"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Независимый аналитик:Решит ли новое правительство Ирака проблемы отношений Багдад-Курдистан?

Независимый аналитик:Решит ли новое правительство Ирака проблемы отношений Багдад-Курдистан?

27 октября президент Бархам Салих объявил, что он разработал предложение по разрешению спора по Киркуку между Багдадом и Эрбилем. Не вдаваясь в подробности, он добавил, что его план сосредоточен на роли  этнических и религиозных групп в определении его судьбы, игнорируя интересы внешних игроков в дискуссиях о будущем города. Недавнее соглашение курдов, суннитов и шиитов о формировании национального иракского руководства — с президентом Салихом, Адилем  Абд уль- Махди в качестве премьер-министра и Мохаммедом Халбуси в качестве спикера парламента – разбудило  надежды среди многих иракцев на то, что нерешенные вопросы между Багдадом и Эрбилем могут быть разрешены, но сможет ли новое руководство это  выполнить в реальности?

После почти пяти месяцев послевыборной битвы и политической неопределенности иракцы в целом оптимистично относятся к успешному мирному демократическому переходу. Новое руководство положительно восприняли крупные политические партии, а также Вашингтон и Тегеран. Некоторые даже видят новое руководство «знаком того, что страна стабилизируется после четырех десятилетий хаоса и деления».

Несмотря на нынешний оптимизм, сохраняющиеся  проблемы между Багдадом и Эрбилем могут еще удивить иракцев новыми, потенциально дестабилизирующими конфликтами. Эти проблемы включают смягчение напряженности, вызванную референдумом  о независимости Иракского Курдистана, проведенным в сентябре 2017 года,  против которого выступал Багдад, нефтяной политикой и распределением доходов, ассигнованиями из федерального бюджета и спорными территориями, в частности, Киркуком. Что касается бюджета, то с 2003 года Региональное правительство Курдистана (КРГ) получало 17% от  годовых доходов  федерального  бюджета, но эта сумма была сокращена до 12,67% в бюджете 2018 года и предлагаемом бюджете 2019 года к  большому  неудовольствию курдов.

Если подлинная стабильность является целью  Ирака, необходимо решить давние проблемы страны. На первый взгляд, есть причины для оптимизма. Новый президент, как известно, является умеренным курдским лидером, который десятилетиями работал с шиитскими и суннитскими арабскими политиками. Премьер-министр Абдул Махди, который долгое время работал и сотрудничал с курдами, ранее занимал пост вице-президента, министра нефти и министра финансов в Багдаде, а спикер Салих(?- так в тексте- RiaTaza занимал пост заместителя премьер-министра в Багдаде и  премьер-министра Регионального правительства Курдистана с 2009 года к 2012 году. Оба они хорошо общаются с Вашингтоном, а также с Тегераном и основными политическими партиями в Ираке. Кроме того, оба лидера также являются хорошими друзьями, что должно стимулировать их совместную работу и сделать более примирительные подходы более вероятными.

Более того,о новом премьер-министре Ирака как о стороннике федерализма и другу курдистанского народа  недавно отозвался Масуд Барзани, лидер Демократической партии Курдистана (ДПК). Все это говорит о том, что у двух лидеров есть качества и опыт для управления политическими спорами между Багдадом и Эрбилем.

Однако еще рано говорить о том, дойдет ли новое руководство Ирака до  решения сложных задач. Первоначальные выводы  заключаются в том, что серьезные переговоры по проблемам Багдад-Курдистан вряд ли будут иметь место, поскольку их решение  находятся за пределами возможностей Салиха и Абдула Махди. Это связано не только с тем, что пост Салиха в значительной степени носит церемониальный характер, но также потому, что, в отличие от бывшего президента Джалала Талабани, ему не хватает поддержки своего избирательного округа, он не контролирует армию, и ему не хватает поддержки ДПК. Фактически, Барзани решительно выступает против Салиха, заявив, что не позволит Салиху ступить ногой в Эрбиль, если он станет президентом Ирака и что ему все равно, даже если  регион Курдистана расколется, управляясь в результате двумя администрациями.

Победа Салиха над предпочтительным кандидатом в президенты от ДПК на пост президента обострила напряженность между ДПК и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК), которые уже не согласились по ряду вопросов  управления иракским Курдистаном и связанными с этим социально-экономическими проблемами. В глазах ДПК ПСК уничтожил курдское единство в Багдаде, и президент Ирака, который всегда является курдом, не является представителем народа Курдистана. Это первый раз с 2005 года, когда две основные курдские партии оказались расколотыми  в Багдаде.

Отношения между ДПК и ПСК настолько напряжены, что некоторые наблюдатели задаются вопросом, может ли иракский Курдистан оказаться на грани гражданской войны? В сложившихся обстоятельствах усилия Салиха по проблеме Курдистана могут быть сорваны Барзани. Несмотря на то, что влияние Барзани было ограничено всенародным референдумом о независимости, его партия заняла первое место на выборах, состоявшихся 30 сентября, и поэтому останется главной правящей партией в регионе Курдистана.

Абдул Махди также имеет свои ограничения. Как и Салиху, ему не хватает своего избирателя, как и его предшественники, он оказался на посту  премьера  в результате компромисса, а это означает, что, пытаясь эффективно решать проблемы между Багдадом и Курдистаном , он недостаточно силен, чтобы игнорировать партии, которые его выбрали, Абдул Махди, политический инсайдер с 2003 года, был назначен премьер-министром главным образом потому, что он не представлял угрозы для основных партий,  которые, делая свой выбор, в первую очередь «голосовали  за преемственность».

Кроме того, решение нерешенных вопросов с Эрбилем, похоже, не входит в число очередных правительственных приоритетов. Скорее всего, на первое место  выйдут  более серьезные проблемы и задачи. Среди них — восстановление инфраструктуры, разрушенной в войне против исламского государства, и предотвращение возрождения экстремистской группы ДАИШ, обращение к народным жалобам на плохие общественные услуги, балансирование между влиянием и интересами Соединенных Штатов и Ирана и принятие значимых мер против  застарелой коррупции. Муктада аль-Садр, влиятельный шиитский священнослужитель и лидер блока Сайирун, самолично дал  годичный крайний срок  новому правительству для проведения реформ.

Курдский вопрос, скорее всего, будет отодвинут на второй план в ближайшие четыре года, потому что, в отличие от прежних лет, когда курды влияли на формирование правительства в Багдаде, их позиция в этом вопросе после референдума значительно ослабла.

И последнее по месту, но не по важности: некоторые из нерешенных вопросов между Курдистаном  и Багдадом являются глубоко укоренившимися структурными и конституционными вопросами, которые предыдущие правительства не смогли решить. Иными словами, даже если президент и премьер-министр будут хорошо настроены и будут сотрудничать друг с другом, у них мало возможностей для решения этих проблем. Соглашение о спорных территориях, продажах нефти и бюджетах требует широкого юридического и политического консенсуса среди основных политических партий, что выходит за рамки их возможностей и рычагов влияния и, следовательно, контроля новых лидеров. Поэтому  способности новых руководителей не должны переоцениваться. В этом плане они вряд ли смогут сделать больше, чем их предшественники.

Автор-Нахои Сайед, независимый аналитик по вопросам демократии в антагонистических обществах, уделяет особое внимание Ираку и Курдистану.

Al-Monitor     Перевод     RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.