"Саддама повесили, но страна-то разваливается.

Ведь Курдистан практически уже

действует самостоятельно"

Президент РФ В.В. Путин

 

Турецкий журналист:Как курдский фактор произвел «эффект бумеранга» на последних выборах

Турецкий журналист:Как курдский фактор  произвел «эффект бумеранга»   на последних выборах

Демократическая партия народов Турции,  опирающаяся  преимущественно  на курдский  электорат с 2015 года  и подвергающаяся  жестоким  репрессиям со стороны властей, сыграла решающую роль в проигрыше правящей  ПСР в крупных городах, в том числе в важнейшем из них, Стамбуле, на местных выборах 31 марта. В рамках своей политической стратегии на западе страны, ДПН не выставляла своих кандидатов в крупных городах, таких как Стамбул, Измир, Адана и столица Анкара, но, как это ни парадоксально, отсутствие кандидатов от ДПН в бюллетенях стало способом партии доказать свое политическое присутствие и вес.

Неучастие ДПН в выборах в больших городах было нацелено на то, чтобы ускорить поражение партии президента Реджепа Тайипа Эрдогана,   уведя своих сторонников с избирательных участков, чтобы  голоса ушли «Альянсу нации», состоящего из основной оппозиционной  силы — Республиканской народной партии (НРП) и правой  «Партии добра». Результаты выборов показывают, что  ДПН добилась своего.

Согласно подсчету голосов, который был проведен в Стамбуле утром 1 апреля, кандидат  РНП на столичного мэра Экрем Имамоглу занял первое место с 48,8% голосов — или около 4 171 млн голосов от общего числа стамбульских избирателей в 8 860 млн. действительных голосов. Он на 21 тыс. голосов   опередил  Бинали Йылдырыма из Партии справедливости и развития (ПСР),  набравшего 4 млн. 149 тыс. голосов, или 48,55%.

Количество и доля голосов, поданных за Имамоглу, соответствуют совокупным  результатам кемалистов, «Партии добра»  и ДПН, на парламентских выборах девять месяцев назад. Три партии набрали 46% голосов — или около 4  млн.340 тыс. голосов  из общего количества избирателей, имеющих право голоса в 9 млн. 438 тыс.  в день голосования, проведенного 24 июня. Что касается  процента проголосовавших, то за РНП отдали голоса  26% избирателей,  «Партию доброты»  — 7,8%, Доля ДПН составила 12%, что соответствует примерно 1  млн146 тыс. голосов.

Подобно прошлогодним выборам, «Партия доброты» участвовала в местных выборах  в рамках «Национального альянса». Она лишилась возможности выставить кандидата в мэры в Стамбуле для того, чтобы помочь РНП, своему партнеру по альянсу, победить. Таким образом, можно легко заметить, что единственным обстоятельством, изменившем ситуацию для трех партий на этот раз  и позволившим  Имамоглу победить  было то, что ДПН не участвовала в гонке, сумев  мобилизовать своих избирателей для поддержки кандидата от РНП.

Основной движущей силой явки курдов, которая изменила баланс   в пользу РНП, был бывший сопредседатель ДПН Селахаттин Демирташ, который остается очень влиятельным, несмотря на то, что находится за решеткой в ​​течение двух с половиной лет. В своем твите, отправленном  29 марта, Демирташ призвал сторонников  ДПН голосовать стратегически. «Вы определяете эти выборы», —  заявил он, — У нас есть историческая возможность продемонстрировать наше решающее влияние не только в юго-восточных городах, которые мы заберем у  «доверенных лиц», но и по всей стране. Стратегическое голосование в городах, где мы не выдвинули кандидатов, продемонстрирует нашу силу».

 «Доверенные лица»,  о которых говорил Демирташ, были еще одним ключевым фактором, подтолкнувшим избирателей  ДПН прийти  на избирательные участки, чтобы «наказать» правительство. Во время чрезвычайного положения, которое последовало за попыткой государственного переворота 2016 года, Анкара назначила  таких «доверенных лиц» в 94 местные администрации на востоке и юго-востоке страны, сняв  курдских мэров, избранных по списку тогдашней Партии мира и демократии,  имеющей связи  с Рабочей партией Курдистана (РПК),  считающейся террористической группировкой. Муниципалитеты 10 провинциальных  городов  и три столичных администрации, были среди замененых.

Девяносто три из отстраненных мэров оказались в тюрьме все по тем же обвинениям, связанным с терроризмом. По состоянию на декабрь прошлого года, 50 из них оставались в тюрьме. В  рамках чрезвычайного положения были арестованы также тысячи членов ДПН, а также 16 депутатов от ДПН, девять из которых все еще находятся за решеткой.

В целом, глубокое чувство  жертвенности подстегнуло избирателей  ДПН, когда они пошли на избирательные участки на муниципальных выборах.  Партия выиграла выборы  в 50 из 73 провинций и районов,  переданных «доверенным лицам» .  В остальных победила ПСР, за исключением Тунджели, где победил Фатих Мехмет Макоглу из Коммунистической партии.

 Выборы 31 марта ознаменовали значительную потерю власти для Эрдогана в больших городах в результате соглашения оппозиции, в котором политическая инициатива ДПН имела большое влияние. Правительству не удалось избежать этого критического удара, несмотря на то, что его высокопоставленная риторика, повторяемая изо дня в день его  представителями и СМИ, о том, что «Национальный альянс» идет рука об руку с РПК. Это было связано с двумя основными причинами.

Во-первых, проблема терроризма  стала неактуальной в 2018 году в результате затишья в активности   РПК с 2017 года. В то время  РПК и терроризм  перестали быть в фокусе внимания, поскольку рост безработицы и рост цен в результате сильного экономического кризиса  стали более актуальными, намного опередив другие  проблемы.

 В этой критической ситуации,  заявления правительства о том, что оппозиция сотрудничает с террористами, мало что дала. Не сумев создать «образ врага», правительство не смогло убедить своих недовольных избирателей пойти на избирательные участки и отговорить  консервативно  настроенных избирателей от поддержки кандидатов в РНП. Его утверждение о том, что выборы станут «вопросом выживания», оказался провальным.

Во-вторых, американское присутствие и возражения препятствовали любой турецкой военной операции  к востоку от реки Евфрат в Сирии  против связанных с РПК «подразделений народной защиты». Такая операция могла бы разжечь националистические настроения и  вывести в тень экономические проблемы, в то же время, убедив граждан в предполагаемых угрозах национальному «выживанию» и, возможности, компенсировать такую потерю поддержкой правительства.

 Автор- Кадри Гюрсель, турецкий журналист, специализирующийся   на вопросах внешней политики Турции, международных отношений и курдском вопросе.

Al- Monitor    Перевод  RiaTaza.com

Мнение, высказанное в статье, не обязательно отражает позицию редакции RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.