Россия и курды

Россия и курды

Российско-курдские отношения имеют свою многовековую историю. Для многих читателей может стать открытием, что курды исторически проживали не только в Персидской и Османской империях, но и по праву стали одним из коренных народов Российской империи. По данным первой Всеобщей переписи населения России 1897 года, курдов-мусульман и курдов-езидов к тому времени в стране насчитывалось 99,9 тыс. человек. Многие курды верой и правдой служили в русской армии, участвовали в русско-турецких войнах, с мужеством и отвагой защищая южные рубежи российского государства. В послевоенных договорах России с Персией и Османской империей предусматривалась свободная миграция курдских племен и семей на территорию Российской империи. Курды видели в России надежную защиту от притеснений со стороны персидских и османских правителей. Российские ученые, путешественники и дипломаты знакомились с жизнью и бытом курдских племен России и соседних государств, публиковали научные и литературные труды о курдских языках, культуре, традициях, нравах и обычаях курдов. Россиян по праву можно считать первооткрывателями курдского этноса в глазах европейской и мировой общественности. Уже в 19 веке прошлого тысячелетия были заложены основы российского курдоведения как одного из важных направлений востоковедения.

К великому сожалению, в силу целого ряда объективных и субъективных факторов курдского государства пока создать не удалось и 40-миллионный курдский народ остается  все еще разделенным границами ряда стран. Но, если в Ираке, странах ЕС, России, Казахстане, в целом, на постсоветском пространстве, курды стали полноправными гражданами государств, то в Турции, Иране и Сирии они остаются на положении дискриминируемых центральными властями национальных меньшинств и вынуждены зачастую с оружием в руках бороться за свои законные права и свободы.

Иногда приходится слышать упреки в адрес Москвы, что, «мол Россия недостаточно поддерживает курдов». Российское руководство в своей внешней политике традиционно стремится не вмешиваться во внутренние дела иностранных государств и строит свои межгосударственные и межправительственные отношения, прежде всего, с официальными властями. Отношение к турецким, иранским, иракским и сирийским курдам в России такое же уважительное, как и к представителям других национальностей этих стран: туркам, арабам, персам, азербайджанцам, белуджам, армянам, ассирийцам, туркоманам и другим. Вместе с тем, Россия, как многонациональное с федеративным устройством государство и как постоянный член Совета Безопасности ООН, твердо выступает за соблюдение прав и свобод каждого из народов. При обсуждении курдской проблематики в ООН и на других международных форумах российские представители неизменно поддерживают законные требования курдов. На уровне регионов, парламентов, научных, общественных, религиозных, коммерческих и других организаций Россия старается по возможности поддерживать связи и контакты и с курдскими регионами Турции, Ирака и Сирии. В силу специфики иранского руководства и общества отношения россиян с иранскими курдами затруднительны. В Москве на постоянной основе работают в качестве иностранных общественных организаций представительства Иракского Курдистана, Демократической партии Курдистана (Ирак), Партии демократического союза (Сирия), проводятся консультации с прокурдской парламентской Партией мира и демократии (Турция). Несмотря на неоднократные просьбы турецкого руководства к правительству РФ включить в список террористических организаций Рабочую партию Курдистана (РПК), Москва этого не делает. В соответствии с российским законодательством Верховный суд РФ может внести в этот список лишь те организации, деятельность которых носит экстремистский или террористический характер на территории непосредственно России.

Особые отношения у России складываются с Иракским Курдистаном, поскольку этот регион добился статуса субъекта федерации в Ираке с самыми широкими международными правами и полномочиями. Россия одной из первых стран в декабре 2007 г. открыла свое Генеральное консульство в Эрбиле. Начало развитию торгово-экономических отношений России и Иракского Курдистана было положено уже в  мае 2008 г., когда регион посетила представительная российская делегация под руководством известного российского государственного деятеля, президента Торгово-промышленной палаты  РФ Е.М. Примакова. Стороны договорились о создании  Российско-курдистанского совета по экономическому сотрудничеству, который с российской стороны возглавил заместитель председателя комитета по международным делам нижней палаты парламента (Госдумы) и руководитель депутатской группы «Россия – Ирак» Зелимхан Муцоев. Интерес российских предпринимателей к Курдистану обусловлен благоприятным инвестиционным климатом там, наличием богатых месторождений углеводородов и сравнительно безопасными условиями пребывания и работы для иностранцев.

За прошедшие годы наибольшую активность из российских компаний в Курдистане проявила «Газпром нефть», которая успешно работает в области геологоразведки, разработки и эксплуатации нефтяных и газовых месторождений и осваивает все новые объекты. Эта же компания спонсирует обучение курдских студентов в России, участвует в экологических, культурно-образовательных, научных и других проектах. В частности, в 2014 г. при непосредственной поддержке «Газпром нефти» российскими учеными-востоковедами был издан фотоальманах «Земля легенд. Курдская культура глазами российских исследователей». Примечательно, что эта книга вышла на четырех языках, включая курдский и арабский. Интерес к сотрудничеству с курдским регионом Ирака проявляют также «Липецкий металлургический завод», «Русская инженерная компания», телекоммуникационная компания «Беркут», «Лукойл», «Зарубежнефть», «Союзнефтегаз», «Технопромэкспорт».

Из российских регионов одним из первых Эрбиль посетила делегация Татарстана.

Существенный новый импульс развитию отношений России и Иракского Курдистана придал визит президента М.Барзани в Россию в феврале 2013 г. Примечательно, что визит высокого гостя в Москву начался с открытия мемориальной доски на доме, в котором в 50-е годы прошлого века проживал в вынужденной эмиграции отец Масуда Барзани, легендарный лидер курдского национально-освободительного движения — мулла Мустафа Барзани.  Состоялись встречи президента Иракского Курдистана с президентом России В.В. Путиным, министром иностранных дел С.В. Лавровым, главой «Газпрома» А.Б.Миллером. В последующем, М.Барзани на регулярной основе посещал Петербургский экономический форум. В целом, обмен визитами на различных уровнях между Москвой и Эрбилем можно расценивать как обоюдное стремление иракских курдов и россиян развивать традиционно дружественные двусторонние отношения. Для России курс на развитие сотрудничества с Эрбилем, как бы параллельно с Багдадом, является, пожалуй, единственно верным и вполне оправданным решением. При ослабевшем и потерявшем управление значительной частью страны центре и набирающем мощь, все более самостоятельном, курдском регионе Ирака, России удается с учетом реально складывающейся обстановки восстанавливать свои позиции в этой стране и регионе в целом. Сегодня Иракский Курдистан выглядит как бы оазисом стабильности и благополучия в раздираемом шиитско-суннитской гражданской войной и переживающим нашествие джихадистов «Исламского государства» Ираке. Россия оказывает гуманитарную помощь сирийским и иракским беженцам на территории Иракского Курдистана, по согласованию с Багдадом поставила в Эрбиль несколько партий стрелкового и артиллерийского вооружения с комплектом боеприпасов.

Развитию отношений РФ с ИК способствует совпадение позиций сторон по большинству международных и региональных проблем. Сегодня у иракских курдов нет внешних врагов, им в довольно сложной общей военно-политической обстановке на Ближнем Востоке удается оставаться равноудаленными от сторон всех региональных конфликтов. Так, сохраняя доверительные партнерские отношения с Вашингтоном и Брюсселем, Эрбиль одновременно развивает сотрудничество с Россией и Китаем. Тесные связи с Израилем и Турцией не мешают ИК сотрудничать с Ираном и арабскими странами. Поддержка сирийских курдов не приводит к конфронтации с режимом Башара Асада. Для внешней политики Эрбиля характерны подчеркнутый нейтралитет, толерантность, сдержанность, взвешенность и готовность к взаимовыгодному сотрудничеству со всеми без исключения странами и легальными организациями. Как и Россия, ИК занимает довольно жесткую позицию по отношению к религиозным экстремистам и международным террористам в лице радикальных исламистских группировок.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

 

 

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи