«Некоторые боятся сильного Курдистана.

Но сила Курдистана – в его народе,

в его лидерах»

Премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди

Годовщину Халабджы отметили в Вашингтоне

Годовщину Халабджы отметили в Вашингтоне

Представительство регионального правительства Курдистана (KRG) в Вашингтоне отметило 31-ю годовщину нападения химическим оружием на курдский город Халабджа в среду на публичном семинаре в Университете Джорджа Вашингтона.

Насрин Абдулкадир Мохаммед выступила на семинаре, рассказав, что ей было всего шестнадцать лет, когда иракский режим напал на ее город 16 марта 1988 года. Среди 5000 человек, погибших в результате этого нападения, была вся ее семья: мать, отец и братья и сестры.

Мухаммед была временно ослеплена смесью горчичного газа и нервно-паралитических веществ, которые ВВС Саддама Хусейна сбросили на ничего не подозревающее население Халабджи. Даже сейчас ее легкие не функционируют должным образом и она только частично восстановила зрение.

Когда этот мужественный выживший после геноцида человек рассказывала о своем ужасном испытании, она также рассматривала эту историю в несколько удивительной перспективе. В заключение она заявила, что Саддам намеревался уничтожить курдов, но вместо этого его больше не существует. Зрители, аплодируя ее духу, поднялись на ноги.

Г-жа Нусша Насих, мэр Халабджи, была основным докладчиком на этом мероприятии и пояснила, что химической атаке предшествовали другие преступления, совершенные баасистским режимом, включая публичные казни и принудительные перемещения. Перед лицом молчания международного сообщества эти преступления привели к химическому нападению.

Но такие ужасы не закончились с Халабджой, — заявила она. Действительно, было бы большой глупостью думать, что такие зверства остались в прошлом, и Насих сравнила нападения Исламского государства на курдов-езидов с химической атакой Саддама.

Халабджа «должна оставаться уроком для мира», сродни Хиросиме и Нагасаки, подтвердила Насих, объяснив, что выжившие все еще нуждаются в медицинской помощи, вопрос, который она также подняла в Государственном департаменте.

Один из курдских наблюдателей в аудитории отметил огромные изменения, произошедшие за последние два десятилетия. В 2001 году «Ансар аль-Ислам» контролировал Халабджу. Сегодня мэр города-женщина без покрывала, модно одетая и чрезвычайно красноречивая.

Мероприятие завершилось выступлением д-ра Сета Каруса, почетного профессора политики национальной безопасности Университета национальной обороны. После своего выступления  он поговорил с телеканалом Курдистаном 24.

Химическая атака на Халабджу была «уникальным событием в истории», объяснил Карус. «В истории химической войны не было ни одного случая, когда за один день погибло бы больше людей, чем 16 марта 1988 года.

”Фактически, в тот день в Халабдже погибло столько же людей, сколько погибло за всю ирано-иракскую войну», которая длилась восемь лет и в которой Ирак регулярно применял химическое оружие против иранских войск, — сказал Карус.

Химическое оружие впервые появилось в 1914 году, во время Первой мировой войны, когда оно использовалось в качестве оружия войны. Однако после Второй мировой войны-в течение последних семидесяти лет — «настоящими целями химического оружия, — сказал он, — почти всегда были гражданские лица.»Солдаты, как правило, имеют защиту, но гражданские лица нет, и поэтому они “полностью уязвимы.”

“Каждый раз, когда я слышу, что химические вещества не являются оружием массового уничтожения, я указываю на Халабджу, где за такой короткий период времени погибли тысячи людей”, — сказал он.

На самом деле Карус объяснил, как нападение на Халабджу глубоко повлияло на него лично.

«Это фактически повлияло на всю мою жизнь, — сказал он, — в том, что я посвятил большую часть последующих 30 лет изучению химического и биологического оружия.

Оглядываясь назад, я думаю, что испытывал огромное чувство вины, потому что я знал, что иракцы использовали химическое оружие,” как и во время “после ирано-иракской войны в 1980-х годах.”

“Но я никогда не делал ничего, чтобы гарантировать, что использование закончится, — продолжал Карус. Как и многие мои коллеги в Вашингтоне, я был ошеломлен, когда то, что было боевым оружием, внезапно обратилось против гражданских лиц таким катастрофическим образом.”

В Халабдже нападение было открытым. Было очевидно, что ответственность за это несет режим Саддама. Но как насчет тайного применения химических или биологических агентов против гражданского населения? Как писал известный китайский стратег войны Сунь-Цзы: «природа войны-это постоянные изменения.”

“Это одна из вещей, которую вы не можете предсказать”, — ответил Карус, отметив, что “были террористические группы, которые были заинтересованы в химическом и биологическом оружии, и иногда такие группы будет  использовать их способами, которые довольно пугают”, — заявил Карус, ссылаясь на использование Аум Синрике в 1995 году зарина в токийском метро.

На вопрос — Могут ли биологические агенты быть более смертоносными, чем химические? — Карус ответил — “это на самом деле непознаваемо, потому что мы не знаем, какой агент они будут использовать и как они будут его использовать”.

По некоторым сведениям, так оно и есть. Выступая перед Конгрессом в 2016 году, генерал-лейтенант Джеймс Клэппер, директор Национальной разведки, ссылаясь на технологические разработки в области генной инженерии, поставил биологические агенты в ту же категорию, что и ядерное оружие.

Самый смертоносный биологический агент, который когда-либо видели западные ученые, появился в США в октябре 2001 года после терактов 11 сентября. Это были не просто усовершенственный вариант сибирской язвы, так как они стали небольшого размера: 1-5 мкм, и споры сибирской язвы, вдыхаются в легкие, но не выдыхается.

Более того, споры не могут собираться вместе, как они склонны делать в своем естественном состоянии. Как сказал этому автору несколько лет назад доктор Дик Шпертцель, работавший с инспекторами ООН по вооружениям в рамках иракской программы по биологическому оружию, споры сибирской язвы, появившиеся после 11 сентября, должны были быть покрыты специальным материалом, чтобы предотвратить их слипание.

Действительно, как указал Шпертцель, ФБР (которое отвечало за расследование) потратило почти два года, пытаясь воспроизвести смертоносные качества этого материала, но не смогло этого сделать.

Президент Джордж Буш писал в своих мемуарах “Точки принятия решений»: «самый большой вопрос во время нападения с помощью сибирской язвы заключался в том, откуда она исходит.”

“Одна из лучших разведывательных служб Европы сообщила нам, что подозревает Ирак”, — продолжил Буш.

Карус также подчеркнул важность того, что называется «атрибуция», как он объяснил, «если вы не можете сказать, кто несет ответственность, вы не сможете реально принять эффективные меры реагирования».

 

Об авторе

Neo

Похожие записи