"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

Эксперт: Военная индустрияТурции и курды

Эксперт: Военная индустрияТурции и курды

Кража сама по себе является преступлением,  но  если она  принимает хронические формы, то становится  профессией. А  когда это происходит на государственном уровне, и жертвой становится все общество, то это уже политика. Для самих воров важно умело  спрятать кражи под ковер  и провести ребрендинг этого понятия.

 В случае давно правящей Партии справедливости и развития Турции (ПСР)  политика институционализирования и узаконивания кражи   подается массам как «служение» (на турецком языке, hizmet). Эта идея государственного служения используется, чтобы запутать правду и оправдать  существующий  режим. В этом контексте  главным тактическим действием неолиберального турецкого правительства является «мистификация».

Исламистский режим ПСР построен на «экономике фаворитизма». Одним из важнейших столпов экономики фаворитизма, основанного на ренте, несомненно, является оборонная промышленность. Турецкое правительство, с одной стороны, изображает себя как «мирных исламистов», но, с другой раздает гражданам оружие чуть ли не в подарок и постоянно совершенствует новые виды вооружений, для краткосрочного использования в различных агрессивных кампаниях внутри Турции и за ее пределами, при этом все время хвастаясь своей «добродетелью». В то время как общество, особенно курды, ждут голубя мира, на небе  вместо них барражируют последние модели беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), вертолетов и других образцов военной авиации. Курды чувствуют этот милитаристский кнут, что называется  собственным телом, и курды, живущие под турецким правлением, сегодня видят мало причин для надежд на мир.

Лидеры внутри и за пределами Турции утверждают, что это оружие будет использоваться для борьбы с «терроризмом» и обеспечения мира для граждан страны. Однако пока это оружие используется только против курдов; действительно, первое испытание вооруженного БПЛА было проведено в курдской деревне  Хаккари, и оно было «успешным», поскольку в результате  был убит невинный крестьянин. Почему эти эксперименты не проводятся в Трабзоне, Айдыне или Аксарае? Почему они проводятся особенно в курдских городах? Точно так же, как кемалистские турецкие администрации рассматривали курдов как «недочеловеков», достойных покорения или ликвидации, нынешние исламистские правители Турции сегодня также используют своих мусульманских братьев курдского происхождения в качестве объектов для смертоносных испытаний, подневольных участников многих экспериментов.

Кто производит эти передовые технологические вооружения и боеприпасы для турецких вооруженных сил? Неудивительно, что производители являются субъектами, близкими к правительству ПСР. Например, Байкар А., компания любимого зятя Эрдогана Сельджука Байрактара, производит БПЛА. Albayrak Group, компания Berat Albayrak, другого зятя Эрдогана (которого, по некоторым сведениям, Эрдоган прочит себе в преемники), также является игроком в этой прибыльной и смертельной игре. TUMOSAN, одна из дочерних компаний Albayrak Group, участвовала в производстве танков Аltay BMC Group, принадлежащая Эсему Санджаку (другому  близкому соратнику Эрдогана), начала производство  этих танков. Кроме того, BMC Group, как сообщается, работает с немецкой компанией Rheinmetall по модернизации танков Leopard, некоторые из которых использовались в турецкой кампании агрессии против Aфрина.

Исторический город Конья следует упомянуть в любом обсуждении оборонной промышленности. В этом знаменитом городе, наиболее известном как  место последнего упокоения суфийского поэта 13-го века, ученого, богослова и мистика Руми, планируется создать оружейный завод  с инвестициями в 300 миллионов турецких лир под патронажем Konya Defense Industry Inc. Исламистский режим Турции превратил это духовное пространство в центр производства оружия. Конья, знаменитая  танцами последователей  суннитского тариката «Мевлеви», широко известных как «крутящиеся дервиши» (на турецком языке, «семазены»), выделяющиеся своими  высокими коричневыми фесками и развивающимися белыми одеждами, теперь станет основным местом  для производства инструментов массового убийства. Случай Коньи является проявлением  эволюции  турецких политических исламистов от  религиозной идеологии до крайней враждебности и жажде прибыли, и  крови. Сегодня текстильная фабрика Konya Eregli, холдигна Berat Albayrak,  обеспечивает 40% обмундирования для турецкой армии. Благодаря таким бизнес- проектам, мы видим, как правительство финансирует само себя.

 Ничем не ограниченное кумовство в исламистском правящем классе Турции ранее легко можно было увидеть в строительном секторе. После бума в строительстве, теперь торговля оружием стала новым главным направлением коррупционной активности  правящей партии. Как и в любом бизнесе, важно создавать и поддерживать потребительский рынок для продукции. Поэтому, сирийская гражданская война стала просто находкой. Джихадистские организации, такие как ДАИШ  и  другие исламистские группировки, некоторые из которых сейчас сражаются под знаменем так называемой «Свободной сирийской армии  (FSA), были лояльными потребителями турецких вооружений годами. Многие из них восхищались Эрдоганом в течение многих лет, и теперь они, по-видимому, стремятся свергнуть режим Асада в Сирии, а также изгнать курдов из их отчих домов в Сирии. Национальная разведывательная организация Турции (MTI) была поймана на отправке грузовиков, наполненных товарами военного назначения  джихадистам в Сирии. Действительно, Турция начала функционировать как транспортный узел и спасательный круг для джихадистов с начала гражданской войны в Сирии, и поэтому  не случайно, что джихадисты, поддерживаемые Турцией, стремятся не только создать драконовскую форму государства, вдохновленную их экстремистскими толкованиями ислама, но и стремиться избавить регион от Кобани в Сирии до Синджара (на курдском, Шангала) в Ираке всех «неверных» курдов (включая мусульман и немусульман).

Режим Эрдогана,  продолжающий причинять боль и страдания коренному курдскому населению  регионе, продемонстрировал это еще раз недавней бомбардировкой и вторжением в Африн, ранее оазис мира на северо-западе Сирии,  обеспечивавший убежище многим десятки тысяч внутренне перемещенных сирийцев. Должностные лица турецкого государства с гордостью заявили, что 90% оружия, используемого в этой кампании неспровоцированной агрессии, было получено из Турции. Эта военная кампания, цинично названная операцией «Оливковая ветвь», принесла смерть, разрушение и продолжающийся террор для народа Африна,  прежде удачно наслаждавшегося,  относительным спокойствием в разгар гражданской войны в Сирии. Международное сообщество умолчало о том, что вооруженные силы Турции и их союзники-джихадисты неизбирательно использовали  военную силу против народа Африна, не только против вооруженных подразделений  безопасности, защищающих город, но  и гражданского населения. Турция, в конечном итоге, достигла  двух своих основных целей: (1) расширение влияния джихадистских сил в Сирии и (2) насильственное перемещение коренного курдского населения района — с конечной целью  изменения демографии региона и полного устранения курдского присутствия в нем. Десятилетия назад, когда другой диктатор, движимый националистическим шовинизмом, начал кампанию массового убийства курдов, он также использовал религиозный язык, чтобы оправдать свои преступления против человечества. Конечно, я имею в виду иракского диктатора Саддама Хусейна, который в 1980-х годах провел многоэтапную кампанию массовых убийств и вытеснения иракских курдов, назвав ее операцией «Анфал» (Трофеи), заимствовав это название у одной из  сур Корана. Мир молчал, и  операция «Анфал» проводилась на протяжении многих лет. Международное сообщество было столь же  же молчаливо во время агрессии против курдов Африна.

По словам Катипа Челеби, одного из ведущих  историков и писателей Османской империи, в то время как поседение  волос и бороды является признаком того, что человек стареет, склонность к украшательству является признаком наступления старости. В этом контексте страсть к роскоши, к войне и военная политика турецкого государства, направленная на то, чтобы причинить курдам только боль и страдания, уничтожить курдов как личностей и ликвидировать любые  признаки самоуправления, указывают лишь на неизбежный конец подобных действий.

Об авторе- Конан Исмет, курдо-турецкий журналист и историк. Изучал журналистику в Стамбульском университете и российскую историю в МГУ. Его докторская диссертация посвящена внешней политике Турции в годы гражданской войны в России (1918-1922гг).

Публикация Kurdish Washington Institute  /dckurd.org/2018/10/23/the-turkeys-defense-industry-and-the-kurds/

Курдский институт в Вашингтоне- информационно –аналитический центр, основанный во время проживания в США известным курдским политическим деятелем, экс-губернатором Киркука Наджмаддином Каримом.

Об авторе

Neo

Похожие записи