«Некоторые боятся сильного Курдистана.

Но сила Курдистана – в его народе,

в его лидерах»

Премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди

История курдского кино (часть 2-ая). Что делает фильм удачным?

История курдского кино (часть 2-ая). Что делает фильм удачным?

Выход курдского кинематографа на мировой уровень начался с фильмов на политическую и правозащитную тематику. Но что отличает курдское кино от ближневосточного и какое место реально оно занимает на мировой киносцене?

 Действия большинство курдских фильмов происходит в Курдистане и лишь некоторых на территориях оккупирующих государств, где  персонажи-курды встречаются, взаимодействуют, бросают вызов и / или помогают своим  коллегам — некурдам. Например, «Бахоз»  (Шторм) Казима Оза  (2008)  рассказывает о группе студентов – курдских активистов  одного из  университетов в Стамбуле. Его же фильм «Фотограф» (2001) повествует о молодом курде, оказавшемся в автобусе, едущим в турецкий Курдистан на одном сиденье с жандармом-курдофобом. «Нулевой километр» (2005) Хинера Салима  ведет зрителя через бесплодную иракскую пустыню 1980-х годов вместе с двумя солдатами, курдом и арабом, которым поручено доставить тело курдского солдата его семье в Курдистане.

В то время как «Фотограф» мастерски  показывает внутреннюю  борьбу курдов против турок,  на примере поездки в автобусе,  когда  у них бывают периоды дружеской  болтовни и даже обмена сигаретами, персонажи «Нулевого километра» сталкиваются лицом к лицу, как это произошло на национальном уровне между курдами и арабами во времена Саддама . Оба фильма являются  по своему уникальными и сильными..

 С еще одной точки зрения сюжет «курд против противника» рассматривается в «Переходящих через пыль» Шоукета Амина Корки, где «два добрых самаритянина»- Пешмерга помогают оставшемуся сиротой арабскому мальчику, по иронии судьбы названному Саддамом в арабской деревне во время второй войны в Персидском заливе.

 Лобовые и неистовые столкновения с врагом являются естественной частью курдской жизни и часто неизбежны. Многие народные  предания,  рассказывающие о древних сражениях с иностранными захватчиками и соседями, будь то римляне, греки, турки-сельджуки, арабы, армяне или персы , были сохранены посредством устных традиций и народных песен. Курдские фильмы следуют подобному пути только  изображая события новейшего времени.

Сюжеты, имеющие непосредственное отношение к  политике властей  соседних государств, составляют большую часть курдского кино. Среди этих фильмов «Йол»  («Дорога», 1982)  Йылмаза Гюнея и «Стена» (1983).

Для сравнения, кинематограф  других народов, живущих на Ближнем Востоке, меньше озабочен вопросами прав человека, поскольку для них это не главная  проблема. Они предпочитают социальные драмы и  развлекательные фильмы, рассчитанные на широкую аудиторию  на Ближнем Востоке и в Северной Африке (арабские фильмы) и в Центральной Азии ( фильмы кинематографистов тюркских стран).

С другой стороны, израильские  художественные фильмы, часто  находят своего зрителя в западном полушарии. Горстка иранских кинематографистов также заслуживает признания за то, что они создали действительно хороший поэтичный кинематограф с умной символикой, часто используемой, чтобы бросить вызов жестким автократам, что очень привлекает отборочные комиссии международных кинфестивалей.

Курдские фильмы иногда становятся противоположностью творчества их иранских коллег и попадают на фестивали  за их серьезную тематику, эстетику и зачастую  за простоту сюжета. Например, фильм автора этих строк «Жиян» (2002) был сопоставлен с «Ветер унесет нас» (1999) Аббаса Киаростами, кинообозревателем «The Guardian» Питером Брэдшоу. Однако при более глубоком анализе можно сделать вывод, что иранские фильмы могут быть поэтичными, но курдские фильмы могут быть  так же поэтичными с элементом актуальности.

С другой стороны, некоторые курдские кинематографисты, кажется, слишком часто используют «синдром жертвы»,  показывая таковыми курдов  и пытаясь вызывать симпатию зрителей,  и заставляя их проливать слезу или две. Однажды я пригласил подругу -продюсера в Лос-Анджелесе посмотреть фильм «Одна свеча, две свечи». Несколько дней спустя она написала мне записку, в которой говорилось, что  она приготовила носовой  платок  для ручья слез при просмотре фильма, но вместо этого она обнаружила, что ее заставили смеяться весь сеанс, и единственной слезой, которую она обронила, была слезой радости. Да, курдские фильмы имеют тенденцию иметь печальную ауру, как отражение их бурной истории прошлого и настоящего нашего народа. Как следствие, их аудитория ограничена  определенным сегментом общества.

Еще одна особенность, используемая некоторыми режиссерами, но не всеми, — это переполнение их фильмов откровенно бесхитростными и почти примитивными персонажами,  создающими не слишком позитивную картину в сознании иностранного зрителя. Эти фильмы сделаны специально для привлечения внимания фестивалей и в конечном итоге получают награды, но не показывают в хорошем свете  курдов в целом.

Подводя итог, можно сказать, что курдские фильмы отличаются от своих ближневосточных коллег и мирового кинематографа тем, что они  ориентированы  на  то, чтобы быть  посланием  о распространенных проблемах прав человека и призывом к исправлению ошибок и  неправильных представлений о людях, их мечтах и ​​их месте в сегодняшнем мире. Несмотря на их недостатки, такие как синдром жертвы, грустная аура и унижение характера, они, тем не менее, служат окном в курдскую культуру, геополитику и образ жизни.

Мой личный подход и, своего рода, «мантра» в отношении кинопроизводства заключается в том, что хороший фильм — это тот, который заставляет вас немного смеяться, немного плакать и уходить с чем-то, над чем можно поразмышлять. И это должно  стать лозунгом курдского кино.

Автор- Джано Росбиани американо-курдский сценарист, режиссер и продюсер, связанный ст.н. «новой волной»в курдском кинематографе.

Rudaw.net                            Перевод  RiaTaza.com



Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 4

  1. Aza Avdali

    Огромное спасибо за то, что ознакомили с таким интересным, насыщенным и профессиональным рассказом о курдском кино. Очень надеюсь, что для многих он будет обязательным к прочтению, к запоминанию тех имён и тех фильмов, которые стали и для киношной публики, и для всех тех, кто неравнодушен, кто любопытен и жаден до знаний, до новых впечатлений огромной и волнительной встречей с курдским миром, курдской культурой, особенностями национального мировоззрения и отношения ко всему тому, что есть наша жизнь, поступки и ответственность. Очень точно и даже с некоторой гордостью Джано Росбиани говорит о том, что курдское кино отличается от мирового кино, а главное, от ближневосточного тем, что оно ориентировано на честный, проникновенный разговор о самых первостепенных, высокого звучания вопросах, что меняет зрителя, переворачивает его представления о важности, а когда и ничтожности каких-то моментов бытия, поступков, отношений. К чему я всё это обсуждаю? А к тому, что у меня очень грустные предположения, что, к великому сожалению, не вся курдские потребители информационного ресурса будут читать этот текст, не всех интересует курдское кино. На момент написания этого комментария всего 50 человек прочитали. Вот ведь беда, и разочарование…

    Ответить
    1. Dilan

      Здравствуй дорогая тётя Аза, я, твой внучатый племянник Дилан прочёл твой очень интересный комментарий о курдском кино Я очень постараюсь посмотреть много курдских фильмов.
      Курдское кино, к сожалению, пока не популярное, но я очень надеюсь, что оно имеет будущее и будет успешным в мире. До встречи. Обнимаю.

      Ответить
      1. Aza Avdali

        Так неожиданно, но очень приятно. Ну, в ком я не сомневаюсь, так это в тебе, Дилан, и в миллионах наших курдских детей — талантливых, образованных и таких красивых, таких любопытных до знаний, амбициозных, очень добрых, воспитанных, всегда терпеливых, бесстрашных. Люблю.

        Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.