"Саддама повесили, но страна-то разваливается.

Ведь Курдистан практически уже

действует самостоятельно"

Президент РФ В.В. Путин

 

Экс- президент Франции: Антитеррорстическая коалиция должна бороться с причинами терроризма

Экс- президент Франции:  Антитеррорстическая коалиция должна бороться с причинами терроризма

Франсуа Олланд, бывший президент Франции, прибыл в Курдистан в конце февраля в качестве почетного гостя на церемонии вручения международной премии Шифа Гарди. Он также посетил северо иракский город Мосул, чтобы лично увидеть разрушения и восстановление города.

В интервью Rudaw во время своего визита Олланд обсудил необходимость постоянного сотрудничества между правительствами Курдистана, Ирака и государствами-членами коалиции для стабилизации  положения в регионе и невозможности возрождения ДАИШ(запрещена в России).

 Бывший президент,  занимавший свой пост с 2012 по 2017 год, включил французские войска в международную антитеррористическую коалицию. Французские спецназ, артиллерия и  авиация продолжали  оказывать поддержку курдским силам в восточной части Сирии,  как последней силе в противостоянии с джихадистами..

 Олланд критикует декабрьское заявление президента США Дональда Трампа о выводе американских войск из северо-восточной Сирии. Оно  рискованно возвратом ДАИШ и  расчистке пути Турции для нападения на курдов, предупреждает Олланд.

 Избранный в свое время  от социалистов бывший президент  также приветствовал особые отношения Франции с курдами и его дружбу с Масудом Барзани, главой Демократической партии Курдистана (ДПК).

 Это интервью 25 февраля первоначально проводилось на французском языке. Переводы Тессы Робинсон.

 Rudaw: Господин Президент, добро пожаловать.

 Франсуа Олланд:  Здравствуйте.

 Спасибо за то, что вы здесь. Пожалуйста,  давайте начнем с спорных вопросов, предметом обсуждения  будут угрозы ДАИШ вновь появиться  в Киркуке и даже в некоторых центральных иракских провинциях. Америка решила вывести свои войска из Сирии. В Мюнхене некоторые европейские лидеры сказали, что ДАИШ еще не ликвидирована. Как вы думаете, побеждена ли ДАИШ  окончательно в Сирии и Ираке?

 ДАИШ была побеждена. В некотором смысле, мы выиграли войну в Ираке, и возможно в Сирии. Но эта организация  все еще присутствует, конечно, на более низком уровне. Есть  ее «спящие ячейки», которые можно реактивировать. Вот почему я не согласен с решением Дональда Трампа вывести войска США из Сирии. Есть еще некоторые риски ухудшения ситуации: Турция хочет иметь позиции на севере Сирии. Для всеобщего блага, если Ирак хочет и если Сирия требует — я говорю не о политическом режиме, а о ситуации — мы должны держать войска в регионе. В Ираке французские войска имеют легкое оружие и артиллерию. Они были действительно полезны для освобождения Мосула. В Сирии мы можем  помочь Рожаве советниками, а также нанести авиаудары по местам, где ДАИШ может появиться. Поэтому мой ответ действительно ясен: мы не  покончили с ДАИШ, и пока это  есть, мы должны оставаться в Ираке, если, конечно, иракские власти позволят это  нам.

 Господин  Олланд, недавно Дональд Трамп сказал, что, возможно, он собирается позволить нескольким войскам остаться на месте. Что мы должны извлечь из этого решения?

 Ну, мистер Дональд Трамп сильно изменил свое мнение. Во-первых, он написал в Твиттере, что хочет вывести все свои войска, а затем сказал, что, возможно, останется несколько сотен солдат.

США вступили в коалицию, но  решения должны приниматься внутри этой коалиции, а не в одностороннем порядке. Отныне я хочу, чтобы члены коалиции все вместе решали, что нужно делать. И  быть более эффективными против ДАИШ. Нужно поддержать SDF, работающие над искоренением ДАИШ в Сирии. И если коалиция решит вывести все свои войска и откажется от  поддержки  SDF, последствия будут ужасными для курдского народа,  и для безопасности региона, но станет отличной возможностью для ДАИШ вновь заявить о себе.

 Господин  Олланд, вы хорошо знакомы с глобальными проблемами, но особенно с Ближним Востоком. Какие угрозы ДАИШ и другие экстремистские организации представляют для ЕС? Множество беженцев с Ближнего Востока приезжали и продолжают приезжать каждый день в ЕС.

Есть еще  боевики ДАИШ , которые не были пойманы или убиты. Они все еще могут прятаться, а затем действовать снова. Мы уже знаем, что ДАИШ несет ответственность за террористические акты в ЕС, поэтому, имея связи в Ираке и Сирии, она все еще может  напасть на Францию ​​и ЕС. Наш интерес состоит в том, чтобы защитить себя в борьбе с  ДАИШ  коренным образом. Мы должны помнить, что [Абу Бакр] аль-Багдади не был убит и возможно проживает  в Сирии или Ираке …  но мы не знаем! Но лидер этой машины смерти все еще жив и может атаковать нас. Вы правы, что ДАИШ  не единственный враг. Есть и другие террористические организации, такие как «Аль-Каида»,   находящаяся  в Сирии. Это действительно важно –  иметь широкое понимание ситуации и увидеть реальность терроризма.

 Г-н  Олланд, как лучше бороться с ДАИШ ? Нужна ли нам глобальная борьба с терроризмом  на Ближнем Востоке и  на Западе? В 2001 году мы обнаружили, что «Аль-Каида» хотела напасть на США, а не только на Ближний Восток.

 Но ДАИШ напала  и на ЕС, а не только на Францию, а также Германию, Бельгию, Испанию. Терроризм поражает не только Ближний Восток, даже если  он заплатил за это высокую цену. Нам нужна глобальная борьба, потому что Аль-Каида также в Африке. Вот почему я хотел выступить в Мали, когда был президентом. Я знал, что это может представлять подобную угрозу: террористы, оккупирующие территории, затем пытаются расширить свою власть в своем районе, а затем совершают террористические акты в ЕС. «Гнезда» Аль-Каиды и ДАИШ есть в Западной Африке, в Сомали, в Ливии и, к сожалению, в Афганистане и на Ближнем Востоке. Поэтому с ним  надо вести глобальную борьбу.

 Сейчас у нас есть международная коалиция, в которую входят 40 стран, но, может быть, нам нужны другие коалиции на  разных уровнях! Страны Ближнего Востока и  Запада должны объединится.

Нам нужна более широкая коалиция, чем та, которую мы создали для Ирака и Сирии. Нам нужна мировая коалиция,  могущая бороться с терроризмом в других регионах, помимо Ближнего Востока. Целью коалиции должна быть не только безопасность. Нужно бороться с причинами терроризма.

 Коалиция должна помочь восстановить и стабилизировать Ирак и сделать это в нужное время в Сирии. Мы должны бороться с неразвитостью, неравенством и должны также иметь планы против глобального потепления.

Казалось бы, две разные темы: глобальное потепление и терроризм. Но когда у вас есть миграция населения, из- за того, что люди больше не могут работать на своей родине, терроризм может использовать это страдание для вербовки в свои ряды.  Так случилось, к сожалению, в Африке.

 Г-н Олланд, в начале войны с ДАИШ вы были президентом.  Тогда Вы решили активно участвовать в этом бою? Здесь курды думают, что это действительно было смелое решение, которое вы приняли.

 Летом 2014 года я понял, что, если мы не отреагируем,  есть большой риск того , что ДАИШ может вторгнуться в Ирак и затем атаковать Курдистан изнутри. У меня было много звонков от президента Барзани, чтобы действовать, когда это было еще возможно, потому что иначе будет поздно.  С участием иракских властей, через меня Франция решила вмешаться. Как? Не так, как в Мали,  посылая пехоту войска на землю, но нанося авиаудары . Я также одобрил  использование стрелкового оружия и артиллерии  для помощи в освобождении Мосула. Это был действительно важный выбор, потому что ДАИШ  была готова нанести удар по Франции. Эти угрозы убедили меня усилить авиаудары по Ираку и Сирии, потому что я знал, что террористические атаки, поразившие Францию, были спонсированы из этого района.

 Господин  Олланд, когда ДАИШ наступала на Эрбиль, президент Барак Обама сказал, что это «красная линия» ( последняя черта- RiaTaza). Какая у вас была координация с Бараком Обамой и другими лидерами, по защите  Эрбиля в это время?

 Я никогда не использовал термин «красная линия», потому что я не хотел  утверждать то, что не могу реализовать. Но мы согласились с президентом Обамой в том, что Эрбиль и Курдистан могут быть целью для ДАИШ и поэтому  наши действия должны быть скоординированы.  Это произошло в 2014 году, когда мы решили с США и международной коалицией предоставить помощь, в которых нуждались Пешмерга.

 Г-н  Олланд, мы знаем, что у вас крепкие отношения с Масудом Барзани. Он был и остается лидером  Курдистана, как и командующим Пешмерга. Вы можете сказать что-нибудь о нашем президенте Барзани?

 Между Францией и Курдистаном существуют очень крепкие и очень старые отношения. Президент Франсуа Миттеран и его жена Даниэле Миттеран много сделали для курдского народа. Мы также знали, что Курдистан хочет  прямых связей с нашей страной. У нас было много переговоров с президентом Барзани,  я знаю его лично. Поэтому, когда он позвонил мне летом 2014 года, сказав: «Нам нужно оружие и амуниция,  иначе придут джихадисты». Я знал, что это был искренний призыв о помощи, и я знал, что то, о чем он просил, было реально необходимо.

 Вы уже  встречались с делегациями из Рожавы,  от YPG и PYD. Вы знаете, что Франция сыграла решающую роль в войне в Сирии и в Ираке. Какую роль сирийские курды играют в войне с ДАИШ?

В то время, когда я был президентом, у моего правительства не было никаких отношений с режимом Башара Асада. Он действительно не боролся с  ДАИШ. Теми,  кто помогали  нам в этой борьбе, и кто   помогал  успеху наших авиаударов, были сирийские курды и их арабские союзники по SDF. Они освободили Ракку и Дейр-эз-Зор. Они потеряли много мужчин и женщин. Вот почему я не могу представить, что оставлю их  на произвол. И сейчас  все еще SDF  борются против последних боевиков  ДАИШ.

Господин  Олланд, сейчас ситуация действительно сложная, поскольку существуют угрозы контролю над северной Сирией. Турция угрожает  напасть, а сирийские курды считают вмешательство Турции оккупацией. Что может с этим сделать ЕС?

 Я должен напомнить вам, что Турция является членом НАТО,  поэтому она- военный союзник. У нее есть соглашение с ЕС, поэтому мы можем все  обсудить заранее и сказать, что мы думаем. Надо признать, что Турция много сделала для борьбы с терроризмом. Они приняли много беженцев … Но мы не можем допустить угроз Турции в отношении сирийских курдов. И я говорю о курдах из Сирии – они находятся не в Турции, а в Сирии и сражались  с нами против ДАИШ. Поскольку мы боролись все вместе, вполне обоснованно заявить, что Турция собирается совершить серьезное преступление,  в случае нападения.

 Мы говорим о зоне безопасности на севере Сирии. Может ли ЕС сыграть свою роль в  ее организации с США, но, возможно, без Турции?

Мы, конечно, можем представить себе «зону безопасности»  с международным статусом от ООН … Но мы знаем, что она сейчас вне игры.

  Статус  может быть предоставлен также США или международной коалицией, чтобы  гарантировать Турции,  непопадание   сирийских курдов в Турцию, а турецких в Сирию.

 Последний вопрос …  ДАИШ совершила много убийств в нашей области, особенно  езидов. Как вы думаете, что мы должны сделать, чтобы восстановить эти районы?

 ДАИШ  нанесла  большой урон. Во-первых, это человеческие жертвы .угон  в рабство …насилование  женщин   … Христиане также подвергались преследованиям … Мы знаем, как  они  поступали и с некоторыми меньшинствами, а также с другими иракскими гражданами во время оккупации Мосула. Я тогда был в Мосуле … город был полностью разрушен.

 Так что нам делать?  Не только осуждать , плакать и выражать наше сострадание, но и международное сообщество должно также предоставить финансовую поддержку,  крупные компании должны прийти помочь всем разрушенным районам, поддержать их население, оказывая ему услуги. Иракское правительство также должно принимать решения по стабилизации, обеспечению безопасности и восстановлению страны. Каждый должен взять на себя часть ответственности.

Rudaw.net     Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи