"Саддама повесили, но страна-то разваливается.

Ведь Курдистан практически уже

действует самостоятельно"

Президент РФ В.В. Путин

 

Главный редактор издания Ahval: У США в отсутствие стратегии остается выбор между курдами или Турцией

Главный редактор издания Ahval: У США в отсутствие стратегии остается  выбор между курдами или Турцией

«Восток Евфрата» стал самым новым термином в отношениях между Турцией и США. Это сигнализирует о кардинальном изменении в сирийском эндшпиле, начало «обратного отсчета» для американского присутствия в северо-восточной Сирии.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил о скором вторжении в Сирию. Очевидно, это было сказано в ответ на заявление Пентагона о поддержке ополченческих курдских «отрядов народных  защитнико»  (YPG). В Пентагоне заявили, что до 40 000 бойцов YPG будут действовать совместно  с войсками США в битве против Исламского государства (ИГИЛ) и других джихадистских группировок в регионе. Эрдоган был явно возмущен  таким увеличением и потребовал немедленного разрыва американо-курдского альянса.

То, что два партнера по НАТО находятся в противоречии друг с другом, крайне необычно. Напряженность между Анкарой и Вашингтоном в течение последнего времени обострилась, и  все увеличивающаяся линия разлома говорит о растущей нестабильности мировой политики и нехватке западного лидерства.

Это не единственная причина, по которой Эрдоган пытается расширить военные операции в контролируемых курдами районах северо-восточной Сирии и северо-западной пограничной области Ирака.  Активная внутренняя политика  Анкары свидетельствует, что Партия справедливости и развития Эрдогана (АКР) была вынуждена найти общий язык с националистами и милитаристами.

Эрдоган, похоже, рассчитал, что его более жесткая позиция будет политически полезной, но он также стремится к большей международной легитимности через свойственное ему балансирование на грани войны. Пока что сохраняется традиционная модель турецкой тактики по отношению к Сирии: АКР и ее партнер по коалиции, крайне правая Партия националистического движения и ее сторонники в государственном аппарате, не достигли консенсуса относительно того, стоит ли сближаться  с  Башаром Асадом.

Эрдоган понимает , что он представляет «последний оплот «братьев-мусульман», которых он объявил «единственной надеждой для суннитского мира». Он противится идее сближения с Асадом, даже несмотря на то, что националисты и «евразийцы» настаивают на этом. Это объясняет отсутствие сирийской стратегии в Анкаре. Битва против  Рабочей партии Курдистана (РПК) и ее «филиалов» в Сирии, которые  Пентагон считает единственной надежной силой в противостоянии с джихадистами, была тактическим ходом, и не более того.

Все  ясно: Анкара полна решимости создать буферную зону шириной 30 км по всей ее сирийской границе, между Тигром и Евфратом и  далее. Она хочет расселить арабов в этих районах, если это возможно, с целью  разгона ополчения YPG и демонтажа его структур. Она хочет довести американцев до черты, когда  с точки зрения альянсов, придет время выбирать:  мы (Турция) или они (курды).

Более драматичным фактом является отсутствие американской стратегии по Сирии. Она была размытой во времена  Обамы, но «расплылась» еще больше после прихода в Белый Дом Дональда Трампа. Джеймс Джеффри, спецпредставитель США по Сирии, кажется, одинок в своих попытках спасти и восстановить из руин  политику США  в регионе, но его стойкая протурецкая позиция и близорукость по региональным вопросам не помогают . Надо  также иметь в виду, что Госдепартаменту США в течение нескольких месяцев не хватало куратора ближневосточной политики.

Становится все более очевидным, что Вашингтон тянет время. Он пытается успокоить Анкару, выполняя некоторые из ее требований, таких как совместное патрулирование вдоль турецко-сирийской границы и установление вознаграждения за  головы трех ведущих деятелей РПК.  Но при этом Пентагон также увеличивает свою материально-техническую поддержку  курдских бойцов.

Лица, принимающие решения в США, следуют ограниченным установкам, сформулированных в  целях борьбы с  ДАИШ, торможения достижений Ирана в регионе и аннулирования мирного процесса в Астане по Сирии с целью  возобновления женевских переговоров.

Тогда что? Ни турецкие, ни американские модели поведения не помогают распознать  грядущий эндшпиль, по крайней мере, с точки зрения НАТО.

Фактически, ситуация идеальна для России, чтобы расширить свое дипломатическое влияние в регионе, консолидировать режим Дамаска и, что наиболее важно, сделать американских военных персонами нон-грата  в Сирии, тем самым  максимально ослабив военное  присутствие США  в регионе в целом.

На этом уровне «дорожные карты» президента России Владимира Путина и Эрдогана сходятся. Трамп увяз в трясине глубинных внутренних проблем,  канцлер Германии Ангела Меркель  медленно, но верно уходит с политической сцены, Франция Эммануила Макрона страдает от все растущей нестабильности, Соединенное Королевство  с безумием «Брекзита», и весь взгляд Европейского союза на сирийский кризис сфокусирован на притоке беженцев.

Эрдоган, который стремится расширить свою власть в стране и за рубежом, постарается загнать Вашингтон в угол. Для Путина это отличный гамбит. На ближневосточной сцене установилась отличная комбинация..

Когда сражаются слоны, гибнут муравьи. Эрдоган, который по личным причинам отказался от мирного процесса с курдами, считает досягаемой мишенью. Для Путина выживание режима Асада  соответствует  интересам России.  А вот американцы без видимой целенаправленной стратегии встают перед жестким выбором: Турция или курды.

Автор-Явуз Байдар, турецкий журналист, главный редактор интернет-издания Ahval

Ahvalnews.com    Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 3

  1. Мураз Аджоев

    Автору, видимо, даже не приходит в голову мысль о том, что США и Турция, вырабатывая или пересматривая свои стратегические планы и политику по САР, ориентируются не без внимательного учёта ситуации в Ираке и позиции Эрбиля относительно судьбы курдского народа и будущего Западного Курдистана. У Вашингтона и Анкары свои противоречивые цели и интересы, однако США и Турция не могут не считаться с действительностью, т.е. с тем фактом, что Южный Курдистан единственный фактор, который может позволить этим двум конфликтующим партнёрам по НАТО достичь согласованного решения по САР и ИАР, а также взаимоприемлемого и взаимовыгодного компромисса касательно суверенных границ независимого государства Курдистан. При этом каждая из сторон, конечно, будет иметь в виду (негативный) фактор ИРИ, разумеется, в контексте как национальных интересов США и Турции соответственно, так и обоснованных озабоченностей их региональных союзников и/или очень важных партнёров. США и Турция уже не считают САР и ИАР полноценными суверенными государствами, хотя публично пока не делают соответствующих заявлений.

  2. Кирилл Вертяев

    Позиция США здесь крайне уязвима тем, что сейчас под давлением Турции им придется ставить знак равенства между РПК и Хезболлой, что противоречит здравому смыслу, при том, что США считают Хезболлу террористами.

    1. Мураз Аджоев

      США давно и официально поставили «знак равенства» между Хещболла и РПК. Они в одном и том же списке. США совместно с своими реальными партнёрами, в частности, курдскими политическими и патриотическими силами, конечно, во главе с высшим руководством (автономного) Региона Курдистан нацелены на создание и формирование единых вооружённых сил Западного Курдистана, которые в ближайшем будущем интегрируются в национальную армию (Пешмерга) суверенно независимого Курдистана, где не будет ни в каком виде никакой явно анти-курдской, вредоносной и враждебной «РПК». Очень надеюсь, что в России всё-таки есть разумные силы высшего политического уровня с вполне объективной, справедливой позицией по курдскому вопросу как в целом, так и в региональном разрезе по соответствующим странам — САР и ИАР. Образование Курдистана вовсе не противоречит государственным и национальным интереса России. А силы YPG и SDF будут избавлены от политико-идеологического контроля «PKK-PYD” уже в самое блидайшее время.

Комментирование закрыты.