"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Курдская история и культура вдоль шоссе Эрбиль-Дохук

Курдская история и культура вдоль шоссе Эрбиль-Дохук

По мере улучшения дорожной инфраструктуры и увеличения в нее инвестиций по всему Курдистану, туристы и местные жители все чаще совершают поездки между Дохуком и Эрбилем на регулярной основе.

Поедете ли вы по более живописному маршруту, проходящему через Калак, или по более быстрому маршруту, пересекающему Химму и тамошний недостроенный мост , вы найдете больше интересного, чем кажется на первый взгляд.

Всего в нескольких минутах к северу от Эрбиля вы сначала проедете через Хабат и Калак и пересечете реку Большой Заб, разделяющую их. Это также граница между мухафазами Эрбиль и Духок.

Статуя рыбы в Хабате. (Фото: Леви Клэнси)

Хабат выделяется массивной скульптурой знаменитой съедобной речной рыбы Месопотамии. Город занимает удобное положение на Большом Забе, который впадает в Тигра ниже Мосула.

На протяжении веков путешественники писали о пересечении реки на калаках, которые дали название небольшому городку напротив Хабата. Это была главная остановка не только между Мосулом и Эрбилем, но и на более дальних караванных путях Месопотамии.

Приветственный знак при въезде в Калак. (Фото: Леви Клэнси)

Калаками назывались сухие, надутые козьи шкуры очень похожие на спасательный круг, связывающие вместе плоты, по которым можно было переходить с одной стороны реки на другую (или делать из них лодки, дрейфующие по реке).

Хабатский мост. (Фото: Леви Клэнси)

В настоящее время единственным напоминанием о калакках является само название города Калак на берегу реки Дохук.

Более века назад калаки утратили свое предназначение, когда османы построили массивный мост, протяженностью более 400 метров, чтобы прочно связать мосульский и эрбильский берега (на западе также есть современный мост.) Со спуска к берегу реки открывается великолепный вид на каменную кладку: даже при бесчисленном количестве грузовых и легковых автомобилей ежедневно каменная кладка настолько прочна, а арки настолько точно постоены, что за прошедшие столетия никаких сдвигов или разрывов не произошло.

Хабатский мост. (Фото: Леви Клэнси)

Но на этой критически важной переправе не обошлось и без изъянов: северная половина этого исторического османского моста была разрушена в результате воздушной бомбардировки во время ирано-иракской войны. На полпути через реку лежит земляная куча, а затем очень узкий эстакадный мост, ведущий на противоположный берег реки.

Калак и Хабат примыкают к группе деревень, окружающих Суффаю, и образующих один из духовных центро общины какаев в Курдистане и Ираке. Какаизм (также называемый ярсанизмом) является уникальной синкретической религией, которая связывает местные традиционные верования с мощной традицией монотеистического поклонения и идеи реинкарнации.

Тем не менее, многие какаи считают, что открыто обсуждать или декларировать свою религию публично является табу, при том, что в нее возможны обращения из других религий.

Молитвенная комната в храме Абдулкадира Гайлани. (Фото: Леви Клэнси)

По пути в в Дохук, на окраине Калака находится контрольно-пропускной пункт. Сразу после КПП, на левой стороне, находится любопытно выглядящий склон холма с чем-то вроде дома, построенного в обвалившихся пещерах.

Это священный источник и суфийская святыня, отражающая важность Калака и Хабата не только для транспорта и торговли, но и для слияния религиозных идей и традиций, которое всегда следует за передвижениями людей.

Храм Абдулкадира Гайлани. (Фото: Леви Клэнси)

Говорят, что шейх Абдулкадир Гилани молился в этом святыне в течение семи лет, питаясь скудной пищей из свежей родниковой воды и фруктов (интересная параллель с ярко выраженной христианской традицией аскетизма в этом ). Говорят, что источник обладает питательными, удовлетворяющими аппетит и целебными свойствами.

Паломники приходят сюда, чтобы разлить воду по бутылкам и встретиться с шейхом, который судит и благословляет. Он принадлежит к ордену касназания, суфийской общине, которая управляет святыней (касназанийя- местное название тариката кадирийя, мировым главой которого сегодня является именно курдский шейх- RiaTaza)

Вид на Маклуб горы. (Фото: Леви Клэнси)

Отсюда открываются многкилометровые живописные пейзажи и классические виды маленьких городков и деревень. Доминирующим в этом ландшафте является гора Маклуб. На ее противоположной стороне находится древний ассирийский православный монастырь, святого Матфея, который был основан в высокой, недоступной расщелине вдали от цивилизации в 4-м веке во время антихристианского правления римского императора Юлиана Отступника и на фоне конфликта между Римской и Персидской империями.

На склоне горы, обращенной к дороге Эрбиль-Духок, находится комплекс часовен езидов, сосредоточенных вокруг святыни езидов святого Мухаммеда Рашана (что может быть зашифрованным езидским именем). Посещаете ли вы эти места или нет, нетрудно представить, почему эта выдающаяся и поразительная гора оказалась вписанной в историю.

Вход в храм Мухаммеда Рашана. (Фото: Леви Клэнси)

Вдоль дороги вы будете проезжать города, которые, кажется, не приспособлены ни к какой другой экономической реальности, кроме самой дороги, но в которых есть прекрасные исторические сюжеты, если вы не смотрите на вещи поверхностно.

Деталь придорожной росписи в центре Бардараша. (Фото: Леви Клэнси)

Бардараш, , пожалуй, наиболее известен как архетип эстакады в Курдистане. Но даже здесь, между строк можно изучить историю.

В то время как многие деревни и города по всему Курдистану были снесены баасистами и перестроены с использованием сетки для облегчения военного контроля, жители этого города были в целом прагматичны во время курдских восстаний, и Бардараш в конечном итоге был избавлен от этой трагической судьбы. Извилистая, протяженная дорога, проходящая через город, является извилистым напоминанием о том, что, к счастью, не произошло в его истории.

Транспортная магистраль в Рувии, где соединяются дороги из Калака и Химмы в Дохук. (Фото: Леви Клэнси)

Гозовая заправка в Рувии — популярная у проезжающих остановка. (Фото: Леви Клэнси)

Неподалеку от Бардараша находится город Рувия, базар которого расположен вдоль шоссе, и приезжие туристы как и горожане ненадолго смешиваются с магазинами, в то время как проезжающие грузовики выбрасывают из под колес облака пыли. Даже крошечные города, такие как Рувия, наполнены рекламными щитами, предназначенными для бесчисленных, проезжающих в другие города по делам бизнеса, семьи или отдыха.

Магазины в Рувии. (Фото: Леви Клэнси)

Однако Рувия — это больше, чем несколько магазинов. Он является домом для одного из главных суфийских племен Курдистана и раз в неделю наполнен восторженными адептами.

Вскоре после Рувии переправа через реку в Хазире, а вниз по течению руины почти 3000-летней давности времен ассирийского царя Сеннахирима, построившего капитальную оросительную систему для своей новой столицы в Ниневии.

Вдоль реки и ниже по течению от моста идет промышленная добыча гравия, позволившая вырыть котлованы для акведуков и потенциальных речных портов. Сразу после моста вы можете заметить купол церкви: это деревня Молла Бирван, где одна половина жителей христиане, а другая — мусульмане.

Через несколько минут после реки на правой стороне дороги есть указатель для поворота к руинам акведука в Джерване, до которых можно добраться и вернуться обратно за 45 минут неспешной поездки.

Руины возле Джервана. (Фото: Леви Клэнси)

Вдоль дороги на равнине возвышаются явно искусственные холмы: это древние археологические курганы, которые образуются, когда снова и снова в одном и том же месте в течение сотен и тысяч лет идет строительство. В пути слишком много курганов, чтобы остановиться на каждом, но, заметив один, все остальные заметить все более легко, и становится очевидным, как часто современные города и деревни появляются сегодня на месте этих древних поселений.

Дети на вершине археологического кургана в селе Амиян. (Фото: Леви Клэнси)

На левой стороне дороги возвышается большой археологический холм, на вершине которого находится езидская святыня, Пешанга Пироз.

Примечательно, что это первая святыня езидов, которую вы увидите на пути в Дохук, если поедете по главной дороге. Как и все другие храмы, он представляет собой часть священной географии исторической родины езидов.

Сакральные сооружения езидов бывают двух форм: большие храмы и часовни с рифлеными конусообразными куполами; и маленькие молитвенные алтари с маленькими нишами для зажигания лампад или свечей. Оба типа сооружений можно найти в Храме Пешанга Пироз.

Храм Пешангахи Пироз. (Фото: Леви Клэнси)

Главная часовня храма. (Фото: Леви Клэнси)

Молитвенная галька ставится у алтаря у основания археологического кургана. (Фото: Леви Клэнси)

Рифленый конус типичен для святынь езидов, а также встречается в некоторых из самых ранних иудейских христианских, и мусульманских святынях Месопотамии. (Фото: Леви Клэнси)

Проезжая город Шехан, важно отметить, что дорога направо (в центр города) также является основным путем к Лалишу, главной святыне езидов всего мира и местом захоронения для их пророка, Шейх Ади.

Город Шехан представляет собой уникальный симбиоз езидов, христиан, курдов-мусульман и арабов. Христианские церкви, езидские святилища и мечети – все мирно сосуществуют друг с другом. Несмотря на то, что Шехан часто проезжают без особого интереса к этому городу, он чрезвычайно важен как, это пожалуй, один из последних, если не единственный город с таким пестрым населением, остающийся во всем Ираке.

Рядом находится Баадре, город, почти полностью населенный езидами. Он наполнен таким богатым множеством исторических мест, что сам по себе заслуживает однодневной поездки, с погружением в местные традиции и историю езидов. Но, для проезжающих мимо, наиболее заметной достопримечательностью являются вовсе не езиды, а фактически форт иракской армии.

Форт иракской армии с видом на Баадре. (Фото: Леви Клэнси)

Идентичные форты (один двор с башнями в двух углах), построены почти на каждой крупной смотровой точке или перекрестке по всему курдистанскому региону в Ираке. На нашем пути один был после переправы через реку в Калаке, а другой – после переправы в Хазире.

В Калаке вы могли заметить еще один такой форт. (Фото: Леви Клэнси)

Повсеместное, но в настоящее время в значительной степени тихое господство этих фортов над ландшафтом говорит о масштабности и военных действий баасистов в Курдистане. Эти форты сейчас используются Пешмерга, Ассаиш или для телекоммуникаций.

Фреска шахида Пешмерга в войне против Исламского государства. (Фото: Леви Клэнси)

После Баадре начинается захватывающий и узкий путь по долине, прежде чем дорога выйдет на город Дохук.

Хотя небольших фортов было много, слева вы увидите нечто гораздо большее: форт Низарке, построенный иракской армией для массовых задержаний и казней. Тем не менее, хотя когда-то он занимал престижное место вдали от центра города, в настоящее время главная магистраль проходит чуть выше крыши форта, и это район фактически является еще одним районом растягивающегося, и все более космополитичного города Дохук, что символизирует прогресс города и Курдистана.

Итак, двухчасовая поездка из Эрбиля в Дохук позволит охватить тысячелетнюю историю Курдистана и познакомит вас с богатым разнообразием культур и стилей жизни. Вы можете не посещать все места, но, тем не менее, будете благодарны за то, что совершили это очень замечательное путешествие.

Внешний вид форта Низарке. (Фото: Леви Клэнси)

Внутренний вид форта Низарке. (Фото: Леви Клэнси)

Путь в Дохук приближает путешественников к целому ряду религиозных и исторических памятников — и все это без необходимости съезжать с маршрута выше Эрбиля в Калак, затем в Рувию и далее.

Также популярно ехать из Эрбиля в Химму, а затем снова выехать на главную дорогу из Рувии. Существует также еще более длинный маршрут через Акре, который также соединяется там.

Вид с недостроенного моста на дорогу Химма.

Леви Клэнси Kurdistan24 Перевод RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.