Cуннитский деятель обвиняет Багдад в поддержке РПК и ПДС

Cуннитский деятель обвиняет Багдад в поддержке РПК и ПДС

Интервью бывшего вице-премьера и министра финансов страны Рафи аль-Исауи. 

Каков уровень участия суннитских подразделений в нынешней битве за Мосул?

C момента падения Рамади и Фаллуджи, а позднее и Мосула, старейшины многих суннитских племен много раз предлагали правительству, чтобы их бойцы сражались с ДАИШ вместе с иракской армией. Но правительство в Багдаде испугалось, что, таким образом, происходит инфильтрация суннитов в силовые структуры и оружие, которое они получили, завтра окажется в руках ДАИШ. Но вопрос – кто передавал оружие  исламистам, сунниты или иракская армия? К сожалению следствием этого решения стали все дальнейшие потери Ирака, в течение всех последующих лет ДАИШ-евской оккупации.

Мы откровенно указывали правительству на то, что с самого начала противодействовать исламистам должны были сунниты, ибо это их собственные земли. 

На мосульском направлении сегодня действуют  суннитские «Стражи Ниневии» под командованием Азиля ан-Нуджафи, в составе которой представители многих племен, участвовавших в операциях по освобождению Кайяры и других мест.Насколько эффективны они и племенные подразделения в Мосульской операции?

Они эффективны, но вопрос в том, насколько правительство воспринимает эти силы как партнеров. Невозможно достичь хороших результатов повторением негативных моделей в поведении. Правительство все еще опасается, что маргинализованные сунниты повернутся в сторону ДАИШ, так же как раньше они повернулись в сторону аль-Каеды.

Смогут ли сунниты контролировать ситуацию в Мосуле после изгнания ДАИШ?

Ответ будет положительным. Сунниты знают ситуацию в  этом регионе, кроме того, они храбро  сражались с ДАИШ.

Тогда почему исламисты не были остановлены вскоре, после их появления?

Я уже говорил, что суннитам нужно было сразу дать оружие. У нас по этому вопросу было пять встреч представителей племен из под Фалуджи и Ромади сначала с аль-Малики, потом с аль-Абади. Вопрос был один – вооружение суннитов против ДАИШ. Никто не хотел нас слушать. И даже сейчас, когда стоит вопрос об использовании ополченческих формирований, почему-то говорится лишь об одном из них. Нет единого стандарта в отношениях основных иракских групп – суннитов и шиитов.

 Почему «Стражи Ниневии»   и племенные формирования выступают как разные силы?  Почему  нет объединенных суннитских сил?

Это реальная ошибка правительства. С самого начала борьбы с ДАИШ мы предлагали создание в каждой провинции подразделений Национальной гвардии, напрямую подчиняющихся губернатору, правительству региона и его министерству внутренних дел, но финансируемых из федерального бюджета. Сначала наше предложение было принято, но затем отвергнуто, поскольку в качестве подобной гвардии почему-то виделась именно шиитская милиция «Хашд». Цель этого была одна – превратить ее в официальную силовую структуру.

Но тогда вопрос: признают ли сунниты шиитскую милицию, фактически являющуюся иранской структурой? Ответ будет отрицательный.

Мы не хотим племенных суннитских формирований, шиитских армий и т.д. При таком раскладе, уже на второй день после освобождения Мосула начнутся внутрисуннитские, внутришиитские разборки и продолжится суннитско-шиитский конфликт. 

Высказывается критика, что у суннитов нет единого центра принятия решений?

Его нет ни у кого. Все дело в том, что сунниты, шииты и курды слишком разобщены.

Но сунниты в большей степени.

Я с Вами полностью согласен.  Среди суннитов с 2003 года существует две партии. Одна выступает за участие в политическом процессе, другая от этого отказывается. Но где сейчас люди, такие как я, Тарик аль-Хашеми и Аднан ад-Дулами, выступающие за участие в политическом процессе. Все они в изгнании и обвинены в поддержке терроризма. Но тогда получается, что если вы изгоняете суннитов, значит вы против политического процесса. 

После прихода ДАИШ произошли  изменения и в иракском правительстве. Аль-Малики был вынужден уйти, вместо него пришел аль—Абади. Изменилось ли после этого что-нибудь?

Нынешнее правительство предприняло как хорошие, так и плохие шаги. Хорошие заключаются в том, что оно пытается восстановить отбитые у исламистов города. Плохие в том, что оно допустило хаотическое хождение в стране оружие и различных вооруженных групп, утверждая, что все это вполне в рамках закона, хотя это не так. Мы знаем, что все они полностью вне правительственного контроля.

Итак, шиитское правительство не доверяет вооруженным суннитам, а сунниты-шиитам. Где же выход?

Доверия между основными группами Ирака нет с 2003 года. Вплоть до настоящего времени отсутствует национальный консенсус. Поэтому частью политики после изгнания ДАИШ должен стать такой консенсус и реальное политическое и экономическое сотрудничество, особенно в сфере безопасности. Прошлый премьер заявлял, что его обязанностью является вопрос безопасности, но результатом стало попадание суннитских провинций в руки исламистов. Подчеркну, никто не должен иметь эксклюзивного контроля над сферой безопасности, должно быть реальное партнерство и регионализация.

Существует ли проект создания автономного суннитского региона от Ниневии до Анбара?

Да такой проект предлагался последнее время для осуществления, после освобождения Ниневии. При этом речь идет скорее о географическом образовании, нежели об этническом, либо этноконфессиональном. Никто не противопоставляет суннитский регион, региону шиитскому.

Но это традиционно суннитские земли. Чем плохо обозначение региона как суннитского?

Мы не боимся такого определения, но каждая провинция отлична от другой. Мосул отличается от Анбара или Диялы. Здесь живут езиды, христиане, сунниты, шииты. Каждая из общин желает иметь свою модель устройства, а не единую для всех. Поэтому представители провинции говорят больше о регионах, нежели о регионе. Наши партнеры считают, что « регионы» могут означать начало конца Ирака, но мы против его распада. Ирак – единое федеративное государство, что закреплено в его Конституции.

Азиль ан-Наджафи формирует ныне силы для освобождения Ниневии. Нормальными действиями правительства было бы сотрудничество с ним, однако вместо этого, его обвиняют в сотрудничестве с Турцией. Но тогда вопрос: десятки людей служат в фактически иранской милиции. Почему же вы обвиняете Азиля, который сам родом из Ниневии и имеет полное право защищать свою землю и участвовать в ее освобождении? 

Сунниты утверждают, что шиитская милиция принадлежит Ирану, а сунниты, что шиитские ополчения фактически иранские.

Это не сунниты так говорят. Это подтверждают сами представители шиитского ополчения в телевизионных выступлениях. Многие из них даже давали пресс-конференции в Иране вместе с местными священнослужителями.

Требуется ли поддержка Турции в освобождении Ниневии?

Вне зависимости от того, принимает ли турок правительство Ирака, население Ниневии или курды, я думаю, что многие из этих сторон ранее просили турок о помощи, а теперь спрашивают – почему вы пришли?  Но почему иракское правительство платит деньги РПК и   PYD в Синджаре,  зная, что они угрожают Турции. Правительство Ирака нарушает свою Конституцию, которая не допускает какой-либо террористической организации в Ираке. Правительство изгнало Моджахедин-Э-Хальк, потому что они были против Ирана, но почему вы поддерживаете РПК? Потому что она против Турции. Поэтому если вы хотите взаимного уважения и невмешательства Турции, вы не должны допустить нахождение подобных террористических организаций на вашей земле.

Rudaw — Перевод с незначительными сокращениями RiaTaza.com

 

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи