«Некоторые боятся сильного Курдистана.

Но сила Курдистана – в его народе,

в его лидерах»

Премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди

Yle (Финляндия): финка Авеста воюет против ИГИЛ* в Сирии, но в видеоинтервью рассказывает, что, вероятно, «на каком-то этапе» вернется в Финляндию

Yle (Финляндия): финка Авеста воюет против ИГИЛ* в Сирии, но в видеоинтервью рассказывает, что, вероятно, «на каком-то этапе» вернется в Финляндию

Финское ТВ рассказывает о финке, которая воюет с ИГИЛ* в составе курдских отрядов женской самообороны. История Авесты очень необычна. Она — доброволец, которая воюет в иностранных войсках и не имеет опыта службы в армии Финляндии. Женщина, вставшая на сторону курдов, говорит, что защищает свободу Сирии и права женщин. Решение уехать в места боевых действий она вынашивала несколько лет.

Минна Пярссинен (Minna Pärssinen), Юхо Таккунен (Juho Takkunen)

«Привет. Меня зовут Авеста, я из Финляндии», — молодая женщина сидит перед начавшим зеленеть кустом где-то в сирийской провинции Дайр-эз-Заур, поселок Багуз. Она полгода сражалась с радикальной исламистской организацией ИГИЛ* (запрещенная в России организация — прим. ред.) в курдских отрядах женской самообороны (Yekîneyên Parastina Jin ‒ YPJ).

Раньше Авеста работала в области здравоохранения и различных гражданских организациях.

Она воюет в Сирии, потому что считает важным защищать курдов, общество, основанное на равноправии, и особенно  — отстаивать положение женщин: «Важно, что у женщин есть свои отряды. Я хотела попасть сюда уже из-за этого. Мне стало интересно, потому что отряды женской самообороны — это не только вооруженная группа. Это место, которое дает другое будущее женщинам по всему миру, и особенно местным женщинам. Это то место, где можно развить свою индивидуальность за пределами патриархального общества».

Вопросы «Юле» (Yle) Авеста получила через женские отряды самообороны.

В этой статье, по просьбе самой женщины, упоминается ее позывной «Авеста». Финская телерадиокомпания «Юле» проверила ее личные данные.

«Юле» связалась с Авестой в Фейсбуке примерно за месяц до интервью, которое состоялось в Багузе в сотрудничестве с информационным агентством курдских отрядов женской самообороны.

«Юле» отправила Авесте вопросы, позже их задали ей представители отрядов женской самообороны. Использовался такой необычный метод получения информации, поскольку телефонная связь и интернет в зоне конфликтов в Восточной Сирии работают очень плохо. Проведение интервью по телефону из Финляндии не было возможным.

История Авесты очень необычна. Она — финка-доброволец, которая воюет в иностранных войсках и не имеет опыта службы в армии Финляндии.

Авеста охраняет членов семьи бойцов ИГИЛ*

Главная задача Авесты — защищать отвоеванные территории от ИГИЛ* (или ДАИШ*, как эту организацию называют местные). Вторая задача заключается в поддержке семей сдавшихся бойцов ИГИЛ* и в сопровождении людей до лагерей беженцев. В конце марта из захваченного ИГИЛ* Багуза бежали десятки тысяч человек.

«У многих женщин есть с собой оружие и все необходимое для изготовления бомб», — рассказывает Авеста.

По словам Авесты, курдские войска относятся к сдавшимся врагам очень человечно. И это несмотря на то, что бойцы ИГИЛ* убивали, насиловали и избивали курдских бойцов и членов их семей: «Кажется невероятным, как местные бойцы относятся к сдавшимся. Приехавшие из Багуза были в плохом состоянии, были ранены и страдали от голода. Здесь им в первую очередь дали воду и еду. Курдские бойцы даже свою еду отдают, чтобы помочь в первое время».

По мнению Авесты, жены ИГИЛ* тоже несут ответственность

Среди жен бойцов ИГИЛ* также есть уехавшие из Финляндии. Самой известной, пожалуй, является женщина по имени Санна. Видеоинтервью с ее участием, появившееся в начале марта, сделало ее очень популярной.

По мнению Авесты, среди родственников бойцов ИГИЛ* есть разные люди, но не всех можно считать жертвами. Многие курды рискуют своей жизнью, чтобы поступить правильно. Она считает, что и у жен бойцов ИГИЛ* тоже мог быть выбор.

«Женщины ответственны за ситуацию, за геноцид, проводимый ДАИШ. Женщины играют большую роль, потому что они заботятся о семье, готовят еду, поддерживают своих мужей. Некоторые женщины даже участвовали в столкновениях», — говорит Авеста.

С другой стороны, Авеста видела много таких женщин и девушек, которые не знали, куда они отправляются: «Или же их семьи вынудили их сюда приехать. Или их похитили. И эти ситуации, безусловно, тяжелые, потому что не они принимали решение, приезжать им сюда или нет. Особенно грустно смотреть на детей. Здесь много раненых детей, измученных голодом».

Сейчас Авеста живет в лагере за пределами Багуза. Бойцы курдских отрядов самообороны размещаются в здании, которое раньше принадлежало ИГИЛ*. Все спят в общих комнатах, едят у костра. Душа нет, но еды достаточно.

Однако суровые условия зоны боевых действий никого не смущают.

«Жизнь здесь более коллективная, здесь все всё время вместе. В Финляндии можно с легкостью изолироваться в своей квартире, все делается в одиночку. Но я вижу, что здесь коллективизм сильно помогает», — говорит Авеста.

На каком-то этапе надо вернуться в Финляндию

По мнению Авесты, она, вероятно, «на каком-то этапе» вернется в Финляндию.

На вопрос, что будет после ее возвращения, она отвечает, что не считает себя виновной в совершении какого бы то ни было преступления.

«У нас тоже есть ответственность в борьбе против ДАИШ. Важно помнить, как появилась ДАИШ, и какую роль играет Запад в кризисах Ближнего Востока. Мы несем ответственность, приезд сюда не надо воспринимать в негативном свете», — рассуждает Авеста.

Полиция безопасности Финляндии изучает участников столкновений

Полиция безопасности Финляндии (SUPO) сообщает, что в отрядах курдов есть несколько финнов. Полиция безопасности не дает более подробной информации — например, не сообщает пол и другие данные.

Каждый случай, связанный с использованием оружия, будет изучен по возвращении человека в Финляндию.

«Каждый случай изучается отдельно. Во время пребывания за границей гражданину Финляндии нужно соблюдать не только законы той страны, но и законы Финляндии. Если есть причины для подозрений в совершении преступления, по делу начинается уголовное расследование», — поясняет пресс-секретарь Полиции безопасности Финляндии Минна Пасси (Minna Passi).

В отношении возвратившихся людей в индивидуальном порядке определяется, представляют ли они угрозу для безопасности Финляндии.

Финская сторона проводила обучение курдских бойцов в Ираке, и курдские отряды самообороны не считаются в Финляндии террористической организацией. Поэтому положение финнов, воевавших в курдских отрядах, отличается от положения тех, кто воевал в составе ИГИЛ*.

Министр внутренних дел Финляндии Кай Мюккянен (Kai Mykkänen) все же говорит, что в столкновениях в Сирии есть большой риск быть вовлеченным в военные преступления. Если зафиксированы признаки совершения военных преступлений, в Финляндии проводится предварительное расследование — независимо от того, на чьей стороне человек воевал.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ и Riataza.

Источник записи:https://inosmi.ru/social/20190504/245023139.html

Об авторе

Neo

Похожие записи