"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Шах и мат: вернет ли Турция суверенитет над своим анклавом в Сирии

Шах и мат: вернет ли Турция суверенитет над своим анклавом в Сирии

Для оправдания ограниченного вторжения власти решили использовать могилу Сулеймана

Тимур Ахметов

На турецкой границе опять неспокойно. В этот раз речь идет об эскалации ситуации на линии соприкосновения с сирийскими курдами под руководством Партии демократического союза, которую Анкара считает террористической организацией. Так, в конце октября турецкие пограничники впервые за несколько месяцев относительного затишья обстреляли курдские позиции в районе Зор Магар, расположенном на берегу реки Евфрат. Руководство Турции заявляет о подготовке к очередной операции на территории Сирии по очищению турецкой границы от террористических группировок. Подробности — в материале «Известий».

С места на место

Анкара не случайно подчеркивает, что речь идет именно о вынужденной военной трансграничной операции против террористов. Турецкие дипломаты перед началом операции «Щит Евфрата» в августе 2016 года и операции «Оливковая ветвь» в январе 2018 года ссылались на 51-ю статью устава ООН, согласно которой Турция имела право на самооборону перед лицом угроз ее национальной безопасности. Дипломатический фронт Анкары усилен и высоким уровнем готовности вооруженных сил, уже более года проводящих на территории северного Ирака антитеррористические операции.

Тем не менее турецкие власти вынуждены учитывать не только внешнеполитическую атмосферу перед началом возможной операции. Правящая партия страны не стала бы рисковать своим политическим имиджем, не имея за спиной ощутимую поддержку общества. Как представляется, турецкие власти могут поднять вопрос о перенесении гробницы Сулейман Шаха, деда Османа Первого, основателя Османской империи, на исконное место — на восточный берег Евфрата.

В феврале 2015 года гробница под защитой турецкого военного конвоя из 39 танков и 57 броневых машин была перенесена ближе к турецкой границе: Анкара полагала, что боевики ИГИЛ (организация запрещена в РФ. — Ред.) вот-вот захватят мемориальный комплекс, а вместе с ним и турецкий гарнизон, что было бы катастрофическим ударом по имиджу правительства.

Теперь же, когда Турция ищет убедительный аргумент в пользу ограниченного вторжения, идея возвращения усыпальницы Шаха представляет собой идеальную возможность. Тем более что территория комплекса считается суверенными землями Турецкой республики, согласно двустороннему договору с Сирией.

С осложнением диалога между Анкарой и Вашингтоном по эвакуации сирийских курдов из города Менбидж турецкие официальные лица стали намекать, что операция по перенесению гробницы, а вместе с ней создание зоны охраны вокруг, по сути анклава турецкой территории внутри Сирии, — не прихоть, а необходимость. Связь новостей о намерении возвратить странствующего Шаха на исконную территорию с желанием Турции надавить по вопросу Менбижда очевидна: территория гробницы находится в нескольких метрах от главной трассы М4, связывающей Менбидж с так называемой Демократической Федерацией Северной Сирии, политическим проектом Партии демсоюза, которую Анкара обвиняет в тесных связях с турецкой террористической Рабочей партией Курдистана.

Непредсказуемый союзник

В высших кругах Турции понимают, к чему может вести бездействие в отношении долгосрочных планов США в северной Сирии. Анкара осознает, что американские партнеры стремятся сдержать сирийско-курдский национализм в рамках процессов, происходящих в Сирии. Отсюда и поддержка американского руководства переговоров сирийских курдов и официального Дамаска о параметрах будущей автономии на севере страны.

Для Турции, по крайней мере сегодня, это означает реализацию политического проекта, за который сепаратисты Рабочей партии Курдистана сражаются с центральным правительством Турции вот уже более 30 лет. В масштабах региона это означает появление на карте Ближнего Востока очередной курдской автономии и вместе с этим усиление курдского национализма уже в самой Турции, где проживает не менее 15 млн представителей этого народа.

Кроме того, у Анкары вызывает беспокойство смещение внимания США с противостояния консолидации центрального правительства в Сирии, против которого выступает и Турция, в сторону сдерживания иранских и проиранских сил на территории Сирии. Высокопоставленные лица в Анкаре подчеркивают два фактора, которые потенциально могут угрожать национальной безопасности Турции.

Во-первых, противостояние США с Ираном через местные прокси-силы может перерасти в открытое вооруженное столкновение, которое способно дестабилизировать весь участок турецкой границы вплоть до Ирака. В условиях хаоса и нестабильности антитурецкие силы могут заполучить возможность проводить диверсионные операции уже на территории самой Турции.

Во-вторых, американская политика активного сдерживания Ирана в регионе предполагает более активное включение в возможные акции против Тегерана со стороны арабских режимов, прежде всего Саудовской Аравии и ОАЭ. В условиях ближневосточной холодной войны между осью Катар–Турция–»Братья мусульмане» (запрещенная в России организация) против лагеря Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта — появление на турецкой границе недружественных сил сделает противостояние в регионе еще более непредсказуемым, а впоследствии может дестабилизировать восточные провинции Турции.

Слово и дело

Трудно сказать, когда турецкие танки пересекут сирийскую границу в этот раз. Очевидно, что активные боевые действия могут привести к непредвиденным инцидентам с размещенным в северной Сирии американским контингентом, располагающимся в нескольких десятках опорных пунктов вдоль всей границы.

Очевидно, что пока Турция пытается, несмотря на трения с союзниками по НАТО, решить проблему появления «государства-гарнизона» под руководством РПК дипломатическим путем. Тем более надо учитывать, что Анкара не желает осложнений с США в Сирии, находясь в невыгодных условиях по переговорам вокруг Идлиба. Любой шаг против интересов США в Сирии может лишить Турцию выгодной переговорной позиции с Россией.

Учитывая это, стоит ожидать, что приоритетом для Турции будет не военное давление на США — Анкара явно попробует трансформировать территории северной Сирии из проекта РПК в пользу более нейтрального федерального политического образования, где, помимо собственно курдов, заметную роль могли бы играть также сирийские туркоманы и арабы.

Операция по перенесению усыпальницы Сулеймана Шаха будет оставаться какое-то время на повестке дня в Турции. Вопрос о восстановлении суверенитета Турции над анклавом будет обсуждаться в контексте защиты местного туркоманского населения. Уже сейчас поступают новости о подготовке боевиков из числа сирийских туркоманов для оказания помощи турецкой армии в случае начала подобной операции.

Риторика вокруг этого может сыграть позитивную роль и во внутриполитической ситуации: в марте 2019 года в Турции планируют провести местные выборы. Сегодня партия Эрдогана находится в вынужденном альянсе с турецкими националистами. Но проведи он столь символичную для националистического электората операцию накануне выборов — победа правящей партии обеспечена.

Особенности турецкой дипломатии и восприятия Турцией угроз на собственных границах должны сподвигнуть Россию скорее к вовлечению Анкары в значимые сирийские инициативы, нежели к отстранению от дел. Любые попытки изолировать Турцию влекут за собой активизацию милитаристского мышления в Анкаре. А в условиях роста националистических настроений позиция дипломатов непременно будет уступать военным.

Стоит подчеркнуть, что в настоящий момент Турция в большинстве случаев делает акцент на дипломатическое решение вопросов в отношениях со странами-партнерами, что, однако, не стоит интерпретировать как слабость.

Источник записи:https://iz.ru/813762/timur-akhmetov/shakh-i-mat-vernet-li-turtciia-suverenitet-nad-svoim-anklavom-v-sirii

Об авторе

Neo

Похожие записи