"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Экономист об ирано-иракских отношениях под санкциями США

Экономист об ирано-иракских отношениях под санкциями США

Вторичное применение санкций США вынудило Тегеран искать способы уменьшить их негативное воздействие. По словам иранских чиновников, одной из стратегий является увеличение торговли и взаимодействия со своими соседями. Это не ново для Ирана, поскольку страна проводит политику улучшения отношений с ближайшими соседями, включая инвестиции в  энергетическую взаимозависимость. Однако если раньше обоснование региональной политики  было сфокусировано на соображениях безопасности., то ныне оно расширено  и включило в себя торговые и экономические факторы. Однако эта стратегия сталкивается с проблемами на нескольких фронтах, что в первую очередь связано с существующей напряженностью между Ираном и ее южными арабскими соседями. Фактически, заместитель главы  Ирано-Китайской Торгово-промышленной палаты  Маджид Реза Харири недавно раскритиковал стратегию сосредоточения внимания на ближайших соседях, подчеркнув напряженность и разногласия, которые Иран имеет  с ними. Тем не менее, Тегеран может извлечь выгоду из более тесных торговых и инвестиционных связей с некоторыми из своих соседей. Лучшим примером,  слияния факторов  безопасности и экономики, является ирано-иракские отношения.

Не будет преувеличением сказать, что ирано-иракские отношения представляют собой самую значительную региональную ось в Западной Азии. Следует всегда иметь в виду, что два государства воевали в восьмидесятые годы  при Саддаме Хусейне, но сумели установить уникальные отношения, включая расширение экономических связей. Фактически, за первые семь месяцев нынешнего иранского года (21 марта — 22 октября 2018 года) Ирак был самым важным экспортным рынком для ненефтяного иранского экспорта с  объемом около 6 млрд. долл. США.

Недавний визит нового президента Ирака Бархама Салиха в Тегеран и его встречи на высшем уровне  с представителями всех структур власти Ирана стали еще одним напоминанием о характере этих отношений и его значении для Тегерана. Обе стороны договорились увеличить годовой объем торговли с нынешних 12 млрд. долл. США до 20 млрд. долл., что станет серьезным стимулом — особенно если в этот объем войдет значительный рост иранского экспорта в Ирак. Вопрос заключается в том, какие возможности и препятствия  ждут   запланированное расширение торговых отношений.

Ирак и Иран не только имеют  самую длинную  границу с любым соседом, но также и глубокие этнические, культурные и религиозные связи. Кроме того, из-за существования ряда проблем безопасности в регионе, два государства  имеют   ряд сходных интересов в сфере геополитики  и  безопасности. Хотя существование огромных запасов углеводородов может стать поводом для конкуренции, пока энергетический сектор лишь сблизил две страны, особенно потому, что у Ирана большие запасы природного газа, необходимые Ираку  для производства электроэнергии.

Интересно, что роль Ирана в энергетических поставках Ирака также понятна администрации США, которая предоставила Ираку 45-дневную отсрочку от прекращения импорта природного газа и электроэнергии из Ирана. Этот  срок  должен быть расширен, поскольку существуют ограниченные альтернативы текущему экспорту Ирана в Ирак из-за отсутствия инфраструктуры. Очевидно, что в долгосрочной перспективе Ирак мог бы найти замену, но вопрос в том, готов ли Багдад рисковать углублением связей с Тегераном, чтобы «ублажить» Вашингтон.  Складывается сложный  баланс, поскольку Багдад нуждается в обеих державах, но можно с уверенностью ожидать, что  Ирак будет искать способы не подрывать тесные связи с Тегераном. Интересно, что российский представитель в Совете Безопасности ООН Василий Небензя поддержал решение Ирака продолжить торговлю с Ираном. Он сказал, что Ирак восстанавливается, и Москва поддерживает позитивный подход Багдада для обеспечения своей безопасности и улучшения  экономики.

Области разработки беспроигрышных сценариев не ограничиваются сферой  иранского экспорта электроэнергии и природного газа. Существует также большое количество общих  разрабатываемых нефтяных месторождений (на границе между северным Ираком и иранской провинцией Хузестан- RiaTaza) . Обе стороны договорились о совместной разработке этих  нефтяных полей, что позволит им эффективно использовать ресурсы и увеличить благосостояние обеих стран. Эта работа  также может стать возможностью для иранской стороны внедрить некоторые из новейших технологий в развитие  собственного нефтяного сектора, изучив, как международные компании работают на иракских месторождениях.  Иран играет также роль в текущих своп- сделках по  нефти и нефтепродуктам  в треугольнике Ирак- Иран — Иракский Курдистан ( своп-сделка- контракт, основанный на встречной продаже товаров-RiaTaza). В нефтегазовой сфере под этим имеется также в виду долгосрочная, на срок от 1 года до 12 лет временная покупка сырья с гарантией его последующей продажи.

 Кроме того, стороны подписали соглашение о разрешении иранским компаниям оказывать помощь иракским подрядчикам в области расширения мощности по производству сжиженного попутного нефтяного газа (СПГ) в Ираке, тем более, что этот вид топлива будет играть все возрастающую роль в транспортном секторе и потреблении энергии в жилых помещениях в стране.

Помимо энергетического сектора существуют также соответствующие инвестиции и инициативы с обеих сторон в целях углубления двусторонних отношений. Помимо крупных иранских инвестиций в шиитские святыни в Ираке, Тегеран также инвестировал в ряд медицинских центров в приграничных районах для привлечения медицинского туризма из Ирака. Кроме того, обе стороны создали многочисленные пограничные рынки для институционализации трансграничной торговли и отговаривают местных жителей от  занятия контрабандой. В экономическом и культурном плане одним из основных интересов иранской стороны является также предоставление  свободного доступа иранским паломникам к святым местам в Ираке. Сочетание религиозного, культурного и оздоровительного туризма  формирует  доходы и создает рабочие места для  обеих сторон.

Еще одной пользой  тесных связей с Ираком станет возможность для иранских компаний использовать свои дочерние компании в Ираке в качестве  посредников для  получения  товаров и услуг, недоступных для Ирана напрямую. Процесс использования иракских компаний во многих случаях мог бы заменить  работу в прошлом через посреднические компании в Объединенных Арабских Эмиратах. Как американские «санкционисты» смогут с этим бороться, еще предстоит выяснить, но создание посреднических компаний  в соседних юрисдикциях является важным рычагом в попытках Ирана не допустить, чтобы Соединенные Штаты подорвали экономическое и технологическое развитие страны. Обе стороны также планируют создать совместный банк, который будет способствовать платежам и транзакциям между двумя странами в условиях усиления давления США на международные банки. Еще одна идея, которая была развита в двусторонних отношениях, включала создание «промышленного комплекса» в одном из приграничных регионов, где могли бы размещаться совместные предприятия, и помощь  частным секторам двух стран в сотрудничестве и разработке решений, необходимые для региона.

Все эти реалии и планы теперь будут подорваны  повторными санкциями США в отношении Ирана. Не все это подпадает под санкции, но есть такие моменты, которые американская сторона попытается под них подвести, что, в свою очередь,  создаст  проблемы для иракской стороны, которой  необходимо сбалансировать отношения с Ираном и Соединенными Штатами. Другие соседние страны, такие как Турция, также столкнутся с аналогичными  вопросами.

На своей недавней встрече с Салихом Верховный лидер исламской революции аятолла Али Хаменеи заявил: «Сильный, независимый и продвинутый Ирак очень важен для Ирана»,  что отражает настроения ключевых центров политической власти в Тегеране. Одним из ключевых факторов этого настроения является растущая оценка в Тегеране того, чтобы Иран стал  более незаменимым торговым партнером и источником энергии или торговым хабом для своих непосредственных соседей. Ведь в этом случае  будет все труднее подорвать страну санкциями. Таким образом, можно предположить, что недобросовестная политика президента США Дональда Трампа в отношении Ирана заставляет  Тегеран углубить свои связи с ближайшими соседями и сделать себя все более незаменимым в регионе.

Автор- Биджан Хаджехпур — управляющий партнер в EurasianNexusPartners, находящейся в Вене международной компании по стратегическому консалтингу.

Al-Monitor     Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.