Курды и «управляемый хаос»

Курды и «управляемый хаос»

Несколько лет назад, в кульминационный момент «арабской весны», связанный с событиями в Сирии и Ливии, пришлось присутствовать в одном  уважаемом собрании с участием «зубра» российской политики, дипломатии и востоковедения, ныне покойного академика Евгения Примакова. На этом собрании Евгений Максимович впервые охарактеризовал бурные события на Ближнем Востоке как реализацию Соединенными Штатами т.н. «теории управляемого хаоса». Не скрою, это определение заинтересовало своей парадоксальностью, и автор этих строк решил поглубже ознакомиться с ее смыслом,  а также посмотреть, насколько она применима к нынешней фазе событий на Ближнем Востоке, в том числе, и к решению курдского вопроса.

Проблема роли «толпы», общественного хаоса в политике ставилась уже давно, однако пресловутая теория «управляемого хаоса» сложилась совсем недавно. Появилась впервые она в физической науке, благодаря работам бельгийского ученого русского происхождения, президента королевской Академии Ильи Пригожина. Суть его открытия заключается в том, что замкнутые физические системы не имеют термодинамического равновесия, в них нарастает хаос, и в один прекрасный момент система достигает энтропии, иначе говоря, взрывается. Пригожин указывал, что энтропия – это не только уничтожение старой системы, но и возможность для создания новой, и этим процессом можно управлять с помощью некоего внешнего центра притяжения. В 1984 году американскими физиками Джорджем Куэном и Мюрреем Гел-Манном в городе Санта-Фе (США) был создан т.н. «Институт сложности», призванный применять принципы физической теории хаоса, разработанные Пригожиным, в  других областях научного знания, как естественных, так и гуманитарных. При этом институт подчеркивает свою аполитичность и заявляет о том, что методика «управления хаосом» не применяется в политике.

В этом институте, на конференции, посвященной проблемам международных отношений, в 1998 году и прочел свой доклад под названием «Реакция на хаос» сотрудник государственного департамента США Стивен Манн. В докладе были изложены основные принципы теории «управляемого хаоса» применительно к международным отношениям. Суть ее наиболее просто можно изложить следующим образом: несмотря на то, что события во внутриполитической жизни отдельных стран  и международных отношениях часто принимают хаотичный и даже внешне непредсказуемый характер. Но в конечном итоге, все развитие определяется изначальным состоянием политической системы, а также едино направленность усилий внешних по отношению к ней экторов. Чем более энергичны экторы, тем более вероятность кардинального изменения системы, а если направленность этих экторов едина или близка, то получается, что политическим хаосом можно даже управлять. В качестве средств создания «управляемого хаоса» предлагались содействие, либеральной демократии, поддержка рыночных реформ, повышение жизненных стандартов населения, причем, прежде всего, речь идет об элитах, вытеснение традиционных ценностей и идеологий.

 Такая вот красивая теория, сформулированная в тиши калифорнийских кабинетов. Но, как писал поэт «если звезды зажигают на небе, значит это кому-нибудь нужно». Если создается теория политическая, значит у нее есть конкретные и практические цели, реализующие геополитические и геоэкономические интересы в нашем случае США. Реальные же события несколько лет назад в Ливии и Египте и сегодняшние в Сирии и Ирака, пока что подтверждает то, что хаоса в регионе предостаточно, а вот управляемость им под большим вопросом.

Если исходить из практического подхода к нынешним событиям, связанным с войной с ДАИШ, то США следовало бы сосредоточиться на «управлении хаосом» в Ираке, а не в Сирии. В самом деле, с геоэкономической точки зрения Сирия на несколько порядков по  своему значению ниже Ирака. Запасы нефти очень незначительны, уровень добычи упал с 386 тыс. баррелей нефти до войны, до, приблизительно 185 тыс. баррелей в сутки сегодня. И без того ветхая и неразвитая экспортная инфраструктура сегодня вконец разрушена, а во внутриполитическом отношении Сирия близка к Афганистану, где компетенция центрального правительства распространяется лишь на столицу, а власть на местах принадлежит локальным военно-политическим группировкам. Иное дело Ирак, с его нефтяными месторождениями, уровень добычи на которых часто превышает миллион баррелей в сутки и который напрямую выходит на ключевую транспортную артерию в поставках сырья через Персидский залив и Ормузский пролив. Ключевые в экономическом отношении территории Ирака находятся в его шиитской части, все более оказывающуюся под влиянием Тегерана. И эскалация действий США в  Сирии (также  входящей в сферу политического влияния Ирана) может вновь обострить отношения Вашингтона и Тегерана, несколько смягченное подписанием соглашения по ядерной программе. Как тут реализовывать геополитические и геоэкономические интересы заокеанской державы сказать трудно.

Поэтому с точки зрения нормальной логики действия США в Сирии можно объяснить следующим образом. Это – противостояние с ДАИШ, но главным все же следует считать необходимость «выкурить» из Сирии Россию. Сейчас эта страна – единственная территория наземного присутствия российских войск за пределами бывшего СССР и, учитывая многолетнюю историю противостояния  Москвы и Вашингтона, американских генералов можно понять. Непонятно только зачем устраивать дорогостоящую операцию и пытаться что-то комбинировать и, в без того запутанном сирийском ребусе во времена глобального экономического кризиса и ситуации, когда политическое и военное влияние России, увы, несравнимо с  эпохой СССР.

А возвращаясь к Ираку, отметим, что у США именно здесь были бы оптимальные условия для создания пусть даже и условного «управляемого хаоса». Дело в том, что здесь имеется еще один эктор, направленность которого совпадает с геополитическими интересами США. Это – курды Южного Курдистана. Им для обретения независимости объективно выгоден «управляемый хаос» (правда, не в экстремальных формах). Кроме того, они имеют панорамное видение необходимости независимости с учетом экономических, политических и этнокультурных факторов.

 Однако в самые последние дни, все опять смешалось в  ближневосточном доме. Боевые действия «сил народной самообороны» ПДС против формирований других сиро-курдских структур, и последние заявления, поступающие из Эрбиля, свидетельствует о том, что дорога к курдской независимости может быть в ближайшее время перекрыта самими же курдами, точнее их некоторыми политическими лидерами. В самом деле заявления типа «мы можем объявить независимость и без референдума», или «еще не пришло время для независимости» (вице-премьер Кубад Талабани), свидетельствуют, либо о провокативных мотивах этих деятелей, либо о непонимании ситуации. Ну в самом деле, неужели непонятно, что сейчас речь идет не о провозглашении независимости, а о референдуме по провозглашению независимости, что не одно и то же. По результатам референдума должна быть сформирована легитимная и прочная опора для дальнейших действий с Багдадом по обретению независимости. Кроме того, последние действия ПДС, фактически подтвердившие обвинения президента Барзани в том, что эта партия  реализует в Сирии политические интересы РПК, наметившийся альянс между ПСК и РПК в пику идеи независимости, отстраненная позиция других, более мелких политических сил – все эти факторы представляют прямую угрозу срыва нынешнего политического курса Курдистана.

 И тут вопрос к США. Почему в Сирии, они сделали ставку, как на военных союзников, на «силы народной самообороны» ПДС, а не консолидированный потенциал всех курдских движений. Не надо быть суперагентом ЦРУ или «яйцеголовым» аналитиком Госдепа, чтобы увидеть очевидную идеологическую связь между РПК и ПДС. Конечно, этот альянс принес некоторые военные дивиденды, но они могут быть сведены на нет нынешними политическими убытками. И руль «управления хаосом»  может заклинить окончательно.

 А теперь некоторые выводы автора с учетом того, что – не курд (посему не может оценить многие явления с точки зрения внутреннего устройства народа, и его ментальности), а на «курдоведа» только учится.

Первый достаточно личный. Создалось устойчивое впечатление за последний год, что РПК – это тот же ДАИШ только с обратным идеологическим знаком. Даишевцы используют фундаментальные принципы ислама, РПК – идею национального самоопределения курдов в радикально-социалистическом варианте  исключительно в собственных узкополитических и бизнес-интересах. Им важнее всего сохранить нынешние «черные дыры» в горах на турецко-ирако-иранском пограничье и на суннитских территориях Ирака и Сирии, где можно устанавливать собственные порядки, без оглядки на международное и региональное сообщество, а также гнать на международный рынок контрабандную нефть. Этот товар всегда ходовой, неважно, привезли ли его в цистерне с надписью «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» или кораническим аятом. Но сейчас мы видим и другую сторону такого положения вещей. В критический момент, эти силы готовы либо поступиться принципами реального ислама ( как это делали даишевцы, например, в Шангале), либо открыто ставить палки в колеса курдскому делу, преданность которому так громко декларируется, как это делает сегодня РПК и иже с ними.

 Второй вывод в большей мере основан на объективном анализе ситуации, и он более обширен, чем только «курдский вопрос». Судя по всему, академически изящная теория «управляемого хаоса» на мусульманском Ближнем  и Среднем Востоке просто не работает. Здесь нужно выбирать что-то одно – либо управляемость, либо хаос. В основе здесь лежат принципы по которому строится местное общество («толпа», «улица») на мобилизацию которых расcчитывают разработчики теории «управляемого хаоса».

В традиционном мусульманском обществе существуют два ключевых понятия, на основе которых оно структурируется. Это понятие «хасса» (элита, избранная часть общества, к которой относятся политические и духовные лидеры) и «амма» (простонародье, охватывающее также и богатых и супербогатых бизнесменов, если у них нет кровной связи с аристократическими кланами). Ближневосточное «простонародье» в своих действиях и поведении ориентируется исключительно на своих «хасса», им практически невозможно манипулировать откуда-то извне. А мусульманская «элита», осознавая свою экономический и боевой потенциал и с учетом принципов исповедуемой ей исламской религиозной традиции, никогда не была и не будет безусловным проводником интересов любых внешних сил. Эту роль она будет играть лишь в той мере, в какой она соответствует ее собственным интересам. А сегодня этот интерес можно сформулировать в одной фразе: «Дайте нам оружие, а там мы сами разберемся». Пример – нынешняя фаза ситуации в Сирии, когда Дамаск уже реально не контролируют ни Москва, ни Тегеран. Он сам по себе. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

А курдским политическим элитам остается посоветовать активнее использовать технологии управления обществом. Но только такими, которые не позволяют довести его до хаотической фазы.

Валерий Емеельянов  ИАЦ «Время и мир», специально для RiaTaza.com

 

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи