"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Дэвид Романо: Разве курды менее националистичны, чем Запад?

Дэвид Романо: Разве курды менее националистичны, чем Запад?

На этой неделе американский белый националист напал на синагогу в Пенсильвании, убив одиннадцать среднего возраста и пожилых американских евреев во время субботней молитвы. Террорист Роберт Бауэрс считал, что евреи пытаются уничтожить «белую» расу в Америке, и стимулируют иммиграцию мусульман в страну. Его последняя онлайн-публикация перед нападением была сосредоточена на Еврейском обществе помощи иммигрантам (HIAS) — организации, первоначально созданной для оказания помощи еврейским иммигрантам в Соединенных Штатах, которое на протяжении нескольких десятилетий так же оказывало помощь иммигрантам любой расы или религии, включая многих мусульман.

Бауэрс писал, что «HIAS любит привозить в страну захватчиков, убивающих наших людей. Я не могу сидеть и смотреть на то, как меня убивают. Протрите свои очки, я вхожу». Это распространенный антисемитский и расистский мотив о том, что евреи используют чернокожих, мусульман и других, чтобы подорвать положение белых и христиан в Америке и Европе.

Нападение на синагогу происходит в то время, когда крайне правые, популистские и ксенофобские политические движения, похоже, наслаждаются чем-то вроде ренессанса во всем мире. От «Пегиды в» Германии (немецкая аббревиатура для движения «Патриотических европейцев против исламизации Запада») до Венгрии, Франции, Нидерландов, Великобритании, Норвегии и Америки, новые группы и политические партии со стороны агитируют за решительные действия по защите своих народов, традиций и культур от посторонних пришельцев.

Но такие как Роберт Бауэрс, представляют собой крайность даже для таких национал-ксенофобских групп. Боуэрс боится демографического упадка перед лицом «других» иммигрантов. Даже очень средние, ненасильственные и умеренные люди в Северной Америке, Австралии, Новой Зеландии и Европе все больше опасаются слишком большого количества иммиграции, приходящей слишком быстро — это означает, что люди разных национальностей, рас и религий приходят в число, превосходящее традиционно доминирующий этническую принадлежность, расу или религию в их стране.

Проблема фактически показывает, что многие либералы думали о том, что национализм распространенный в их странах, это миф. Согласно этому мифу, Америка, Франция и другие якобы практикуют «гражданский» или «доверительный» вид национализма, в котором принадлежность к нации определяется политическими убеждениями и принятием культуры этой страны, а не расовым, этническим происхождением или религией. Любой, кто лоялен к государству, может стать равноправным гражданином, тогда как в «плохих» национализмах такая принадлежность определяется по «принципу крови» — принадлежности определенной этнической, расовой или религиозной группе, обычно с момента рождения.

Этот миф будет живуч до тех пор, пока символические «другие» члены гражданских обществ никогда не станут слишком многочисленными и не будут угрожать превосходством реально доминирующей этнической группе в стране — или, как говорят немцы, «Штаатсфольк», что означает людей, на чьи идентичности, государство основано и функционирует. Немного иммиграции в сочетании с некоторой экономической незащищенностью и глобализацией, похоже, все, что нужно, чтобы разрушить этот миф. Такие страны, как Соединенные Штаты, Великобритания и даже Германия, пытались не принимать многих недавних иммигрантов по сравнению с прибывшими ранее, однако их политические системы теперь кажутся парализованными из-за страха перед слишком большим количеством новых прибывающих на их границах.

Напротив, если кто-то хочет взглянуть на группу, составившую относительно большое количество «других» за очень короткое время, нужно смотреть не дальше, чем на иракский (или южный) Курдистан. Приток беженцев и вынужденных переселенцев (внутренне перемещенных лиц) в результате агрессии так называемой террористической организации «Исламского государства» (запрещена в РФ) и гражданской войны в Сирии за несколько коротких лет довел долю «других» в Иракском Курдистане от «других» до более чем 25 процентов. Это означает, что каждый четвертый человек в регионе является недавно прибывшим — в основном арабов и христиан из других частей Ирака и Сирии. Новые прибывшие прибыли в период значительного экономического кризиса для Курдистана, когда крах цен на нефть и сокращение бюджета Курдистана Багдадом означали, что региональное правительство не могло даже выплачивать зарплату своим сотрудникам.

Несмотря на это, иракский Курдистан не пережил никаких нападений на беженцев или перемещенных лиц. Иракские курды, как и их этнические родственники в Сирии, по-прежнему приветствовали всех тех, кто нуждался в них, независимо от их религии или этнической принадлежности. Ни один из курдских лидеров не пустился в ксенофобские экзерсисы, которыми многие западные политические элиты грешили в эти дни. Напротив, они недвусмысленно настаивали на том, что беженцы и ВПЛ будут приниматься и находиться под защитой до тех пор, пока это необходимо. Можно было ожидать совершенно иного и гораздо менее либерального отношения к людям, само существование которых было отвергнуто турецкими и арабскими государствами, в которых они жили, и чей язык и культура были и остаются под угрозой.

Дэвид Романо

Rudaw Перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.