"Очень трудно найти народ,

который на своей национальной

территории жил бы так долго..."

М.С.Лазарев о курдах

 

«Только через мой труп»: Бафел Талабани исключает возможность гражданской войны между ДПК и ПСК

«Только через мой труп»: Бафел Талабани исключает возможность гражданской войны между ДПК и ПСК

Бафел Талабани, сын покойного лидера и основателя Патриотического союза Курдистана (ПСК) Джалала Талабани, говорит, что его партия и Демократическая партия Курдистана (ДПК) должны «решить свои вопросы политически», а не прибегать к «сценарию конца света» гражданской войны.

В интервью, опубликованном на прошлой неделе государственным телеканалом Катара «Аль–Джазира» в понедельник, Талабани спросили, может ли нынешняя напряженность между двумя крупнейшими партиями Курдистана перерасти в вооруженный конфликт, подобный которому опустошил регион в 1990-х годах.

«Только через мой труп», — ответил он, добавив — «А над трупом много-много курдов».

«Это просто не то, что произойдет. Я думаю, что никто не хочет этого делать. Те дни давно прошли. Мы по-прежнему расплачиваемся за этот внутренний конфликт. Курды не будут, не должны и абсолютно не должны иметь права убивать курдов. Мы должны быть в состоянии решать вопросы политически. Я думаю, что это абсолютный сценарий конца света. Каждый курд с одной клеткой мозга будет делать все, что в их силах, чтобы этого никогда не произошло, и я не думаю, что это произойдет», — пояснил он.

На протяжении значительной части интервью Талабани преуменьшал сохраняющиеся разногласия между двумя сторонами, которые – после первоначального периода тесного сотрудничества — резко ухудшились из-за вопроса выбора иракского президента.

С 2005 года пост президента Ирака всегда занимал курд – в частности, член ПСК – сначала Джалал Талабани, затем Фуад Масум.

Будучи крупнейшей курдской партией, возникшей после парламентских выборов в Ираке 12 мая, ДПК заявила, что на этот раз она имеет право занять пост президента, выдвинув на этот пост Фуада Хусейна.

Тем не менее, вместо того, чтобы выдвинуть одного курдского кандидата на эту должность, ПСК настаивал на своей кандидатуре – Бархаме Салихе. Поставленный на голосование в иракском парламенте кандидат от ПСК выиграл с большим отрывом. ДПК назвала это предательством.

«На этом пути были небольшие разногласия, но, возможно, не такие большие, как это показано в средствах массовой информации. Мы считаем, что действительно не было достаточно времени, чтобы принять решение. Раньше у нас был стратегический союз с ДПК, который заключался в том, что у ДПК будет – или у одной из сторон – региональный президент, а взамен у другой стороны будет президент в Багдаде. Это осложнило ситуацию, когда должность президента на севере была приостановлена. Поэтому, полномочия президента были распределены между премьер-министром и некоторыми другими местами. В результате, как ПСК, мы оказались в затруднительном положении при выборе президента вместе с ДПК. Итак, то что мы хотели сделать, так это заключить какую-то договоренность, где д-р Бархам [Салих], кандидат от ПСК, стал бы кандидатом от курдов в целом. К сожалению, не хватило времени, чтобы провести эти переговоры с ДПК. В итоге обе партии отправились в Багдад с двумя разными кандидатами. Это меня очень огорчило, потому что я бы предпочел, чтобы курды приняли свои собственные решения перед поездкой в Багдад», — объяснил ситуацию Талабани.

Талабани, тем не менее, сказал, что часть вины за недавние ошибки лежит на его партии.

«У ПСК были внутренние проблемы. Мам Джалал [Талабани] заболел, а затем, к сожалению, скончался. У ПСК было много вопросов между собой, вопросы доверия, вопросы направления, вопросы единства. И из-за этого было очень трудно заключать конкретные и стратегические сделки с ДПК и Горран. Но теперь более сплоченный и единый ПСК может заключать соответствующие соглашения и союзы со всеми политическими партиями, которые ему необходимы», — добавил он.

Талабани сказал, что он «оптимистично настроен» в отношении будущих партнерских отношений с ДПК, настаивая на том, что их дружба «очень глубока».

«Некоторые из людей, которых я больше всего уважаю политически, и поскольку они являются членами ДПК, такие люди, как Нечирван Барзани, очевидно, сам Кяк Масуд [Барзани], Кяк Масрур [Барзани]», — сказал он.

Другой темой, которой было уделено особое внимание в интервью, был вопрос о том, что думает ПСК о курдской независимости через год после референдума.

Референдум 25 сентября 2017 года, инициированный курдским лидером Масудом Барзани, дал Эрбилю огромный мандат на переговоры об отделении Курдистана от Ирака. Хотя ПСК поддержал референдум, тем не менее он с осторожностью высказывался о его сроках проведения.

После референдума иракские силы и поддерживаемые Ираном шиитские военизированные формирования выдвинулись в Киркук и другие районы, спорные между Багдадом и КРГ. ПСК обвинили в переговорах о выводе сил Пешмерга под его командованием, оставив Киркук беззащитным.

В своем интервью Талабани признал, что у курдов есть аппетит к независимости, но сказал, что достичь ее «в одностороннем порядке» и в нынешних условиях нереально. Власть, по его словам, принадлежит Багдаду.

«Я не думаю, что о независимости не может быть и речи, и я не думаю, что это вопрос, который нужно решать сейчас. У нас так много текущих проблем, у нас так много вопросов, которые мы должны преодолеть», — сказал он.

«Мы должны быть частью Ирака, сила региона пока для нас — через Багдад. И я думаю, что каждый курд хочет независимого Курдистана, но реальность такова, что это не может произойти в одностороннем порядке.

«Багдад и некоторые из соседних стран должны согласиться с этим, и мы должны сделать движения к этому очень тщательно продуманным дипломатическим образом», — заключил он.

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи