"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

В Новой Каледонии начался референдум о независимости от Франции

В Новой Каледонии начался референдум о независимости от Франции

Москва. 4 ноября. INTERFAX.RU — Референдум о независимости от Франции проводится в заморской территории Новая Каледония, сообщает в воскресенье BBC News.

175 тысяч имеющих право голоса жителей территории в Океании должны ответить на вопрос «Хотите ли вы, чтобы Новая Каледония получила полный суверенитет и стала независимой?». Референдум был назначен после кампании сепаратистов-представителей коренных народов.

Избирательные участки завершат работу в 18:00 (в 10:00 по московскому времени). Результаты будут объявлены через несколько часов после закрытия участков.

Ежегодно территория, как отмечает BBC, получает 1,5 млрд долларов от Франции.

Последний раз в результате референдума независимость от Франции получили Вануату (Океания) в 1980 году и Джибути (Восточная Африка) в 1977 году.

Новая Каледония является частью Франции с 1853 года.

Новая Каледония выскажет свое отношение к идее независимости

В настоящее время архипелаг имеет статус заморской территории Франции

ПАРИЖ, 4 ноября. /ТАСС/. Население Новой Каледонии выскажет в воскресенье на референдуме свое отношение к вопросу о независимости архипелага, имеющего в настоящее время статус заморской территории Франции. Итоги плебисцита подведет президент Франции Эмманюэль Макрон в прямом эфире из Елисейского дворца.

Дата проведения референдума была утверждена Конгрессом этой заморской территории Франции в марте этого года. На голосование предложение провести референдум вынесли сторонники независимости архипелага. Их инициативу поддержали большинство местных депутатов.

Согласно данным французского правительства, всего на территории архипелага, расположенного в Тихом океане, будет работать 270 избирательных участков. В связи с десятичасовой разницей во времени основное голосование пройдет в ночные часы. Первые, самые предварительные данные об итогах голосования станут известны в 09:00 по парижскому времени.

Десятилетний ценз

По оценкам социологов, в референдуме могут принять участие более 174 тыс. человек из 270 тыс. жителей Новой Каледонии. Как отмечают аналитики, значительное число избирателей не смогут проголосовать в связи с установленным 10-летним обязательным сроком проживания на архипелаге.

Согласно многочисленным опросам, большинство жителей Новой Каледонии — 63 до 75% — выступают против независимости. По мнению экспертов, главная причина этого — опасения, что архипелаг, в случае провозглашения независимости, лишится дотаций из бюджета Франции. В настоящее время такая поддержка со стороны французского государства превышает €1,3 млрд. Это составляет более 13% ВВП Новой Каледонии.

Как отметил доктор политических наук Кристоф Панц, «проведение референдума станет историческим событием, которого хотели все, но как это ни парадоксально звучит, с течением времени эта идея представляется все менее уместной большинству коренного населения Новой Каледонии». «Вопрос о референдуме не вызывает былого энтузиазма, потому что в глазах местных жителей его проведение не обеспечит решения реальных экономических и социальных проблем, с которыми сталкивается архипелаг», — подчеркнул он.

Позиции Парижа

Исход голосования не вызывает особого беспокойства в Париже. В мае этого года во время визита в островную столицу президент Франции подчеркнул, что «судьба Новой Каледонии полностью находится в руках самих жителей архипелага». Но Франция, по его словам, в случае отделения заморской территории, «утратила бы часть своей идентичности».

Вместе с тем власти Франции неоднократно заявляли, что «выполнят свои обязательства» в отношении Новой Каледонии. Премьер-министр Эдуар Филипп заверил, что «государство останется строго нейтральным до самого дня плебисцита, и его результат будет принят, каким бы они ни был». Он пообещал, что «лично прибудет на острова на следующий день после волеизъявления жителей Новой Каледонии, чтобы встретиться с представителями всех политических сил для обсуждения итогов референдума».

От колонии до заморской территории

Новая Каледония была колонизирована Францией в 1853 году. На сегодняшний день эта заморская автономия в юго-западной части Тихого океана, в Меланезии, обладает особым административно-территориальным статусом в составе республики. Долгие годы там сохраняется острая межэтническая напряженность, серьезные социальные и экономические трудности, на фоне которых традиционно сильными остаются сепаратистские настроения.

В 1980-х годах ситуация в Новой Каледонии особенно обострилась и фактически перешла в стадию вооруженного конфликта между сторонниками и противниками независимости архипелага от Франции. В 1985 году правительство республики было вынуждено ввести в регионе режим чрезвычайного положения — такую меру французские власти применили впервые со времен войны в Алжире (1954-1962 годах).

Матиньонские соглашения

Гражданский мир в Новой Каледонии удалось восстановить в 1988 году, когда в Париже были заключены Матиньонские соглашения, ставшие итогом трехсторонних переговоров между французским правительством, лоялистами и сепаратистами. Договор в том же году был утвержден на общенациональном референдуме. По этому документу Каледонии был временно предоставлен особый административный статус в ожидании референдума о самоопределении, намеченного на 1998 год.

Как напомнили эксперты, в 1998 году правительство Франции перенесло обещанный плебисцит на более поздний срок. Это было предусмотрено Соглашением Нумеа, подписанным в каледонийской столице и также утвержденном в том же году французами на общенациональном референдуме.

Документ оговаривает порядок постепенной передачи в распоряжение местной администрации полного контроля за всеми сферами жизни архипелага. Исключение составляют вопросы обороны, правосудия, внутренней безопасности и валютной эмиссии, которые Париж пока сохранял в своем ведении.

Франция может потерять важную часть территории

Новая Каледония – бывшее колониальное владение Пятой республики – проводит референдум об отделении от Франции. Этот остров вот уже много лет дает Франции поистине уникальные возможности и преимущества — и одновременно до сих пор служит символом колониального угнетения аборигенов. Потеряет ли Париж одно из своих важнейших заморских владений?

Эту группу островов в тихоокеанской Меланезии открыл для европейцев знаменитый мореплаватель Джеймс Кук. Он же дал крупнейшему острову название «Новая Каледония» («Каледония» – это латинское название его родины – Шотландии).

На тот момент на островах проживало от 40до 80 тысяч аборигенов – канаков, заселивших эти земли еще 3500 лет назад. Однако европейские колонизаторы не воспринимали их как людей, для них это была лишь часть живописного ландшафта. Вся история Новой Каледонии свелась к разграблению богатейших островов и порабощению канаков.

Французские и английские торговцы зачастили в Новую Каледонию в XIX веке, заинтересовавшись богатыми запасами драгоценного сандалового дерева. Практически все сандаловые леса были варварски вырублены на продажу.

В 1853 году Новую Каледонию объявила своей колонией Франция. Здесь появились французская военная база и каторжная тюрьма. На протяжении нескольких десятилетий на острова ссылались преступники, приговоренные по самым тяжким статьям. Отбыв срок, эти уголовники обычно оставались в Новой Каледонии, захватывали земли местных жителей, избивали и убивали аборигенов.

Вскоре в Новую Каледонию поехали и простые французы. Явочным порядком колонисты захватывали земли канаков и устраивали на них плантации кофе и кокосов. Работали на плантациях канаки. Формально это был вольнонаемный труд, по сути – классическоое рабство.

Во второй половине XIX века выяснилось, что в недрах Новой Каледонии находится множество полезных ископаемых. Французы понастроили шахты и принялись добывать никель, кобальт, хром, железо, свинец, марганец. Работали в шахтах опять-таки местные жители. Однако условия труда были таковы, что они умирали прямо на рабочем месте. Из-за нехватки рабочих рук колонизаторы провели операцию «Охота на черных дроздов», в ходе которой вывезли с соседних островов Новые Гебриды около сорока тысяч местных жителей. Всех их отправили в ново-каледонские шахты, где большинство и сгинуло.

Постоянный приток ново-каледонских полезных ископаемых сделал Францию к началу XX века одним из лидеров мировой экономики и позволил стремительно развивать новейшие технологии. На островах, однако, все обстояло печальнее. К началу XX века численность аборигенов составляла всего 21 тысячу человек. По сути, канаки Новой Каледонии находились на грани исчезновения.

Никаких прав у канаков не было, однако, по французским законам, им полагалось платить налоги, участвовать в общественных работах и безропотно отдавать свои владения белым людям. Аборигенов косили эпидемии завезенных из Европы болезней и подхваченный у французов алкоголизм. После нескольких восстаний аборигенов французская аминистрация выстроила резервации и стала загонять туда канаков на вечное поселение.

Только в 1946 году, на волне мировой де-колонизации, аборигены Новой Каледонии получили гражданство Франции – а с ним и кое-какие права. Однако параллельно острова стали полигоном нового социального эксперимента. Раздав гражданство канакам, власти метрополии одновременно организовали массовую миграцию на острова жителей соседних островов, а также выходцев из стран Азии.

Очень скоро в результате такой политики канаки из национального большинства превратились в меньшинство на своей собственной земле. Сегодня канаки составляют около 40% от всего населения Новой Каледонии. Они получили право участвовать в политических процессах, но воспользоваться им полностью так и не смогли. Большинство населения Новой Каледонии – европейцы и азиаты – до сих пор блокируют их инициативы. Прежде всего, «понаехавшие» ново-каледонцы единым фронтом выступают против отделения от Франции.

Обретение французского гражданства не решило проблем аборигенов. Земли, отнятые у них европейцами, так и не вернулись. Единственным социальным лифтом для нового поколения канаков оставалось образование.

За высшим образованием самые талантливые представители местной молодежи поехали в Париж. Там в 1950-60-е годы они познакомились со всем спектром левых теорий. Вернувшись домой, канакские выпускники французских вузов привезли с собой самые разные версии коммунизма, социализма, анархизма, национально-освободительного движения. На этой теоретической базе возникли партии, которые начали активную борьбу за независимость от Франции. Самым влиятельным среди них стал Канакский социалистический фронт национального освобождения (КСФНО).

Практически все национально-освободительные партии Новой Каледонии исповедовали ту или иную версию коммунизма или социализма. Особенной популярностью пользовалась на островах теория «меланезийского социализма», созданная на соседних Новых Гебридах пастором Уолтером Лини. Согласно этой концепции, социалистические убеждения были изначально присущи всем коренным меланезийцам. Сегодня, в своей борьбе против белых оккупантов, они должны просто вспомнить и применить свои традиционные ценности. «От человека – возможность делиться, человеку — по его нуждам» – так звучал главный принцип меланезийского социализма, подозрительно напоминающий «от каждого по способностям, каждому – по потребностям».

Борьба жителей Новых Гебрид против французских и английских колонизаторов, несмотря на ряд кровавых столкновений в 1970-е гг., ознаменовалась успехом. В 1980 году острова обрели независимость и стали Республикой Вануату.

Успех Вануату вдохновил канаков Новой Каледонии. В 1980-е острова бурлили от демонстраций, митингов и акций протеста. Радикалы из КСФНО вооружались и устраивали бунты. Однако освободиться от нео-колониального рабства ново-каледонцам было гораздо труднее, чем их соседям.

Английские и французские колонизаторы отпустили на свободу Новые Гебриды потому, что с них попросту нечего было урвать. Сегодня республика Вануату – одна из беднейших стран мира.

А вот Новая Каледония чрезвычайно богата природными ископаемыми. Особенно впечатляют месторождения никеля. С 23% всех разведанных запасов Новая Каледония занимает первое место в мире. И все это богатство приходится на 275 тысяч населения.

Акции канаков в 1980-е поражали своим размахом. Трагической кульминацией их восстаний стал в 1988 году захват радикалами из КСФНО 27 заложников, среди которых был французский судья и французские жандармы. Правительство Франции не пошло на переговоры. На острова высадился французский десант, освободил заложников и убил 19 канаков.

По итогам этих кровавых событий правительство Франции сделало несколько символических уступок ново-каледонским националистам. Однако годом позже лидер КСФНО Жан-Мари Тжимау и его заместитель были убиты. Национально-освободительные партии островов вошли в затяжной кризис. Сегодня КСФНО работает в составе Национального союза за независимость и агитирует жителей островов проголосовать за отделение от Франции на референдуме.

Казалось бы, идея канаков обрести независимость от Франции, национализировать недра, построить у себя меланезийский социализм и «запанувать» на просторе имела все шансы на успех. В 1987 году лидер КСФНО Жан-Мари Тжимау, сын племенного вождя и выпускник Сорбонны, даже представил в ООН проект конституции независимого государства канаков. Однако против независимости островов сплоченным фронтом выступили потомки французских колонизаторов и азиатских мигрантов. Они панически боялись, что, добившись успеха, аборигены попросту прогонят их с островов и национализируют все их имущество.

Ожесточение, с которым Франция сражается за свою бывшую колонию, объясняется и военными, и экономическими интересами метрополии. Острова Новой Каледонии являются для страны важной военно-морской базой. А дармовой никель, который Франция выкачивает из местных шахт, дает неоценимые преимущества ее высокотехнологичным отраслям, обеспечивая конкурентоспособность французского авиастроения, автопрома и космической отрасли.

Парадоксальным образом, страна первого мира развивает свои новейшие технологии, истощая недра своей нищей заморской территории. За полезные ископаемые Париж расплачивается с Новой Каледонией ежегодными дотациями. Острова целенаправленно загоняются в экономическую зависимость от Франции, чтобы жители боялись и думать о независимости. Сегодня страх потерять дотации – главный довод противников суверенитета.

То, что канаки сегодня являются меньшинством на родной земле, должно определить и исход референдума, назначенного на 4 ноября. Согласно опросам, только 34% жителей Новой Каледонии выступают за независимость от Франции. За этими цифрами – страх новых жителей островов перед их коренными обитателями.

Французская политика «разделяй и властвуй» отлично работает на островах. Это позволяет премьер-министру Эдуару Филиппу заявлять, что «государство остается строго нейтральным до дня референдума». Ручное население Новой Каледонии правильно проголосуеет и без его вмешательства.

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.