"Курдский народ

инстинктивно склонен

к демократии и уважению закона"

Мустафа Барзани

 

Что Турция надеется получить от убийства Хашоджи?

Что Турция надеется получить от убийства Хашоджи?

Президент Эрдоган хочет извлечь из трагедии геополитические дивиденды.  Сработает ли его  циничный гамбит?

С того момента, как появилось сообщение о том, что саудовский журналист Джамал Хашоджи исчез после входа в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле, выпуски   новостей подпитывались все более ужасающими сообщениями, со ссылкой на анонимных турецких чиновников и  СМИ о том, как Хашоджи, критик саудовского режима, встретился свою смерть.

По сообщениям, американские спецслужбы убеждены, что влиятельный в сегодняшней  Саудовской Аравии, наследный принц Мохаммед бин Салман, которого часто именуют аббревиатурой  MBS, в конечном итоге несет ответственность за убийство Хашоджи. Но правительство Турции, через своих должностных лиц и преданную прессу, поддерживало зловещий информационный фон, когда  каждая утечка, предлагала  все более ужасные доказательства убийства и участие в нем Саудовской Аравии.  Учитывая, что президент Реджеп Тайип Эрдоган обеспечил лояльность служб безопасности (путем увольнения или заключения в тюрьму любого подозреваемого в нелояльности) и средств массовой информации (путем закрытия независимых издании и заключения в тюрьму критически настроенных журналистов), представляется вероятным, что он лично контролирует ответ Турции на убийство Хашоджи. Но что он  будет делать дальше?

Для Эрдогана убийство Хашоджи – в любом случае возмутительная трагедия — представляет собой совершенно своевременную возможность. Турция сталкивается с надвигающейся экономической катастрофой в то время, когда отношения с Соединенными Штатами, Саудовской Аравией и большинством других потенциальных источников помощи  находятся в состоянии кризиса. Помимо размышлений о  захлестывающем страну долговом цунами, Эрдоган также стремился превратить Турцию в крупный региональный центр силы, но эти надежды были разрушенны серией событий на Ближнем Востоке.

Убийство Хашоджи  в Стамбуле неожиданно создало возможность  обойти эти неудачи или, по крайней мере, снизить их эффект. Эрдоган, умный и жестокий деятель, не собирается опускать руки. С его службами безопасности, обладающими доказательствами, которые, как представляется, связывают де-факто правителя Саудовской Аравии с этим преступлением, Эрдоган имеет идеальную возможность  для получения уступок от саудовцев. И учитывая, что администрация Трампа выстраивает  внешнеполитическую стратегию, которая зависит от сотрудничества с MBS, и что действия  Трампа предполагают вложения в защиту королевства, рычаги влияния Эрдогана на Саудовскую Аравию могут стать   рычагами влияния на Соединенные Штаты.

 Все сообщения о том, что у турецкой полиции есть запись об убийстве; что Хашоджи подвергали пыткам до того, как он был убит, что 15 саудовцев прибыли в Стамбул и уехали в день исчезновения, все новости на эту тему — это послание  Эр-Рияду и Вашингтону, гласящее: «Мы можем  создать  вам очень серьезные проблемы, но  мы можем и помочь».

Эрдогану нужно осторожно шагать. В лице Трампа и MBS он имеет дело с двумя могущественными и мстительными лидерами. Вот почему информация не поступает напрямую от Эрдогана. Вот почему он сделал примирительные шаги, публично предлагая провести совместное турецко-саудовское расследование. Любопытное совпадение –  в разгар кризиса вокруг Хашоджи, турецкий суд распорядился  выпустить американского пастора Эндрю  Брэнсона, чей арест в Турции стал  одним из величайших раздражителей в отношениях между Анкарой и Вашингтоном. Этот акт открывает путь к дальнейшим изменениям в отношениях США и Турции. И хотя Трамп настаивает на том, что два случая не связаны друг с другом, но момент, когда они произошли, говорят об ином .

Так что же Эрдоган надеется получить от всего этого? Потенциальные выгоды огромны.

Самая непосредственная выгода есть для экономики Турции. Лира потеряла 40 процентов своей стоимости, инфляция взлетела до 15-летнего максимума, и массивные  выплаты по долгам  должны очень скоро произойти. В обмен на смягчение тона ее критики Турцией  и согласие с дипломатическим решением кризиса вокруг  Хашоджи  Саудовская Аравия, возможно, захочет увеличить свои инвестиции в Турцию и, возможно, поможет рефинансировать долг. США могут также помочь.

Катар, на сторону которого Эрдоган встал в конфликте этого эмирата с Эр- Риядом, согласился помочь. Но его предложение в размере 15 миллиардов долларов составляет менее 10 процентов от предназначенных к выплате долгов.

Отстаивая справедливость в отношении Хашоджи, Эрдоган может «почистить» свой запятнанный имидж. Человек, который подавил все несогласие у себя дома, теперь может претендовать на роль  борца за верховенство закона, страна-мировой лидер, по количеству журналистов, заключенных в тюрьмы, похоже, возглавит поиски  убийц журналиста.

 И не важно, что, подобно Эрдогану, Хашоджи был сторонником политического ислама. Эрдоган сейчас очень тонко укрепляет свою позицию в поддержку исламистской политики, но он также может снизить негативный эффект, от своей  пропаганды в поддержку «Братьев-мусульман», которую он открыто вел, несмотря на непримиримую антипатию Саудовской Аравии к этой  группе. Когда  же все закончится, Эрдоган, помогая MBS найти выход из кризиса, мог бы улучшить свои ухудшившиеся  отношения с Саудовской Аравией.

 А как насчет Вашингтона? Связи с США также негативно затронуты  серией решений Эрдогана и двусторонних разногласий, включая тюремное заключение граждан США и турецких служащих  консульства  США, брутальное поведение телохранителей Эрдогана в Вашингтоне и продолжающиеся требования Турции о  выдаче проповедника Фетхуллаха Гюлена, обвиняемого в организации государственного переворота два года назад. Но  теперь есть возможность перевернуть страницу, улучшить отношения и, возможно, убедить США вести себя по-другому, в зависимости от того, насколько администрация Трампа хочет помощи Эрдогана по делу Хашоджи.

Одним из ключевых стратегических разногласий между Анкарой и Вашингтоном является их взгляд на сирийскую войну. Турция хочет, чтобы США прекратили поддержку сирийских курдов, а последние   покинули  бы стратегически важный сирийский город Манбидж.

Поэтому было любопытно, что, когда на этой неделе госсекретарь Майк Помпео отправился из Эр-Рияда в Анкару, чтобы обсудить вопрос Хашоджи,   в повестке переговоров оказалась…Сирия. После короткой встречи Помпео с министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу, а также начальником национальной разведки Эрдогана и главным советником президента, Човушоглу сказал журналистам: «Мы проинформировали США о важности применения дорожной карты по Манбиджу». Турки, похоже, были довольны тем, что они услышали от Помпео.

«Хотя это была краткая встреча, — добавил шеф турецкой дипломатии, — она было полезной и эффективной».

В конце концов, Саудовская Аравия и США найдут способ спасти отношения. Турция это знает. Эрдоган понимает, что это ключевая задача для Вашингтона. Он также понимает, что в его руках ценные карты. В пик этого ужасного момента с высоким уровнем глобальных интриг и маневрирования, Турция может выиграть на том, что является, бесспорно, большой трагедией и ужасным преступлением.

Автор- Фрида Гитис, журналист-международник, колумнист газеты WashingtonPost (той, где работал Джемал Хашоджи).

Politico       Перевод   RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи