"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Независимый эксперт по Ближнему Востоку: «С такими врагами, как у них, нужно ли курдам больше друзей?»

Независимый эксперт по Ближнему Востоку: «С такими врагами, как у них, нужно ли курдам больше друзей?»

Вместо того, чтобы отчаиваться по поводу непостоянства американской политической и военной поддержки, курды на Ближнем Востоке должны попытаться взглянуть на это с положительной стороны: их региональные противники, вероятно, внушают слишком много страха и ненависти в Вашингтоне тем, что они перехитрят  курдов в обозримом будущем.

Без Турции, Ирана, Сирии и поспешного одобрения Россией шокового объявления о выводе войск президента Дональда Трампа 19 декабря, критикам этого шага пришлось бы изо всех сил стараться доказать, что это равносильно наглому предательству испытанного в бою союзника и удару по интересам безопасности Запада и, следовательно, заслуживает того, чтобы быть отложенным на неопределенный срок.

Было бы глупо отрицать, что Реджепу Тайипу Эрдогану доверяют за то, что у него хватило духу  привлечь Трампа на свою сторону во время лишь  одного телефонного звонка, который, как сообщается, был организован для Трампа, с целью  заставить его турецкого коллегу отступить и перестать угрожать атаками  поддерживаемых Западом сирийских  демократических  сил (СДФ) в северо-восточной Сирии.

Но если успокаивающие слова Эрдогана, казалось, уладили спор о продолжающейся поддержке США курдам Сирии в борьбе против ИГИЛ, его чрезмерная восторженная поддержка одностороннего решения Трампа о выходе способствовала  открытию его персоны с другой стороны. В то же время члены  кабинета министров Турции, выступающие за гиперпатриотический режим,  по сути, оспорили  своего начальника, отправив беспощадно жестокие сигналы  курдским боевикам,  составляющим  основную часть СДС, храбро сражающихся  с джихадистами в северо-восточной Сирии.

Так, Хулуси Акар, министр обороны Турции, закрепил свое место в «книге рекордных глупостей», сказав, что курдские боевики к востоку от Евфрата в Сирии «будут похоронены в своих окопах, когда придет время». Риторика, возможно, была усилена для достижения эффекта, но в результате она послужила разоблачению истинных намерений Турции, замаскированных под попытку взять на себя миссию западной коалиции по уничтожению ДАИШ.

Мевлют Чавушоглу, министр иностранных дел Турции, невольно приложил усилия к тому, чтобы усилить американскую поддержку СДС, заявив, что турецкие войска полны решимости пересечь реку Евфрат на территорию, удерживаемую курдами в Сирии, и призвав Францию ​​вывести свои войска с северо-востока Сирии сейчас, поскольку вывод американских войск уже решенный вопрос. То, что, возможно, было предназначено для начисления политических очков дома, теперь выглядит задним числом, как классический случай «забегания в пекло вперед батьки».

Такой турецкий триумфализм оказался заразительным. Сирийское правительство добилось своей цели, позволив своей армии заявить, что впервые за шесть лет вошла в контролируемую СДФ часть Манбиджа и подняла там флаг. Непреднамеренным следствием  телевизионного заявления представителя правительства о том, что войска находились в северном сирийском городе, чтобы «сокрушить терроризм и победить всех оккупантов», были тревожные сигналы  в Вашингтоне, если не в самом  Белом доме.

Хотя сирийские правительственные чиновники были осторожны, чтобы избежать гиперболы своих турецких коллег, которая могла бы вызвать больше негатива в международном сообществе, реакция  военных Дамаска явно попахивала преждевременным злорадством. Какими бы ни были сейчас настроения в сирийской столице до тех пор, пока возглавляемый курдами Сирийский демократический совет (SDC) официально не объявит о достижении соглашения с правительством Башара Асада, прогнозы о легкой победе сирийских сил над своими соперниками вполне могут оказаться именно такими.

Удовлетворение союзников Асада в Тегеране запланированным военным выводом Трампа также не заставило себя ждать, потому  что они тоже рассчитывали на быстрое изменение нынешнего положения вещей. «С самого начала появление и присутствие американских войск в регионе было ошибкой, нелогичным и источником напряженности, а также главной причиной нестабильности», — заявил официальный представитель министерства иностранных дел Ирана в государственных СМИ. Реакция не  удивительна, учитывая, что между Ираном и курдами в целом и его собственным курдским населением в частности мало любви.

По некоторым данным, «глубинное государство» Ирана (этим политологическим термином автор статьи обозначает закулисные силы, реально определяющие политику в исламской республике- RiaTaza) должно было извлечь максимальную выгоду из шага Трампа, который помог бы ему получить полный контроль над стратегической дугой Леванта (Восточного Средиземноморья). Оборотной стороной вывода стало бы вероятное разрушение политики Трампа по оказанию «максимального давления» на Иран после того, как его администрация вышла из многосторонней ядерной сделки 2015 года и восстановила экономические санкции против Тегерана. Но с такими антиирански настроенными ястребами , как Джон Болтон, советник по национальной безопасности, и Майком Помпео, госсекретарь, который, похоже, поставил план вывода Сирии в тупик, глубину разочарования Тегерана вряд ли можно переоценить.

В отличие от других, российский президент Владимир Путин, вероятно, чувствовал, что план вывода Трампа звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой. Реагируя с осторожным оптимизмом, он сказал, что «если решение о выходе было принято, то оно правильное», добавив, что «что касается победы над ДАИШ, я в целом согласен с президентом Соединенных Штатов». Сергей Лавров, министр иностранных дел России, также выразил скептицизм по поводу объявленного вывода войск, сокрушаясь по поводу того, что «американцы не всегда выполняют то, что обещают».

Несмотря на это, Россия не смогла удержаться от стремления объявить трехстороннюю встречу на высшем уровне с Турцией и Ираном по сирийскому конфликту, в то время как представитель Кремля не потратил впустую время, приветствуя сообщение о введении сирийских сил в Манбидж, сказав: «Конечно, это будет помощь в стабилизации ситуации. Расширение зоны под контролем правительственных сил … несомненно, является положительной тенденцией». Оглядываясь назад, даже россияне опередили себя в том, чтобы хвалить импульсивную дипломатию Трампа, не осознавая ловушек.

Пока турки заняты защитой от обвинений в укрывательстве планов «убийства курдов», они вряд ли добьются больших успехов в формировании западного общественного мнения в их пользу. И с учетом того, что так мало  сил во внешнеполитическом истэблешменте  США, готовых даже ослабить союзника  по НАТО, шансов на прорыв практически не существует для таких, как Иран, Россия и Сирия.

В отличие от этого, несмотря на опасности неустойчивого руководства Трампа и потери двух верных союзников в Вашингтоне — главы Пентагона Джима Мэттиса и представителя США в глобальной коалиции, борющейся с ИГИЛ, Бретта МакГерк — курды Сирии и их арабские союзники по-прежнему пользуются неизменным уважением, благодарностью и восхищение членов по обеим сторонам линии противостояния. Курды любят говорить, что у них нет друзей, кроме гор. Но с такими врагами, как у них, кому нужно больше друзей?

Автор-Амаб Нейл Сетгупта, независимый обозреватель по проблемам Ближнего Востока

Rudaw.net      Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.