"Саддама повесили, но страна-то разваливается.

Ведь Курдистан практически уже

действует самостоятельно"

Президент РФ В.В. Путин

 

Время и мир за пределами Башура: «международная панорама» для курдов и Курдистана

Время и мир за пределами Башура: «международная панорама» для курдов и Курдистана

Просматривая собственные «аналитические» статьи, опубликованные за почти четыре года существования портала  RiaTaza,приходишь к выводу, что все они посвящены одной тематике- различного рода проблемам международной и жизни и их преломлению применительно к Курдистану и курдской проблеме. Поэтому пришла в голову мысль сделать что-то вроде мини-рубрики, колонки или продолжающегося цикла статей в формате типа всем известной телевизионной  «Международной панорамы». Отсюда и название сегодняшнего материала.

Но это, так сказать форма. А теперь по содержанию.

На минувшей неделе с визитом в странах Ближнего Востока побывал государственный секретарь США Майк Помпео. Этот визит, был возможно, чем-то большим, чем рутинная служебная командировка, положенная госсекретарю.  Главным вопросом, очевидно, был иранский и речь шла о формировании широкого альянса против Ирана. Причем есть признаки того, что альянс этот будут пытаться сформировать даже не столько по военно-политическому, а цивилизационному принципу. Достаточно посмотреть на имена деятелей, с которыми глава американской дипломатии встретился только за один день, в среду в Иерусалиме: премьер-министр Израиля Биньомин Нетаньяху, премьер-министр Греции Алексис Ципрас и президент Кипра Никос Анастасидис. Интересно, что после встречи с Нетаньяху Помпео заявил -«Учитывая такие[иранские] угрозы, которые ежедневно становятся реальностью израильской жизни, мы сохраняем беспрецедентную приверженность безопасности Израиля и твердо поддерживаем ваше право защищать себя».

 А на встрече в Кувейте с главой этого государства эмиром Шейхом Сабахом аль-Ахмадом ас- Сабахом  Помпео  активно подчеркивал роль Ближневосточного стратегического альянса (MESA), сформированного США НАТО-подобия арабских стран, призвав активизировать его деятельность по противостоянию иранской экспансии. Он также призвал Катар и Саудовскую Аравию с ее союзниками  ради этой цели преодолеть имеющиеся разногласия. Напомним, что в 2017 году между Катаром с одной стороны и Саудовской Аравией  и  странами Персидского залива с другой разгорелся конфликт, когда Эр-Рияд обвинил Катар в поддержке исламских фундаменталистов. Впрочем, очевидно, что это был лишь предлог для борьбы за лидерство в арабо-мусульманском мире между его двумя экономически ведущими странами. Фундаменталистов поддерживает и Саудия с союзниками, вопрос в том каких?  Катар ( как и Турция, кстати) делает ставку на «братьев-мусульман» (ихван- аль-муслимин), фундаменталистов, пытающихся добиться своей цели – превращение современного общества в «исламское» через парламентскую деятельность и другие формы ненасильственной общественно-политической деятельность. Саудовская Аравия поддерживает салафитов, в большей степени религиозное движение, предлагающее устраивать личную и общественную жизнь по образцам раннего ислама и образа жизни «праведных предков» ( араб ас-саляфун ар-рашидун, отсюда и название). Однако и те, и другие, несмотря на декларируемую приверженность ненасилию, в определенной ситуации могут к нему прибегнуть, как уже было не раз, чему история свидетель.

 В шкатулку с событиями международной жизни этих дней  нельзя не добавить решение  Дональда  Трампа о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами. Это решение, которое отвергли и европейские страны, и ООН было вовсе не экспромтом миллионера-шоумена, на некоторое время поселившегося в Белом доме. Эта была основательная «домашняя заготовка» о чем в частности свидетельствует имеющаяся информация, что в служебных документах Госдепа незадолго до этой декларации Трампа формулировка, касательно Голанских высот, как «оккупированных Израилем» была заменена на «контролируемых Израилем». Выводы об этом, как и о многом другом, чуть ниже.

15 марта 2018 года произошло событие вызвавшее шок (в том числе и пресловутый «культурный), но которое еще даст о себе знать, причем, возможно, самым неожиданным образом. Речь идет о расстреле в новозеландском городе Крайстчерч, во время главной мусульманской молитвы в пятницу, прихожан двух местных мечетей, жертвами которых стали почти полсотни человек. С учетом того, что живем мы в информационную эпоху, очевидно, что теракт был направлен в первую очередь на «широкую публику», чтобы шокировать и запугать ее. В общем-то можно смело утверждать, что 15 марта 2018 года мы вновь пережили 11 сентября  2001 года, только в ином формате и в иной мировой ситуации. Однако  результат предсказать  просто – взрыв исламофобии среди немусульман, и резкий подъем мусульманского экстремизма, сопровождаемый «практическими» действиями и все это в глобальном масштабе. Могут возразить, что это преувеличение. Но вспомним, что события 11 сентября были одним из стимулов войны в Ираке, закончившейся  падением Саддама и тотальным многолетним наступлением на аль-Каеду, закончившегося ликвидацией ее главы, вечно неуловимого Бен-Ладена. Можно взять и более отдаленную по времени, но более близкую по сути аналогию теракта в Крайстчерче. В 1969 году психически больной австралиец совершил поджог третьей по значению святыни мусульман- иерусалимской мечети аль-Акса ( по иронии судьбы, гражданин этой же страны устроил бойню в новозеландской мечети). А результатом этого, вроде бы частного и локального cтало…создание Организации Исламская конференция (ныне Организация исламского сотрудничества).

Кстати, отреагировали на этот чудовищный акт пока что не дядьки с крашеными хной бородами, в коротких домотканых штанах и без исподнего (традиционная одежда «ваххабитов»), а … президент Турции Реджеп Эрдоган. Сразу вскоре после трагедии в Крайстчерче, турецкий лидер выступая перед своими, националистически настроенными избирателями, заявил, что «не допустит нового превращения  Стамбула  в Константинополь» ( читай: христианам-нет!)  и предложил передать «новозеландского стрелка» Брентона Тарранта Турции, где с ним, видимо разберутся «по свойски». Так или иначе, но после последних слов, министр иностранных дел Новой Зеландии вылетел через полмира прилетел в Анкару, чтобы потребовать объяснений у турецких властей в связи с этим заявлением.

Итак, какие выводы можно сделать из всей панорамы вышеприведенных фактов и событий. Один вывод однозначен –США никуда не уходят с Ближнего Востока, США перегруппировываются. Их антииранский вектор сохраняется, более того может приобрести более реальные очертания в лице возможно «большой коалиции» Запада и арабских суннитских стран. Просто, видимо США  как на политический плацдарм решили опереться на арабо-израильскую ситуацию, более им знакомой, и в которой у США более прочные позиции, по сравнению с ситуацией в Северной Сирии, где военные и политические интересы Вашингтона сталкиваются с интересами Тегерана, Москвы и отчасти Анкары не опосредованно, а, что называется, лоб в лоб.

Положение курдов этот новый виток раскручивающейся ситуации в регионе только усугубит и довольно серьезно. Аналитики в последние дни пишут, что курды Рожавы оказались в тисках между Анкарой и Дамаском. Точно также для курдов Башура есть серьезный риск оказаться в тисках между Вашингтоном и Тегераном. Ирак (а значит и Иракский Курдистан) и географически и политически оказался водоразделом зон влияния США и Ирана, стран, отношения между которыми все более обостряются, и пусть медленно но верно, могут достигнуть критической черты, если учесть, что к обострившимся межгосударственным отношениям может добавиться и новый всплеск исламистского экстремизма, причем, на широком международном уровне. При этом какого-то доминирующего  международного вектора пока не наблюдается ни в Багдаде, ни в Эрбиле (например, в Курдистане  стремления ДПК к диверсификации международных связей «уравновешиваются» сохраняющейся проиранской позицией второй по значению политической силы – ПСК).

 Как известно, США дали Ираку отсрочку в 90-дней на присоединение к антииранским экономическим санкциям. И эту отсрочку вполне обоснованно можно считать временем на размышления для более четкого определения внешнеполитической позиции.

Определяться надо.

Валерий Емельянов    ИАЦ  «Время и мир»  для   RiaTaza.com

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи

1 комментарий

  1. Aza Avdali

    Это точно, надо определяться. Потому что, судя по тому, как складываются карты, играть в долгую уже может и не получится. Но, как это часто бывает, определяться начинают пост фактум. Почти уверенна, что новый и гораздо более кровавый конфликт на БВ неизбежен, а там, глядишь, и до мирового пожара дойдёт. Да, серьёзная закручивается интрига между всеми игроками, особенно между США и Ираном. А с учётом того, что за Вашингтоном саудиты, а за Тегераном, как не крути, Москва, а Турция будет из всех своих сил петь своё соло, а про всех прочих можно сказать, что определяться они будут по ходу действий, то картинка вырисовывается не очень оптимистическая. Помните, что не так давно заявил тот самый Роухани: «Мир с Ираном есть отец всего мира, а война с Ираном — мать всех войн». Пугает или предупреждает? А в итоге, так получается, ну так получается, что всё сводится не к цивилизационному конфликту Восток — Запад, хотя это тоже имеет место и это место сегодня — зияющая рана, особенно когда в этом есть большая заинтересованность и на кону страшные амбиции вкупе со страшной безответственностью и абсолютным безумием, а сводится, как не крути, к тысячелетнему противостоянию и взаимной ненависти шиитов и суннитов. Это бесконечно полыхающий фитиль, рванёт так, что мало не покажется. Долго ли, умеючи?

Комментирование закрыты.