«Некоторые боятся сильного Курдистана.

Но сила Курдистана – в его народе,

в его лидерах»

Премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди

Эрдоган продолжает свои закулисные игры с огнем

Эрдоган продолжает свои закулисные игры с огнем

Нарастающий финансово-экономический кризис в стране и сохраняющийся раскол турецкого общества на сторонников и противников Партии справедливости и развития (ПСР) заставляют ее лидера Эрдогана все больше изворачиваться во внешней и внутренней политике, чтобы сохранить свою власть. Провальные для ПСР итоги региональных выборов в Анкаре и Стамбуле прозвучали как очередной тревожный сигнал об утрате доверия населения к нынешней власти.

Чтобы спасти положение, новоявленный турецкий султан отменил итоги выборов в Стамбуле и пытается играть сразу на нескольких досках внутри страны и за рубежом. Главным в его внешней политике остается спекуляция на противоречиях между Вашингтоном и Москвой и разжигание войны в Сирии.

Не отказываясь от тесного военно-политического союза с США, активного участия в деятельности НАТО, более того, взяв на себя роль адаптера в структуры этого блока Азербайджана, Грузии и Украины, Анкара, тем не менее, пытается получить свою выгоду от складывающихся особых партнерских отношений с Москвой. Здесь и новые двусторонние экономические мегапроекты типа газопровода «Турецкий поток», АЭС «Аккую», закупка российского комплекса ПВО «С-400» и договоренности о разделе сфер влияния в Сирии.

Одновременно, Эрдоган пытается сохранить у себя пункт хранения американских ядерных боеприпасов на базе ВВС «Инджирлик», возможность поставок из США ЗРК «Пэтриот» и истребителей-бомбардировщиков “F-35”. Пока у турецкого президента с трудом, но получается сохранять хрупкий баланс интересов, хитро лавировать между двумя мировыми державами и добиваться для себя односторонних выгод.

Главные дивиденды при этом Эрдоган получает в региональной политике. Москва не только включила Анкару в так называемый Астанинский формат по урегулированию сирийского конфликта, но и дала «зеленый свет» на масштабные военные операции ВС Турции на северо-западе САР («Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь»). В нарушение международного права и суверенитета САР, Эрдогану удалось оккупировать значительные территории на севере этой страны и создать там надежный плацдарм антиасадовских сил (вооруженная оппозиция, радикальные исламистские группировки, бандформирования туркоманов). С этого плацдарма наносятся удары реактивными установками и дронами по позициям сирийских правительственных войск и обстреливается российская военная база «Хмеймим». Как установлено, боеприпасы и оружие в Идлиб доставляют турецкие военные.

В планах Анкары не только создать новое сирийское квазигосударство в противовес Дамаску, но и переместить сюда из Турции часть лагерей сирийских беженцев. В перспективе, турецкие власти планируют с этого плацдарма усилить давление на Дамаск и добиться прихода к власти в Сирии протурецкого правительства во главе с «Братьями-мусульманами». Эрдоган при этом рассчитывает на поддержку арабо-суннитского большинства САР (70 % населения страны).

Одновременно он добивается от Вашингтона права на расширение своей зоны оккупации в Сирии за счет продвижения далее на северо-восток страны, занятия позиций американских военных в г. Манбидж и создания так называемой зоны безопасности в прилегающих к Турции северо-восточных районах САР глубиной до 35 км. Москва, в принципе не возражает против такого варианта, но предлагает вместо курдских ополченцев разместить там сирийские правительственные войска. Скорее всего, вариант РФ носит утопический характер, поскольку у Дамаска просто нет сегодня войск для выдвижения их на границу с Турцией в районы компактного проживания курдов, да и переговоры с курдами Асад вести не хочет, а направлять туда иностранных шиитских союзников Дамаска чревато их боестолкновениями с курдскими ополченцами и арабо-суннитскими племенами. Пока Вашингтон и Анкара продолжают вести переговоры по этому вопросу и не исключено, что на северо-востоке Сирии останется ограниченный американский военный контингент или военные Великобритании и Франции.

Продолжает Эрдоган сложные политические игры и внутри страны. После нескольких лет изоляции отбывающего пожизненный срок тюремного заключения лидера Рабочей партии Курдистана (РПК) А.Оджалана, к нему вновь допустили адвокатов и началась очередная закулисная возня турецких спецслужб. Якобы, турецкие власти хотят использовать мифическое влияние этого бывшего авантюриста на сирийских курдов, чтобы они добровольно уступили свои позиции в САР турецким военным. Не исключено, что Эрдоган надеется также получить часть голосов курдских избирателей на повторных выборах в Стамбуле.

На самом деле, А.Оджалан и турецкая РПК давно уже утратили свой былой авторитет среди курдов, находятся под «плотным колпаком» турецких спецслужб и активно используются в интересах и провокациях Анкары. В руководстве РПК турок оказалось больше, чем курдов. Если бы этой партии не было, то Эрдогану и его приспешникам пришлось бы в срочном порядке ее создавать. РПК – это очень удобный инструмент турецких властей и жупел для дискредитации курдского национального движения. Под предлогом симпатий к РПК лишаются депутатской неприкосновенности и бросаются в тюрьмы депутаты Меджлиса и члены легальной прокурдской Партии демократии народов (ПДН), обычные курдские активисты. Во многом надуманная турецкими властями аффиляция сирийской Партии демократического союза (ПДС) с турецкой РПК служит основанием для вторжения турецких войск в Сирию и геноцида сирийского курдского народа.

Таким образом, безнаказанные действия Эрдогана у себя в стране по силовому подавлению любой оппозиции и военные преступления в соседней Сирии чреваты новыми вооруженными конфликтами в регионе. Ведущаяся на протяжении последних лет прокси-война Анкары силами сирийской вооруженной оппозиции и радикальных исламистских группировок против Дамаска и Тегерана, может в любое время перерасти в полномасштабный региональный вооруженный конфликт между Турцией и Сирией с Ираном.

Боестолкновения между турецкими войсками и проасадовскими силами в административном районе Африн уже имели место быть, когда турецкая артиллерия разметала заградительным огнем наступающую колонну проасадовских иностранцев-шиитов. Как выше отмечалось, реактивные снаряды и дроны регулярно наносят удары по российской базе «Хмеймим» из протурецкой зоны деэскалации Идлиб. Как видно, Эрдоган явно заигрался с огнем и пока некому дать ему по рукам. История мало чему учит современных политиков, ведь в свое время Гитлер тоже начинал с малого, долгое время безнаказанно спекулировал на противоречиях между СССР и Западом.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи

Комментариев 7

  1. Али

    Я уже неоднократно говорил что РПК это чисто туретская партия и созданная туретскими спец службами для раскола курдского народа и под видом борьбы с рпк вторжаться в Курдские земли и бомбить Курдский народ!!!

  2. Aza Avdali

    Исчерпывающий анализ, уважаемый Станислав Михайлович. Но, если позволите, небольшое уточнение относительно PYD и HDP. Руководство PYD — это и есть люди непосредственно из РПК, а вот рядовой состав — это самая пассионарная часть курдской молодёжи, увлечённая, обманутая и тысячами погибающая за ради идей Оджалана, а в конечном итоге ради интересов турок, Ирана и даже арабских племён, которые уже демонстрируют своё категорическое неприятие этой партии и её диктата. Да, это правда, они победили ДАИШ, но все эти жертвы не ради курдского народа. По существу, PYD — это «освободительная армия», ставшая заложницей антикурдской идеи. Вот это и есть одна из курдских трагедий современности. Эта партия не приемлет КНС, считая их барзанистами и протурецкими, а сами извиваются ужом пред турками, пред Асадом и Тегераном. А HDP настолько зависима от Кандила, что то благое, что она могла сделать для курдов обернулось большим злом, в конечном итоге. Да и не позиционирует себя эта партия как курдская. Все мы говорим, что вот, эта курдская партия, на худой конец, — прокурдская, а её лидеры, нас же всё время поправляют и говорят — нет, мы партия народов Турции и мы не стремимся к решению курдского вопроса. Да, там много курдов, в этой партии, и все они тоже увлечены левацкими идеями, агрессивным феминизмом, разрушающими курдские представления, курдский образ жизни начисто. Вся их деятельность только способствует тому, чтобы Эрдоган вводил репрессии против курдов, пачками их сажая их в тюрьмы, ослабляя курдские силы и извращая смысл курдской борьбы.

  3. Станислав Иванов

    Дорогая Аза! С Вами нельзя не соглашаться. Действительно, курдские партии и движения разные, во главе многих из них оказались авантюристы типа Оджалана или полууголовные элементы, тесно связанные со спецслужбами Турции и других стран. Но курдский народ, те девушки и юноши, которые с оружием в руках защитили Сирийский Курдистан от ИГИЛ — отважные воины и герои! В то время как Эрдоган, Асад, иракские власти трусливо прятались в подвалах своих дворцов и даже сотрудничали с ИГИЛ, курды защищали нашу цивилизацию от террористов. Надо подчеркнуть, что убивать ни курдов ни под каким предлогом нельзя, никому нельзя: ни Эрдогану, ни иранским аятоллам, ни Асаду. Какими бы курды не были по своим политическим взглядам, это не дает право кому-то вторгаться на их территории, бомбить, обстреливать их жилища из артиллерии. Рано или поздно курды сами разберутся со своими внутренними противоречиями…

    1. Aza Avdali

      И я с Вами совершенно согласна, дорогой Станислав Михайлович. И спасибо Вам огромное за Вашу честность, всегда такое неравнодушное отношение к делам и проблемам курдского народа, за Ваш не сторонний взгляд, за профессионализм и всегда убедительное экспертное мнение. И это правда: курды рано или поздно, но сами разберутся со своими противоречиями. И хорошо бы, чтобы это уже случилось, цена вопроса — репутация курдов, жизни тысяч людей, надежды и ожидания целого народа, мужественного и героического.

  4. Станислав Иванов

    К сожалению, темные страницы истории иногда повторяются. И, если в конце 30-х — 40-х годах прошлого столетия мир оказался под угрозой коричневой чумы фашизма, то сейчас наша цивилизация столкнулась с новым вызовом в лице зеленой чумы — радикального ислама или панисламизма, который избрал террор основным методом ведения войны. События в Ираке и Сирии показали, что без помощи и поддержки ряда ближневосточных государств создать квазигосударство — Исламский халифат не удалось бы. И Эрдоган сыграл решающую роль в создании этого халифата. Через Турцию в Сирию и Ирак транзитом следовали десятки тысяч боевиков со всего света, грузовики с оружием и боеприпасами, в обратном направлении — колонны грузовиков-нефтеналивных цистерн, награбленное имущество, продукты, музейные артефакты. Раненые боевики лечились в турецких больницах и госпиталях. И сейчас Эрдоган снабжает реактивными снарядами и дронами боевиков в Идлибе, натравливает их на курдов… Маленький турецкий фюрер пытается строить новую Османскую империю и подражать Гитлеру и Мусолини… Если его не остановить сейчас, то негативные последствия для Ближнего Востока и Европы могут быть трагическими…Он уже сейчас спекулирует на волнах беженцев, среди которых есть и боевики ИГ.

  5. Валерий Емельянов

    Cтанислав Михайлович, если бы это был панисламизм. На самом деле и ДАИШ и политика Эрдогана, начиная с 2012 года, это этнонационализм в религиозной упаковке, неважно, турецкой или арабской. Именно таким образом, салафитское реформаторское движение Мухаммада ибн абд аль-Ваххаба эволюционировало в феномен, красноречиво эволюционировало в аравийский (точнее, хиджазский) национализм именуемый может быть научно допустимым, но юридически некорректным термином «ваххабизм».

  6. Станислав Иванов

    Согласен с Вами, уважаемый Валерий! И Эрдоган со своими арабо-суннитскими союзниками и иранские аятоллы и спецслужбы ряда немусульманских государств используют в борьбе за власть, территории и ресурсы крайние религиозные течения и сохраняющиеся национально-этнические конфликты. У суннитов — это не только ваххабизм, но и такфиризм, салафизм и т.п. Новоявленный турецкий султан не отказывается и от лозунгов пантюркизма, неоосманизма. У Тегерана — шиитский фундаментализм агрессивного толка. Аятоллы не гнушаются признать мусульманами и секту алавитов, чтобы использовать сирийскую власть в своих интересах…

Комментирование закрыты.