The Strategist: Битва за Мосул и раздробление Ближнего Востока

The Strategist: Битва за Мосул и раздробление Ближнего Востока

Политикам не помешает помнить, что изгнание боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из Мосула является важным шагом, однако достижение прочного мира потребует не меньших усилий и политического мастерства.

Операция по освобождению иракского города Мосула, находящегося в руках боевиков террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), может стать той призмой, через которую — благодаря расположению города на стыке курдских, турецких и арабских сфер — можно лучше рассмотреть геополитические проблемы, преследующие Ближний Восток, пишет Уильям Гоерлей в статье для National Interest.

В ходе первых недель операции, которая, как ожидается, будет затяжной и тяжелой, удалось добиться определенных успехов. Курдские отряды пешмерга оперативно заняли позиции боевиков на окраинах города, христианские подразделения освободили ряд селений. Это лишь один пример того, как против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) действуют совместно бойцы из разных подразделений. Он доказывает, что сотрудничество может быть полезным в стране, раздираемой этническими и религиозными противоречиями.

Однако не стоит слишком быстро поддаваться оптимизму. Целый спектр проблем возникает, если учесть, что каждый элемент многонациональной и многоконфессиональной коалиции, направляющийся к Мосулу, преследует свои цели и амбиции. Хотя шииты, сунниты, христиане и курды и едины в своем стремлении уничтожить ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но, кроме этого, их мало что объединяет. Мосул же — второй по величине город Ирака — представляет собой в некотором смысле желанную цель, свои претензии на который выдвигает большое число сторон.

Ситуацию также осложняет президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который настаивает, что у Анкары должно быть право быть частью коалиции по захвату Мосула, а также сидеть за столом переговоров по завершении кампании. Эрдоган также недавно оживил Национальный пакт начала прошлого века, в котором указывалось, что Турция сохраняет за собой права не только на Мосул, но и Алеппо, большую часть Иракского Курдистана, Армении и частично Балканы. Тогда эти заявления вызвали гнев премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади и беспокойство в Вашингтоне.

Перспективы создания Большой Турции играют на руку ультранционалистам Турции, которые составляют часть опорной базы Эрдогана, однако также придают новую энергию спорам, которые остались с тех пор, как в регионе были прочерчены границы.

Появление ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и их «халифата» уже поставило под сомнение существующую государственную систему на Ближнем Востоке. И теперь на фоне ослабления хватки боевиков за территорию региональные игроки хотят занять наилучшие позиции для последующего периода. И сам факт того, что Эрдоган напомнил о Национальном пакте, говорит о том, что стороны понимают, что все находится в текучем положении — границы, города, территории.

Турция известна своей склонностью идти на территориальные расширения, когда появляются удобные условия, однако Анкара не одна пытается воспользоваться геополитической конъюнктурой для выдвижения территориальных претензий и оказания влияния. После свержения Саддама Хуссейна Иран пытался расширить свое влияние на арабский мир. Недавним примером стал захват иракскими курдами Киркука, получить контроль над которым они давно стремились, тогда как сирийские курды, действующие под флагом отрядов Демократических сил Сирии, расширили свой контроль над большой частью севера Сирии, после того как оттуда ушли боевики террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Хотя эти действия можно считать агрессивными и экспансионистскими, их тем не менее необходимо рассматривать с учетом стратегического ландшафта. На сегодняшнем Ближнем Востоке почти не существует каналов связи между сторонами, почти никто не верит в региональный порядок, а потрясание оружием и националистическая риторика крайне распространены. На протяжении долгого времени основной целью стран региона было искать преимущества и предотвращать угрозы, реальные или кажущиеся. Поэтому пока не открыты каналы связи, попытки захватить территории в регионе и угрозы расширения противостояния продолжатся.

Политикам не помешает помнить, что изгнание боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из Мосула является важным шагом, однако достижение прочного мира потребует усилий и политического мастерства, с помощью которых будут решены проблемы глубокого политического и дипломатического раскола в Ираке по всему региону.

Максим Исаев

 

Источник записи:https://regnum.ru/news/polit/2198758.html

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Aza Avdali

    Это что за такой нелепый пассаж о том, что курды захватили Киркук, а в Сирии также расширили свои территории. Курды всего лишь сделали попытку вернуть Киркук «в родную гавань». И уже никто не повернёт эту историю вспять. По возможности всё, что принадлежало курдскому народу, будет возвращено, какова бы не была реакция всех без исключения иных субъектов. Или по логике автора, что позволено Юпитеру, не позволено быку? Было бы логично, прежде, чем о чём-то писать, поинтересоваться историей вопроса.

  2. Мураз Аджоев

    Надо же, какие открытия. Даже нашли волшебную «призму», через которую можно лучше рассмотреть геополитические проблемы, преследующие Ближний Восток». А некоторым мировым и региональным политикам, оказывается, «не помешает помнить», что, делая «первый важный шаг», надо уже думать о не менее значимом «втором шаге». Самым большим открытием стало то, что не только Турция и Иран, но и даже Курды уже «воспользовались геополитической конъюнктурой для выдвижения территориальных претензий» Ираку. Вот один из примеров — «захват иракскими курдами Киркука, получить контроль над которым они давно стремились». А вывод какой — «хотя эти действия можно считать агрессивными и экспансионистскими, их тем не менее необходимо рассматривать с учетом стратегического ландшафта».
    Думаю, что для того, чтобы изучать, правильно рассматривать и видеть «геополитические ландшафты», особенно на Ближнем Востоке, тем более когда речь идёт о Курдском вопросе надо обладать навыками и мастерством серьёзного исследователя, а не мимо проходящего «любителя-изобретателя».

Комментирование закрыты.