курдов как народа.

В ответ на это Рабочая партия Курдистана, лево-марксистская боевая группировка, основанная в Абдуллой Оджаланом в 1978 году, провозгласила  курс на создание  независимого государства. В 1984 году началась вооруженная борьба, в результате которой 40 тыс. человек погибло, а множество людей покинули места своего проживания. Позднее РПК сняла требование независимости, заменив его на широкую политическую и культурную автономию, хотя противостояние продолжилось.

 После прекращения временного перемирия в июле 2015 года возобновились столкновения на юго-востоке Турции и авианалеты турецких ВВС на базы РПК в Северном Ираке, которые по прежнему существуют, хотя лидер партии Оджалан с 1999 года находится в заключении. Не это ли свидетельство политической слепоты президента Эрдогана, заявившего в 2015 году, что в Турции нет курдской проблемы.

Дальнейшая эскалация насилия началась после взрыва в Анкаре в  феврале 2016 года, в котором Турция обвинила… сиро-курдские «отряды народной самообороны» (YPG), боевое крыло «Партии демократического союза» (PYD), которые объявлены в Турции террористическими организациями. Анкара утверждает, что они являются сирийским филиалом РПК. Но именно РПК, а не «отряды народной самообороны» признаны террористическими организациями в США и ЕС.

Курды также составляют около 10% населения Сирии и приблизительно 15-20% населения Ирака. В Ираке ими сформировано самостоятельное региональное правительство Курдистана, собственные вооруженные силы (Пешмерга), а также иракско-курдская партия под руководством Масуда Барзани (так в тексте, имеется в виду ДПК – RiaTaza). Пешмерга, численностью в 150 тыс. человек, представляют собой важную боевую составляющую в противостоянии с ДАИШ, особенно в Мосульской операции. Их потери в этой операции составили уже более 1000 бойцов.

 В Сирии фундаментальные права курдов постоянно нарушались. Курдам отказывали в сирийском гражданстве, их земли конфисковывались и передавались арабам. Отвергались также все требования о большей автономии. Поэтому в январе 2014 года PYD и рядом других курдских сил была создана конфедерация трех кантонов, не являющаяся независимым государством, но лишь демократическим государством в рамках федеративного устройства.

Лидер ПДС Салех Муслим заявил, что политическое решение сирийской проблемы должно включать и создание сирийской автономии, а силы PYD борются с вооруженными мятежниками, хотя и не состоят в союзе с Асадом, который как считают в ДПН не должен оставаться у власти.

 После того, как провалилось курдское восстание против британского владычества в 1946 году Мустафой Барзани была создана Демократическая партия Курдистана для борьбы за национальную автономию в Ираке. Мирные предложения о курдском самоуправлении были отвергнуты Багдадом, и тогда в 1961 году курды начали вооруженную борьбу против Багдада. В 1975 году раскол в ДПК привел к тому, что   Джалал Талабани и его группа покинули ДПК и образовали Патриотический союз Курдистана (ПСК).

Во время ирано-иракской войны, курды приняли сторону Ирана, в результате чего Саддам Хуссейн напал на курдские территории, использовав при этом и отравляющие вещества, в частности, в провинции Халабджа. Восстание курдов было подавлено в 1991 году, после чего полтора миллиона иракских курдов бежали в Иран и Турцию.

 Иракские курды сотрудничали с возглавляемой США коалицией, свергнувшей в 2003 году Саддама Хуссейна. Через два года на конституционных основах была создана курдская автономия, включившая в себя три провинции Ирака площадью 16 тыс кв. миль (что оставляет десятую часть территории Ирака), а ее нефтяные ресурсы оцениваются в 4 млрд.баррелей.  2016 году, президент Масуд Барзани, правящий регионом с 2005 года, призвал к проведению референдума о провозглашении независимости.

 Пока не ясно, какими будут границы будущего независимого государства  за пределами нынешних трех провинций, особенно с учетом претензии на богатый нефтью район Киркука. Но для администрации Трампа будет выгодно поддержать стремление курдов к независимости. Ведь целостной политики США  по курдскому вопросу, за исключением некоторых конфиденциальных контактов и гуманитарной помощи до сих пор нет.

 Зато имеется сотрудничество против терроризма. И хотя рост американской поддержки курдов может создать определенные проблемы в отношениях с рядом стран Ближнего Востока, особенно с Турцией, курды подтвердили свою репутацию наиболее эффективной силы в борьбе с ДАИШ. И администрации Трампа следует убедить Турцию, что курды не угрожают ее национальной безопасности, и Анкара только выиграет от соседства с независимым Курдистаном.

 Майкл  Кэртис         American Thinker.com        Перевод   Ria Taza.com

 

Об авторе

Похожие записи